Он всегда был для нее лишь убийцей, негодяем, поставившим перед фактом. Вампиром, мертвецом, забравшим у нее жизнь и мечты. Но она была для него всем.

Единственным, что было ему нужно, и чего он желал больше всего.

Когда он обратил ее, когда поторопился, только тогда понял, что натворил. Ему нельзя было поступать так, нельзя было обращать ее именно таким образом, но было уже поздно. Она его возненавидела, а он, глупец, с каждым днем любил ее все больше. Вампиры редко влюбляются, редко любят.

Мы можем увлечься, но любовь умирает вместе с нашими прошлыми жизнями, принося взамен лицемерие, высокомерие и алчность.

А он получил, обрел бесценный дар и не смог его уберечь.

Вампир коснулся лба девушки губами, а потом быстро поднялся и вышел из комнаты.

Мужчина не сомневался, что она мертва и больше не откроит свои прекрасные синие глаза, в которых было больше жизни, чем в сотнях других.

Он похоронит ее, как только наступит ночь, а сейчас ему нестерпимо хотелось покурить. От некоторых привычек даже в посмертии трудно избавиться.

Мужчина вышел на балкон, закурил сигарету и подумал о том, что не сможет без своей Лены. Без своей любимой неугомонной вампирши, которая была для него самой жизнью.

А на улице властвовало лето. Жаркое, душное лето, как тогда, когда он встретил ее и влюбился, раз и навсегда.

Когда она очнулась и снова почувствовала, что жива, невыносимо захотелось выпить чего-нибудь покрепче. Тело все болело, и в горле застрял неприятный комок, хотя руки и ноги начали потихоньку двигаться. Некоторое время девушка просто лежала, собираясь с силами, но потом встала и на ватных ногах пошла на кухню.

Как же ей все это надоело, даже умереть спокойно не дают. Во второй раз!

Материться хотелось, но воспитание не позволяло, опуститься до грязных ругательств в адрес одного надоевшего вампира.

Кухня встретила меня как родная. А холодильник показался вообще, манной небесной.

Достала из него пакетик с кровью и буквально свалилась на стул, раскрывая и взахлеб проглатывая багровую жидкость. Силы быстро возвращались. Вскоре боль совсем ушла, и я смогла кое-как размять мышцы.

Все! Хватит издеваться над собой, начинаю новую жи…эээ…посмертную жизнь. Что там у нас по плану. Ах да. Убить надоевшего вампира, чтобы больше в мои планы не вмешивался.

Вытерла бумажной салфеткой рот, кинув ее в мусорное ведро вместе с опустевшим пакетом.

Тело было как новенькое, даже странно. Сколько я не питалась, а тут раз и все хорошо. Подлог, требую достоверную информацию о вампирах и их умерщвлении!!!

Прошла по квартире вздохнула и решила потом как-нибудь убраться, а то стыдно.

Он стоял на балконе и курил. Меня удивило, что мужчина не почувствовал моего появления, хотя обычно всегда замечал это.

По его напряженной спине, поняла, что вампира сейчас одолевают разные мысли.

Подумала, что я неблагодарная свинья и все такое. И не нашла ничего лучше чем подойти к нему и крепко обнять. Как же это было приятно, прижаться к нему и почувствовать жизненную силу, струящуюся в его крови.

Ник замер, не понимая, что происходит. Он стоял ко мне спиной, и я при всем желании не могла рассмотреть той бури эмоций, что отразилась на его лице, хотя очень и хотела.

- Ник, прости,- выдала я жалобное.

Все-таки я по нему соскучилась. Когда его нет рядом и пакостить не кому, ругаться не с кем. А он вот, рядом, такой родной и близкий. Как же это все странно.

Мужчина медленно ко мне повернулся, заглядывая в виноватые глаза.

- Ты помнишь, что я говорил о наказание, которое тебя ждет, если ты совершишь еще одну глупость,- его голос был ледяным, а глаза очень злыми.

- Ну, Ник, может, договоримся,- заглядывая в его глаза, промурлыкала я.

- И что же ты мне предлагаешь?- прищурившись, произнес мужчина.

- А давай я тебя поцелую, и мы обо всем забудем,- мило улыбаюсь, заключая его шею в кольцо рук.

- Одним поцелуем, ты не отделаешься, милая,- в его глазах стужа.

- А двумя,- шепчу, припадая к его губам.

Поцелуй жесткий и властный. Чувствую, что он злится, и хочет меня наказать.

Плотнее прижимаюсь, наслаждаясь вкусом его нежных губ, силой его тела. Боги, я и не думала, что может быть так хорошо. Теряюсь в нем, растворяюсь. Тело наполняет нестерпимое желание. Все мысли куда-то улетучиваются. Осталась только страсть сжигающая изнутри.

Он испытывает тоже самое. Но почему-то борется. Непонимающе смотрю на него затуманенными глазами, когда вампир отстраняет меня от себя.

- А теперь наказание,- его губы искривляются в противной усмешке.

Растерянно хлопаю ресницами.

Он наклоняется к моему уху, и начинает шептать, щекоча своим дыханием.

- Уберешься в квартире, да так, чтобы и пылинки не было.

Я надулась как мыльный пузырь.

- Изверг, тут уборки на неделю!- возмущенно восклицаю.

Ник отстранился и выразительно приподнял бровь.

- Хорошо,- пошла я на попятную, не выдержав его вампирьего воздействия на мою бедную психику.

Повернулась, и зашагала в коридор за пылесосом.

Хм. Убиралась я не неделю, а три дня. Жутко устала и была агрессивнее любой гадюки. Ник стоически выдерживал мои нападки и посылы в неприличные места, за что потом мне приходилось еще и извиняться. В общем, убралась. Выкинула нафиг все ненужное (кроме книг) и довольная собой развалилась на диване. Смотря грустно на обшарпанную стену напротив.

- И чего сидим?- раздалось ехидное через пять минут после моего радостного возгласа: "Все!".

- А что?- вконец я обиделась.

И так меня зашугал, вампирюга проклятый. То ему не так, это ему не так. Наглости нет придела, особенно у старых вампиров, но все же.

Мужчина радостно улыбнулся и предъявил мне ведро с краской.

- Ты это серьезно,- скрестив руки на груди, нахмурившись, спрашиваю.

- Еще как,- он хмыкнул.- Покрасим стены, и можешь быть свободной.

Устало поднимаюсь со своего места.

- И какой цвет ты выбрал,- настроение на нуле.

- Красный,- довольно оскалившись, заявил он.

- Спятил!

Он обиженно насупился и промолчал.

- В магазин снова поедем,- отобрав ведерко с ярко-красной краской, заявляю.- И никаких возражений.

- Ладно,- вздыхает мужчина и выходит в коридор.

Ммм. Мне показалось или в его глазах смешинки вовсю резвятся? Мдя. Вампирчик опять что-то придумал, главное чтобы это было не красное в белый горошек, а то я повешусь.

Ремонт - одно слово, но сколько мата! Никогда еще так не развлекалась. Вот моя мстя пришла к одному вампирчику преклонных лет.

В конце второй недели Ник уже взвыл и сказал, что я садюга и он хочет вернуть меня обратно. Но я прокомментировала сие излияние, заявив что: во-первых, у него не получится, я никуда не поеду; а во-вторых, еще одно слово и мы перекрашиваем гостиную по новой, в шестой раз. После минутного воя, он смирился и доклеил-таки обои на кухне.

Я была собой довольна как никогда. Сделать ремонт во всей в квартире за две недели, может, наверное, только Ник. Ну, разумеется, без моей посильной помощи тоже не обошлось, хотя мне пару раз намекали, что не стоит портить то, что с таким трудом было поклеено, покрашено, прибито и т.д.

Пришлось ему раскошелиться и на мебель с аппаратурой. Потому что я была очень зла, когда мне заявили, что и старая сойдет, которую я очень красиво доломала, чтобы не сошла. Силы-то у меня много, а девать некуда.

В общем и целом. Сижу довольная на новом большом диване и смотрю новенький широкоэкранный телевизор. Вампирчик строит из себя умирающего, у меня под боком, картинно положив руку на лоб.

Кошусь в его сторону, но посильную помощь в добивании не предлагаю, еще обидится.

- А где кряхтение и просьба воды принести,- все-таки не выдержала, ехидно заметив.

На меня так выразительно посмотрели, что сразу захотелось заткнуться.

Я обиделась и отсела подальше. Но меня нагло сгребли в охапку, крепко к себе прижав.

- Бесстыжая, своенравная, взбалмошная,- томно шептал мне Ник на ухо.

Я начала смеяться, щекотки я всегда боялась, а в такой извращенной форме, меня совсем разнесло.

Он нахмурился и заглянул в мои смеющиеся глаза. Я улыбнулась. Провела рукой по его гладкой щеке и тихо прошептала:

- Я люблю тебя.

Он недоверчиво на меня посмотрел, но я не дала ему ничего сказать, прильнув к его губам нежным поцелуем, который закружил голову, поработил тело и унес все сомнения прочь. Как же сердце женщины непостоянно!

Я снова смотрю на небо с надеждой. И мое сердце наполняет любовь.

Ночь. Окутывающая и таинственная. Ее запах кружит голову, проникает через поры в тело, в кровь - заставляя каждую клеточку моего организма жить по-новому.

Яркие мириады сверкающих и далеких звезд, расцветающих причудливыми узорами на темном покрывале неба, приносят в мою жизнь новые мечты и стремления.