Прежде чем войти в номер, все надели резиновые перчатки. У каждого из них была своя задача. И каждый занялся только своей работой, не прикасаясь ни к чему, если этого не требовало дело.

Смайлоу подошел к двум полицейским, первыми оказавшимся на месте преступления, и без всякого вступления спросил:

- Вы к нему прикасались?

- Никак нет, сэр.

- Что-нибудь трогали в номере? Дверную ручку?

- Когда мы пришли, дверь была открыта. Горничная, обнаружившая труп, не закрыла ее. Возможно, к ней прикасался сотрудник охраны отеля. Мы его спрашивали, он это отрицает, но... - Полицейский пожал плечами.

- Телефон? - продолжал спрашивать Смайлоу.

- Никак нет, сэр, я пользовался моим сотовым. Но повторюсь, охранник отеля мог им пользоваться еще до нашего прихода.

- С кем вы успели поговорить?

- Только с охранником. Именно он нас и вызвал. Он сказал нам, что горничная нашла тело. - Полицейский указал на труп. - Вот так он и лежал лицом вниз. Две огнестрельные раны на спине, чуть ниже левой лопатки.

- Вы допросили горничную?

- Пытались. Но она в истерике, и мы не смогли многого от нее добиться. И потом, она иностранка. Не знаю, откуда эта женщина, - добавил полицейский, заметив вопросительно поднятые брови Смайлоу. - Не могу определить по акценту. Она все время повторяет: "Мертвый человек". Напугана до смерти.

- Вы щупали пульс?

Полицейский посмотрел на своего напарника, и тот ответил:

- Я проверял пульс. Только чтобы убедиться, что он мертв.

- Значит, вы все-таки прикасались к нему.

- Получается так, но только чтобы проверить пульс.

- Полагаю, вы его не нашли.

- Пульс? - Полицейский покачал головой. - Нет. Он был мертв. Вне всякого сомнения.

Смайлоу только теперь повернулся к убитому.

- Что слышно от медэксперта?

- Едет.

Мозг Смайлоу зафиксировал ответ, но его глаза не отрывались от тела. Пока он не увидел собственными глазами, он отказывался верить, что жертвой убийства на самом деле стал Лют Петтиджон. Своего рода местная знаменитость, хорошо известный человек, Петтиджон был еще и председателем совета директоров местной строительной компании, которая и превратила старый склад для хлопка в потрясающий новый отель "Чарлстон-Плаза".

И он когда-то был зятем Рори Смайлоу.

Глава 2

Женщина шепнула:

- Спасибо. Вы меня выручили. Ситуация начала выходить из-под контроля.

- Я рад, что моя хитрость сработала, - ответил Хэммонд. - Если бы это не помогло, мне бы не поздоровилось.

- Я одобряю вашу храбрость.

- Или глупость. Они могли надрать мне задницу. Женщина улыбнулась, и Хэммонд еще больше обрадовался тому, что поддался этому совершенно идиотскому порыву и бросился к ней на помощь. Его потянуло к ней с той самой минуты, как он ее увидел. Но разглядывать ее через площадку и танцевать с ней - это были совсем разные вещи. Она избегала его взгляда, разглядывая что-то над его плечом. Женщина была очень выдержанной. В этом не оставалось никаких сомнений.

- А как же ваш друг? - спросила она. - Мистер Бланшар. Норм, так, кажется?

- Ах это, - Хэммонд рассмеялся, - никогда о таком не слышал.

- Вы его выдумали?

- Точно, и я даже не представляю, откуда вдруг всплыло это имя.

- У вас хорошее воображение.

- Мне надо было придумать что-нибудь правдоподобное. Чтобы все выглядело так, будто мы вместе. Что-то такое, что позволило бы вам уйти со мной танцевать.

- Вы могли просто пригласить меня на танец.

- Мог, но это было бы скучно. И у вас был бы шанс мне отказать.

- Что ж, еще раз спасибо.

- И еще раз не за что. - Он ловко избежал столкновения с другой парой. Вы из этих мест?

- Не совсем.

- Но у вас южный акцент.

- Я выросла в штате Теннесси, недалеко от Нашвилла.

- Приятное место... И музыка неплохая. - "Отличный разговор, Кросс, мысленно поздравил себя Хэммонд. - Просто блестящий".

На последнее банальное замечание женщина даже не ответила, и он не винил ее. Если он будет продолжать в том же духе, то она уйдет с площадки раньше, чем кончится музыка. Хэммонд снова избежал столкновения с другой парой, выполнявшей сложный поворот, и не нашел ничего лучше, чем спросить:

- Вы часто здесь бываете?

Женщина поняла, что он шутит, и улыбнулась той самой улыбкой, которая могла бы превратить Хэммонда в полного идиота, если он не попытается держать себя в руках.

- Честно говоря, на такой ярмарке я была последний раз подростком.

- Я тоже. Я помню, что как-то забрел на ярмарку с приятелями. Нам было лет по пятнадцать. Мы еще тогда пытались купить пиво.

- И тогда вы были на ярмарке в последний раз?

- Нет. Я был еще на одной с подружкой. Я специально повел ее в павильон ужасов, чтобы пообниматься с ней.

- И у вас получилось?

- Господь свидетель, я очень старался. Но мне всегда попадались девушки, которые... - Его голос оборвался, он почувствовал, как женщина напряглась. Наши друзья так легко не сдаются, верно?

И точно - трио морских пехотинцев стояло у края танцплощадки и самым внимательным образом наблюдало за ними, потягивая пиво.

- Что ж, если бы они так легко шли на попятный, наша национальная безопасность оказалась бы в опасности. - Хэммонд улыбнулся молодым людям, прижал женщину покрепче и провальсировал мимо них.

- Вы не обязаны меня защищать, - сказала она. - Я и сама могла бы справиться с ситуацией.

- Я в этом не сомневаюсь. Любая привлекательная женщина должна уметь отваживать нежелательных кавалеров. Но вам очень не хотелось устраивать сцену.

Она подняла на него глаза.

- Вы наблюдательны.

- Что ж, дело уже сделано, так почему бы нам не наслаждаться танцем?

- Вероятно, вы правы.

Она согласилась танцевать, но напряжение не спало. Она не оглядывалась через плечо, но Хэммонд чувствовал, что ей этого очень хочется.

И он задумался над тем, что она станет делать, когда музыка закончится. Кросс ожидал, что его вежливо, но решительно пошлют подальше. К счастью, певец исполнял длинную, слезливую балладу. Голос у него был непрофессиональный и слабенький, но он знал все слова. Что же до Хэммонда, то, с его точки зрения, чем дольше длился танец, тем лучше.

Партнерша отлично ему подходила. Ее макушка была на уровне его подбородка. Кросс сразу почувствовал ту невидимую преграду, которую она установила между ними, как только он обнял ее, хотя ему очень хотелось прижать ее покрепче.

Его рука лежала у нее на пояснице, ее рука - без обручального кольца оставалась у него на плече. Они двигались в такт медленной музыке.

Их бедра случайно соприкоснулись, и Хэммонд ощутил прилив желания, но это можно было контролировать. Он бы мог как следует разглядеть ее грудь в низко вырезанном декольте, но он был достаточно джентльменом, чтобы не смотреть. Но его воображение рисовало перед ним заманчивую картину, живое изображение билось в мозгу, словно бабочка о стекло лампы.

- Они ушли.

Ее голос прервал мечты Хэммонда. Когда он сообразил, что она сказала, то оглянулся и увидел, что морских пехотинцев поблизости нет. Да и песня уже кончилась, музыканты отложили инструменты, и руководитель ансамбля попросил всех не расходиться, пообещав еще музыку и песни после небольшого перерыва. Другие пары направились к столикам или к бару.

Женщина опустила руки, и Хэммонд сообразил, что все еще обнимает ее за талию. Ему ничего не оставалось, как отпустить ее.

- Теперь я никому не позволю говорить, что рыцари перевелись, - заметила она. Хэммонд улыбнулся:

- Но если укрощение драконов снова войдет в моду, забудьте об этом. Женщина улыбнулась и протянула ему руку:

- Я ценю то, что вы для меня сделали.

- Я получил удовольствие. Спасибо вам за танец. - Он пожал ей руку. Женщина повернулась, чтобы уйти. - Э... - Хэммонд бросился за ней в толпу.

Они подошли к выходу, и Хэммонд подал ей руку, чтобы помочь спуститься с деревянного помоста - жест любезный, но совершенно бесполезный, поскольку до земли было совсем близко. Он пошел с ней рядом.

- Я могу угостить вас пивом?

Женщина улыбнулась, но отрицательно покачала головой.

- Тогда, может быть, покатаемся на чертовом колесе? Она не замедлила шаг, но искоса посмотрела на него:

- В павильон ужасов не приглашаете?

- Не хочу рисковать, - с улыбкой ответил Хэммонд, ему показалось, что женщина согласится. Но он рано обрадовался.

- Спасибо, но мне в самом деле пора ехать.

- Вы же только что приехали.

Она резко остановилась и обернулась к нему. Откинув голову назад, она посмотрела на него неодобрительно. Заходящее солнце зажгло золотистые искры в ее зеленых глазах. Она чуть прищурилась, прикрыв глаза темными ресницами. "Потрясающие глаза", - подумал Хэммонд. Прямые, честные и.., сексуальные. И в это мгновение удивительно проницательные. В них светился вопрос. Рыжеволосая красавица хотела знать, откуда ему известно, когда именно она приехала.