— Он что — мертвый? — спросил Бранко у девушки, которая стояла рядом с сушилкой.

— Нет, — ответила она и едва заметно улыбнулась. — Живой! Просто в обмороке.

Девушку звали Верой, а жила она по соседству, рядом с Фране и Бранко.

— Давай-ка отнесем его ко мне! — сказал Бранко. А потом бросил взгляд на горящий дом и добавил: — Здесь уже ничего не спасти. Счастье, что ветра нет!

Вера, которая была, кстати сказать, очень хороша собой, возразила, что лучше бы Фране отнести к ней. Женщине сподручней ухаживать за больным, чем мужчине. Но старый Бранко был непреклонен.

— Парень на голову болен. Я должен его излечить, — сказал он. — Вот исцелится от своей болезни, тогда и пойдет к тебе. — Тут старый рыбак запнулся, посмотрел на Веру внимательно и говорит: — Уж не тебя ли, милая, поймал он в свою золотую сеть?

Вера покраснела, опустила глаза и ничего не ответила.

И хотя больной друг лежал на земле, а дом его горел, старик улыбнулся:

— Мы отнесем его ко мне, но ты, уж пожалуйста, приходи каждый день и ухаживай за ним! Ладно?

Щеки у Веры горели, но она ответила смело:

— Полно болтать! Давай-ка, старик, за работу!

Тогда Бранко с улыбкой подхватил сушилку с одного конца, Вера — с другого, и отнесли они Фране к старому рыбаку. Только на следующий день несчастный ловец звезд очнулся от своего глубокого обморока.

Когда он упал, то набил себе синяков и шишек, но руки и ноги чудом остались целы. Только голова сильно болела. Но Вера всю неделю прикладывала ему ко лбу холодное полотенце — и наконец в голове перестало гудеть. Тогда Фране встал с кровати и вышел в сад.

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Пока он лежал больной, ни Вера, ни Бранко ни разу не заикнулись о несчастье, а Фране никогда ничего не спрашивал. Но когда молодой рыбак вышел в сад и увидел там, где раньше стоял его дом, лишь обгорелые стены, память стала к нему возвращаться.

— Я сорвался вниз, — сказал он.

— Возможно, — ответил старик. — Как бы там ни было, дом твой сгорел. Ты с крыши случайно не падал, Фране?

— Точно! — воскликнул парень. — Теперь я все вспомнил. Я ловил падучую звезду и свалился вниз.

— Тогда выходит, мой мальчик, что звезда разожгла пожар в твоем доме!

— Да, но где же она? — спросил Фране.

— А вот погоди. Сейчас покажу! — ответил старик. Он вошел в дом, а через минуту вернулся, держа за руку Веру.

— Вот она, звездочка, которую ты невольно поймал в свою сеть. Посмотри на нее хорошенько!

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Теперь уже покраснел Фране. И сказал:

— Нет, эта звездочка не разжигала пожар в моем доме. Но боюсь, она разожгла пожар в моем сердце. Эта звездочка меня выходила. И я бы не прочь, если б она и дальше за мной ходила.

Тогда Бранко посмотрел на девушку и спросил:

— Ты согласна?

Вера, не взглянув на Фране, быстро кивнула и убежала в дом. А мужчины остались в саду и хохотали, как напроказившие мальчишки.

— Значит, охота на звезды того стоила! — сказал Бранко.

— Но где же все-таки та другая звезда, которая с неба? — спросил Фране.

— В подвале, на развалинах твоего дома, валяется черный кусок железа. Думаю, это она и есть. Или этот кусок давно лежит у тебя в подвале?

Фране покачал головой, а потом встал и сказал:

— Глупо гоняться за звездами! — Но в эту минуту из дверей вышла Вера, и Фране быстро добавил: — Зачем их с неба хватать, если их можно найти на земле!

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Эти слова вполне сошли бы за сватовство. И через несколько недель Фране взял Веру в жены. Он помогал старому Бранко рыбачить, обзавелся со временем собственной лодкой, а через год-другой и собственным домом, и родился у него сын, которого тоже назвали Фране.

Порой, когда Фране-старший сидит ясной ночью с сыном в саду, малыш тычет ручкой наверх, словно хочет звездочку с неба. И Фране тогда напевает: И звезды, и сети, И клад на примете… Но всякий раз добавляет:

— Вот вырастешь, мальчик мой, и найдешь себе настоящую звездочку. Как нашел ее твой отец.

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Когда капитан Дадо замолчал, стало слышно, как за бортом «Цикады» плещет вода.

— Есть вещи разумные, а есть неразумные, — подала голос леди Браун. — В погоне за звездами, безусловно, ничего разумного нет. У нас в Англии такое никому бы и в голову не пришло.

— Ах, милая леди Браун, — вздохнула тетушка Юлия. — Нет на свете такой земли или хотя бы такого города или деревни, где жили бы только разумные люди.

— А вот и есть! — возразил добрейший негр-кочегар. — Слыхал я однажды…

Но договорить ему не дали. На палубу выбежал рулевой и что-то взволнованно зашептал капитану на ухо. Капитан Дадо отправился за рулевым на верхнюю палубу и увидел, что творится нечто странное. Все измерительные приборы разом вышли из строя. Барометр прыгал то вверх, то вниз, все часы встали, зеркальца секстана, который определяет, где находится судно, вдруг помутнели, а стрелка компаса без устали вращалась по кругу.

В это же время матрос, который стоял в носовой части и высматривал, нет ли мин, громко крикнул:

— Я вижу на западе землю!

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Капитан подошел с биноклем поближе к поручням и увидел в восемнадцати-двадцати морских милях от парохода островную гряду. Капитан никогда ее раньше не видел. А ведь эту часть Средиземного моря он знал как свои пять пальцев. И тут его осенило. А вдруг это легендарные Счастливые Острова по Ту Сторону Ветра? Он быстро спустился к себе в каюту, где в шкафу стоял старый-престарый Морской словарь.

Бывают такие случаи, когда даже капитанам приходится заглянуть в словарь… Он открыл букву «С», пробежал глазами по строчкам — и его догадка подтвердилась. Островная гряда на западе это и есть Счастливые Острова по Ту Сторону Ветра!

Капитан поспешил обратно на палубу и нарочито спокойным голосом сказал краткую речь:

— Дамы и господа! Офицеры и матросы! По всем признакам, мы сегодня случайно наткнулись на Счастливые Острова по Ту Сторону Ветра. Сохраняйте спокойствие! Никаких тревожных известий об этой земле до сих пор не поступало. Но осторожность не повредит. Пока я не скажу, что можно сойти на берег, всем оставаться на корабле! А сейчас — все по местам и спокойно ждем дальнейших указаний.

Матросы, перешептываясь друг с другом, разошлись с палубы. Тетушка Юлия заметно встревожилась, но ничего не сказала. Леди Браун тоже молчала. Только Филина пискнула:

— Я уверена, это мирные острова!

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

И вскоре ее догадка подтвердилась. Спустя полтора-два часа «Цикада» вошла в небольшую бухту, где по голубой воде расхаживали розовые фламинго. Но и кроме этих кротких фламинго, здесь было чему подивиться. На зеленых раскидистых кронах приземистых финиковых пальм лежали пятнистые леопарды, черные пантеры и гепарды в мелкую крапинку. А внизу, под пальмами, детеныши хищников катали мягкими лапами пестро раскрашенные кокосовые орехи. По берегу вышагивали слоны, жирафы, львы и олени. Между ними прогуливались туземные мужчины и женщины и сажали своих малышей на спины диким зверям. От изумления люди на пароходе вытаращили глаза и разинули рты.

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

Когда «Цикада» причалила к небольшому молу во Фламинговой бухте, навстречу вышли три зверя: морская свинка, сурок и куница. Они пригласили пассажиров и экипаж осмотреть Счастливые Острова и провести там несколько дней. Капитан и все остальные были в восторге от приглашения и последовали за зверями в гостиницу.

Все, что матросы и пассажиры увидели на тех Островах, описал в своем дневнике капитан Дадо. Дневник издан отдельной книгой, которая так и названа: «Счастливые Острова по Ту Сторону Ветра». Из этой книги можно много всего узнать о Медовом и Солнечном островах, об острове Паксос и острове Йу-Йу, а также о прекрасных плавучих островах Санта-Канте, Пинторетто и Беллавера — словно большие разноцветные корабли, они бороздят Мировой океан.

Кое-какие сведения о Счастливых Островах по Ту Сторону Ветра сообщила в своем письме, написанном много лет спустя, тетушка Юлия. Письмо адресовано старому Иоганну, смотрителю Маяка на Омаровых рифах. Письмо это перед вами, читайте:

Изображение к книге Маяк на Омаровых рифах

«Остров Беллавера, 24 июня 1956 года

Дорогой Иоганн!

Сегодня я стала законной гражданкой Счастливых Островов по Ту Сторону Ветра. Остальные твои подруги — Александра, три Эммы и мышь Филина — тоже здесь, потому что нет на земле уголка прекрасней, чем Счастливые Острова по Ту Сторону Ветра. Здесь ты богат без богатства и доволен без пенсии. Здесь живут мирно без всякой армии, а люди и звери счастливы и не боятся друг друга. Мышь Филина тебе кланяется. Она вышла замуж за одного замечательной красоты господина крыса. Он главный портной на острове Йу-Йу и обшивает всех тамошних модниц — и крысок, и мышек. От четырех наших чаек тебе тоже привет. Они основали вокальный квартет и часто дают концерты. Сама я живу на острове Беллавера. У него есть еще и другое название — Остров Историй. Если история складная и хорошая, то здесь она обязательно сбудется. В соседнем со мной доме живет старый негр Мартин. В доме напротив — известная тебе Мышь Тереза. Эта смелая дама поделилась со мной отличным рецептом майонеза из баклажанов. Я вышлю его тебе следующим письмом. Наискосок от меня живут китайские бургомистры Пинь, Пань и Пунь. Рядом с ними — волшебник Хинц Розенхольц. Все тебе кланяются. Пиши, пожалуйста, до востребования в Далмацию, на остров Корчула.