Томоко кокетливо посмотрела на своего кавалера и спросила:

— Ты мне завтра позвонишь?

— Конечно.

Она написала на листочке номер телефона и добавила:

— В шесть часов, ладно?

Судя по номеру, это было где-то в районе порта, там есть и деловые кварталы, и жилые, причем весьма фешенебельные.

— Это домашний? — спросил Нино.

— Нет, служебный.

— Так ты работаешь?

— Послушай, я ведь не выспрашиваю у тебя, кто ты и что.

— Пожалуйста. Я…

— Стоп. Давай обойдемся без вопросов и ответов. По-моему, так будет романтичнее. Не считаешь?

— Пожалуй. Согласен.

На прощанье Томоко еще раз попросила его позвонить завтра в шесть.

Нино долго ломал голову, кем может быть его новая знакомая. Судя по одежде, она не из обычного учреждения или фирмы. Разве что из модного ателье или чего-нибудь в этом роде.

На следующий день, не особенно надеясь на успех, он позвонил по написанному на листке телефону. Томоко взяла трубку сама и обрадо-ванно воскликнула:

— Здорово, что ты позвонил! Я, честно говоря, даже не ждала.

— Почему?

— Мужчины так часто меня обманывали. И потом, я ведь вчера первая подошла к тебе. Ты, наверное, подумал: «Вот нахальная девка, сама на шею вешается». Подумал, да?


— Нет, я думал, что это я показался тебе нахалом. Томоко тихонько рассмеялась.

— Я бы хотела снова встретиться с тобой.

— Я тоже.

— Но сегодня я занята. Завтра вечером, хорошо?

— Идет. Когда и где?

— Ты мне позвони в восемь.

Назавтра они поужинали вместе в ресторане. Нино не раз видел вывеску этого заведения, но внутрь попал впервые. В жизни он не видал такой роскоши: ноги тонули в мягчайших коврах, глаза слепли от сияния умопомрачительных люстр и канделябров. Однако его спутница, судя по всему, чувствовала себя среди этого великолепия как дома: небрежной походкой пересекла зал, едва удостоила взглядом меню и уверенно сделала заказ. Нино понял, что она не рисуется перед ним, а действительно бывает здесь частенько.

Принесенный бульон не показался ему каким-то особенным, но Томоко заявила, что здешний шеф-повар — просто волшебник.

— Слушай, кем ты все-таки работаешь? — не выдержал Нино. — Я же ничего о тебе не знаю, кроме имени, так тоже нельзя. Ты не думай, я и о себе расскажу…

— Не будем говорить на эту тему.

— Да, но…

— Ты позвонишь завтра?

— Конечно. И завтра, и каждый день.

— В пять, хорошо? А если меня не будет, то в семь. Только обязательно позвони.

— В пять и в семь? А в другое время?

— В другое время ты меня не застанешь.

Нино ничего не оставалось, как смириться. Как и было велено, на другой день он позвонил в пять. Томоко оказалась на месте, но говорила с ним как-то странно.

— Привет, это я, — сказал он.

— Рада вас слышать, — официальным тоном ответила она, — но сейчас я очень занята. Позвоните, пожалуйста, попозже.

— В семь, да?

— Будет исполнено. Всего вам доброго. И повесила трубку.

Она разговаривала с ним как с посторонним — должно быть, рядом кто-то был.

Поскольку Нино знал только номер телефона, он не имел ни малейшего понятия, что это за странное место работы, и терялся в догадках.

Он мысленно представил, как сливается с Томоко в поцелуе, и решил, что пора положить этим загадкам конец.

Первым делом он позвонил на телефонный узел и, назвав номер, спросил, на кого он записан. Ему суровым голосом ответили:

— Согласно закону, подобная информация содержится в тайне. Если б он знал адрес, тогда можно было бы определить абонента

по телефонной книге. Но адреса Нино не знал, а на телефонном узле ему дали от ворот поворот.

Однако отступать он не собирался, наоборот, первая неудача его только раззадорила. Нино уже был готов пролистать всю телефонную книгу от первой до последней страницы, хотя эта затея вряд ли была осуществима, но, к счастью, вспомнил о своем приятеле, Харудзаки, который работал в полиции. Выслушав просьбу влюбленного репортера, Харудзаки покрутил головой:

— Узнать-то можно, полиции они скажут, но это нарушение закона.

— Что, никак нельзя? — упавшим голосом спросил Нино. Однако приятель не спешил с ответом.

— А зачем тебе это нужно?

— Понимаешь, ты будешь смеяться, но я люблю эту девушку.

— Ха-ха-ха, — с серьезным видом ответил Харудзаки. В семь часов Нино снова набрал заветный номер.

— Извини, что я с тобой так разговаривала, — сказала Томоко.

— Ерунда. Рядом была какая-нибудь важная персона, да? Томоко только рассмеялась в ответ.

На этот раз они гуляли в парке и расстались глубокой ночью. В тот вечер он обнял и поцеловал ее. Ореол загадочности, окутывавший Томоко, действовал на Нино возбуждающе; пока он сжимал ее в объятиях, она была реальна, но стоило ей уйти, и девушка словно скрылась за завесой тайны. Нино чувствовал, что начинает терять рассудок.

На следующий день, то есть в день убийства, он должен был позвонить ей в девять. Однако прежде его позвал к себе Харудзаки и молча протянул листок бумаги. Там был адрес и название «Звезда».

— Спасибо, Хару, прямо не знаю, как тебя благодарить.

— О чем это ты, в толк не возьму… — хитро улыбнулся Харудзаки.

Изучив подробную карту города, Нино установил, что по данному адресу находится отель «С». Впервые загадочный образ Томоко приобрел для него конкретные черты.

В девять часов, во время игры в маджан, он позвонил Томоко. Она вновь говорила с ним словно с клиентом или деловым партнером. («Вы совершенно правы, но в настоящее время это никак невозможно».)

— Ну а когда? — спросил Нино.

— Вот и прекрасно. До свидания, — услышал он в ответ и вслед за тем — гудки.

Такой конец разговора его несколько обидел. «Сделаю-ка ей сюрприз», — решил Нино.



Он ушел из пресс-клуба и отправился в отель, собираясь проверить, действительно ли там располагается контора фирмы под названием «Звезда», а потом позвонить еще раз.

Два нижних этажа в «С.» сдавались в аренду различным офисам, номера для постояльцев начинались с третьего этажа. Дверь с табличкой «Звезда» Нино обнаружил на втором, но она была заперта. Он уже двинулся по коридору к лестнице, когда к двери «Звезды», слегка пошатываясь, подошел высокий мужчина лет тридцати и взялся за ручку. Однако, заметив, что на него смотрят, незнакомец поспешно отскочил от двери и чуть ли не бегом скрылся за поворотом коридора.

Нино повернулся было, но тут запертая дверь конторы вдруг распахнулась, и оттуда выскочила немолодая полная дама в шикарном кимоно и с сумочкой крокодиловой кожи в руке. Она мельком взглянула на Нино — взгляд ее пылал гневом — и прошествовала к лифту.

Спустившись в вестибюль, он набрал номер услышал, как мужской голос ответил: «Звезда». Я вас слушаю.

Нино, довольный, повесил трубку. Харудзаки его не подвел. Некоторое время он просидел в кафе на первом этаже, обдумывая, как быть дальше. В это время поднялся шум, и Нино услышал, что в пятьсот пятнадцатом совершено убийство, погибла знаменитая Йоко Минэ.

Все эти подробности я вытянул из Нино уже потом, в редакции, а сначала я понял только, что у парня было свидание с секретаршей актрисы и по стечению обстоятельств именно в это время Йоко Минэ встретила свой смертный час. Я с удовольствием прочитал бы своему юному коллеге небольшую лекцию о разборчивости в знакомствах с девушками, да, жаль, времени не было.

3

Я лишь одним глазом успел осмотреть место преступления., однако и этого было достаточно, чтобы с полной уверенностью утверждать: убийство совершено не с целью ограбления. Как известно, мотивы убийства бывают самые разные. В одном труде по криминалистике я прочитал, что чаще всего убийства совершаются из ненависти (23 %), затем — по причинам любовного свойства (18 %), а корысть занимает в этом списке лишь третье место (15 %).

— Ну, и что же тебе удалось узнать у секретарши Йоко Минэ? — спросил я.

— Я успел перекинуться с ней всего несколькими словами. Пришли полицейские и увели ее для беседы. Я выяснил только, что толстуха, выскочившая тогда из «Звезды», — жена типа, с которым у актрисы был роман.

— Кто он?

— Некий Кодзо Симотани, один из совладельцев этого отеля. Жену зовут Кацуё. Томоко говорит, ужас до чего ревнивая. Кажется, она торопилась застукать своего благоверного в пятьсот пятнадцатом на месте преступления. Видимо, она и убила Йоко.

— Это твоя красотка так считает?

— Нет, мы не успели с ней поговорить на эту тему.

— Значит, ты сам сообразил?

— Сам, — гордо кивнул Нино.

— Ну и дурак.

Нино захлопал глазами.

— Почему «дурак»? Труп Йоко Минэ обнаружил коридорный, а перед этим он видел, как Кацуё выбежала из пятьсот пятнадцатого явно не в себе.

— Но ведь это было до того, как ты увидел ее выходящей из «Звезды»?