— Но я должна вызвать «скорую» тебе, — настаивала Ким.

Снаружи послышался визг колес, доказывая правоту Джерри. Да, Кармен ужасна, она думала лишь о себе, ее снедала страсть к наживе. Но Ким все равно сожалела о ее смерти. Хотя больше всего она переживала за отца. Тот умрет от горя, когда узнает о смерти жены. Ким молилась о том, чтобы его слабое сердце справилось с такой утратой.

— Нет, — поспешно произнес Джерри, прервав поток ее мыслей, — я выполнил задание. И возвращаюсь обратно.

Глаза Ким наполнились слезами, она перестала видеть что-либо вокруг.

— Не плачь обо мне, — мягко уговаривал он ее. — Я многое понял, пока был с тобой. Я люблю тебя, Ким.

Рука Джерри стала слабеть, и Ким сжала ее сильнее, будто пытаясь удержать его.

— Пожалуйста… — молила она сдавленным от переполнявших ее чувств голосом. — Пожалуйста, не уходи.

Ким коснулась золотой брошки на груди. И вспомнила, что он говорил о своем желании защитить ее.

Вдруг она услышала голос, говорящий с ней откуда-то изнутри. Он как будто уверял ее, что Джерри все время говорил ей правду. И впервые Ким поверила.

Но почему внутренний голос не говорил с ней раньше? Она бы иначе распорядилась тем немногим, что было отпущено им обоим. Она полюбила Джерри всем сердцем. И едва поняла это, как его забирают у нее. Что за жуткая несправедливость!

Но нечего жалеть себя, теперь не время. Она вытерла слезы. И вдруг увидела, что глаза Джерри потихоньку закрываются.

— Вот ты и заслужил свои крылья. — Ким не сомневалась, что он будет достойно носить их.

Его ресницы дрогнули, и глаза вновь открылись. Затуманенный взор остановился на ней.

— Я бы отдал их за один только день с тобой… — Сказав так, он обмяк на руках Ким. По щекам у нее покатились слезы, и боль потери заполнила душу.

В следующий миг призрачное сияние отделилось от его тела, на секунду зависло под потолком и испарилось.

Теперь Ким не сомневалась, что через пятьдесят лет они увидятся вновь. Сердце подсказывало это Джерри послал весточку. Но все же горе ее оставалось безутешным.

Крик отчаяния вырвался у нее.


— Мои поздравления, Джаред. — Нахум тяжело поднялся вместе со своими огромными крыльями с трона, увитого плющом, и протянул руку. — Тебе есть чем гордиться.

Джерри ответил на приветствие. Но против ожидания радости не почувствовал. К чему победа, она пуста и бессмысленна, если рядом нет Ким. Ему вспомнились его же слова о том, что пятьдесят лет пролетят как одно мгновение. Но он уже понял — и мгновение может длиться вечность.

— Однако, — продолжал Нахум, — в твое задание входило лишь спасти ее, а не жертвовать собой.

Джерри не ответил. Мыслями и чувствами он был далеко отсюда.

— Ну да ничего, — великодушно заметил босс. — Сейчас же отправляйся за крыльями. Ты посвятил всего себя исполнению порученного дела. Мы тут посовещались с комитетом по назначениям и решили, что ты заслужил большего, чем начальный уровень. Теперь можешь считать себя хранителем среднего звена. — Нахум широко улыбнулся.

Надо бы поблагодарить босса. И бурно порадоваться такому невиданному продвижению по службе. Джерри ведь собирался обратиться к Нахуму с одной просьбой. А если шефа огорчит его унылое настроение, вряд ли тот исполнит ее.

— Я бы скорее расстался с крыльями, чем с Ким на целых пятьдесят лет, — вдруг вырвалось у Джерри.

— Со своей подопечной? — Как и следовало ожидать, Нахум безмерно удивился такому заявлению. — Это так необычно, — задумался он. — Да и не в наших правилах…

Джерри почтительно, но твердо заявил:

— Вы же знаете… я никогда не следовал правилам.

Нахум подошел к большому ящику и включил его, нажав на кнопку.

— Вот дела, а я-то думал, такой только у Верховного, — удивился Джерри.

— Когда Он получил доклад о твоем задании, — пояснил Нахум, — то настоял, чтобы у меня тоже был такой, для наблюдения за твоими действиями.

Изображение, возникшее в ящике, показало красивую темноволосую женщину, которая оплакивала тело, еще недавно принадлежавшее Джерри. Ким подняла лицо, покрасневшее и все в слезах.

— Я заклинаю вас, не забирайте его у меня! — взывала она, качая безжизненное тело на руках. — Я люблю его. Пожалуйста, не надо.

Нахум явно расчувствовался от такой душераздирающей сцены. Он выключил изображение и, совладав с собой, заметил:

— Перед тем как отправиться на Землю, ты сам сказал, что пятьдесят лет пролетят как одно мгновение. — И подмигнув, добавил: — Ты уверен, что не можешь поскучать немножко?

У Джерри замерло сердце. Он испытующе вгляделся в лицо Наблюдателя. Предлагая крылья в обмен на Ким, Джерри знал, что он первый такой. Но попробовать стоило. Нахум вовсе не слыл шутником. Если и сейчас говорит серьезно, то Джерри, ничуть не жалея, пожертвует крыльями. Они ничто в сравнении с тем временем, которое он проживет вместе с Ким.

— Тебе незачем отказываться от крыльев, — объявил ему Нахум. — Ты заслужил их, Джаред, и потому носи.

Наблюдатель хлопнул в ладоши. Джерри заметил новую золотую полосу, украсившую его одеяние. Значит, Нахума наградили повышением за тот риск, что он взял на себя, давая ему задание.

— Твои крылья подождут тебя здесь, пока ты будешь на Земле в теле Джеральда.

О такой милости Джерри и не мечтал. Он едва не запрыгал в восторге, готовый броситься на шею зануде боссу, оказавшемуся таким душкой. Но тут же угомонился, вспомнив об одном невыполненном обещании.

— И еще… Я хочу замолвить словечко за тетю Ровену.

Нахум кивнул с важным видом.

— В ее деле запишут.

Не успел Джерри поблагодарить босса, как его вмиг поглотила воронка, в бешенном круговороте смешав время и пространство.

Очнулся он от капельки, упавшей ему на щеку. Открыв глаза, Джерри увидел лицо своей возлюбленной. Ее глаза покраснели и опухли, но для него она по-прежнему оставалась самой красивой.

— Джерри! — вскрикнула Ким, обнимая его. — Я уж думала, что больше не увижу тебя.

Обхватив ладонями лицо девушки, Джерри притянул ее ближе и, не обращая внимания на жгучую боль в груди, приподнялся и поцеловал Ким.

— Верь мне, милая, я буду с тобой до самого конца.

— Я верю. — Голос Ким дрогнул.

Джерри не сомневался в ее словах. Теперь они будут любить друг друга свободно, без оглядки. И тень Джеральда больше не нависнет над их чувством.

— Я люблю тебя, — прошептал он, — и готов просить твоей руки хоть до последнего своего вздоха.

Ким улыбнулась. Сияя от счастья, она поцеловала его и, слегка качнув головой, ответила:

— Кто я такая, чтобы отказаться от мужа, посланного небесами?