Она неожиданно погладила его по груди, застав Хэммонда врасплох.

- Спасибо тебе за это и.., за все остальное, - сказала она чуть слышно.

В ответ он бережно взял ее за подбородок и, заставив приподнять голову, снова поцеловал. Желание, которое вновь пробудилось в нем, заставило его негромко застонать, и в ответ с ее губ тоже сорвался тихий стон.

Одной искры было достаточно, чтобы их страсть снова вспыхнула еще ярче, еще горячее. Они не говорили, а почти шептали, но это лишь усиливало ощущение близости между ними.

- Тебе нравится?..

- Да.

- Я не слишком тороплюсь?

- Нет.

- Я просто не знал...

- И я тоже не знала.

- Извини.

- Неважно.

- Если я сделал тебе больно...

- Нет. Ты бы не сделал.

- Ты не против, если...

- Нет. Конечно - нет.

- Господи... Как ты прекрасна! О-о-о, ты уже...

- Да.

- ..Готова.

- Мне так жаль...

- Жаль? Чего?

- Ну, я имела в виду. Ты... Я...

- Не жалей ни о чем, ладно?

- Ладно. Позволь мне прикоснуться к тебе.

- Нет, это ты позволь мне прикоснуться к тебе...

Глава 7

За рулем сидела Стефи, поэтому до больницы Руперта они со Смайлоу добрались в рекордно короткое время, нарушив по дороге почти все существующие правила дорожного движения.

- Сколько человек попало в больницу? - уточнила Стефи, пока они быстрым шагом пересекали стоянку, направляясь к дверям приемного покоя. Она пропустила некоторые подробности, так как бросилась за своей машиной сразу после того, как Смитти объяснил полицейским, как было дело.

- Шестнадцать. Семеро взрослых и девять детей, - ответил Смайлоу. - Все члены церковного хора из Мейкона, штат Джорджия, которые отправились в туристическую поездку. Сегодня утром они позавтракали в ресторане отеля, после чего отправились на экскурсию по Чарлстону. Там их и прихватило.

- Что именно? Рвота? Понос? Желудочные колики?

- Все вместе.

Стефи покачала головой.

- В данном случае во всем виновата острая подлива с томатом. Она попала и в пиццу, которую ели дети, и в макароны, которые подавали взрослым.

В приемный покой они почти вбежали. Здесь было относительно пусто врачебного осмотра дожидалось всего несколько пациентов, среди которых выделялся худой мужчина в наручниках, которого сопровождал полицейский в форме. Голова мужчины была, как тюрбаном, обмотана окровавленным полотенцем. Закрыв глаза, он негромко стонал и раскачивался из стороны в сторону, пока какая-то женщина, очевидно жена, терпеливо отвечала на вопросы заполнявшей историю болезни медсестры. Молодая мать тщетно пыталась успокоить плачущего младенца. Сидевший особняком пожилой мужчина негромко всхлипывал в платок. Женщина средних лет согнулась в кресле почти пополам, так что ее голова практически лежала на коленях, и, похоже, спала.

Смайлоу и Стефи направились прямо к дежурной сестре. Там Смайлоу представился и, предъявив значок, поинтересовался, где сейчас находятся больные, поступившие из отеля "Чарлстон-Плаза".

- Скажите, мисс, они еще в приемном отделении или их уже перевели в палаты?

- Они все еще здесь, - ответила сестра.

- Мне необходимо срочно допросить их в связи с.., одним важным делом.

- Извините, но... Впрочем, я сейчас свяжусь с лечащим врачом. Подождите, пожалуйста.

Она указала им на стулья, но ни тот, ни другая не присели. Смайлоу остался стоять у стойки, Стефи принялась расхаживать по комнате.

- Не понимаю, как твои люди не обратили внимания на то, что в конференц-зале собрались не все проживающие в отеле, - сказала она, внезапно останавливаясь перед ним. - Неужели никому не пришло в голову сопоставить число зарегистрировавшихся постояльцев с числом допрошенных?

- Будь к нам снисходительна, Стефи. - Смайлоу усмехнулся. - Во-первых, не все постояльцы были в своих номерах, они возвращались в отель по одному, по двое на протяжении нескольких часов. Нам еще повезло, что сегодня никто не выписался и не уехал. Кроме того, опросить столько народу, включая сотрудников отеля из ночной и дневной смены, тоже непросто. В этих условиях вряд ли возможно сосчитать всех.

- Я это прекрасно понимаю, - нетерпеливо бросила Стефи. - Но ведь скоро полночь, и абсолютное большинство постояльцев должны были вернуться в свои номера. Кто-то ведь должен был еще раз пересчитать всех и заметить разницу в... Сколько ты говоришь, их было? Шестнадцать? Ведь это не один-два человека, Рори! Или твои люди слишком увлеклись этим фильмом?

- Все мои люди были заняты делом, - ответил он.

- Да, только каким? Онанировали перед телевизором? Смайлоу нахмурился. Он не знал ни жалости, ни снисхождения, если полицейский, расследовавший убийство, допускал промах, однако в данном случае критика исходила от постороннего лица, а этого он стерпеть не мог. Губы его сжались и побелели от сдерживаемого гнева.

- Извини, - сказала Стефи примирительным тоном. - Я не хотела никого задеть...

- Черта с два ты не хотела, - прошипел он. - Не лезь не в свое дело, ладно? Собирать улики - это моя обязанность. Моя, а не твоя.

Стефи промолчала. Не стоило перегибать палку и ссориться со Смайлоу. Кроме того, вопреки недвусмысленным образом высказанному пожеланию свежеиспеченной вдовы она собиралась просить прокурора округа, чтобы он назначил именно ее главным дознавателем по делу об убийстве Люта Петтиджона. А для этого - и после этого - ей была необходима поддержка полиции, поддержка Смайлоу.

Поэтому она дала ему остыть и, когда Смайлоу немного успокоился, сказала:

- Боюсь, эти люди ничем нам не помогут. Насколько я поняла, их доставили в больницу еще до того, как произошло убийство.

- Да нет, их прихватило не всех сразу, - возразил Смайлоу. - Управляющий отелем признался, что последних из них он тайком выводил через черный ход и сажал в "Скорую" уже около восьми вечера.

- Почему же он сразу не сказал тебе об этом?

- Дирекция отеля как огня боится огласки этого случая. По-моему, даже убийство беспокоило управляющего гораздо меньше, чем случай массового отравления постояльцев. В конце концов, насильственную смерть можно сравнить со стихийным бедствием, к которому гостиница не имеет никакого отношения, а вот отравление некачественной пищей... Представь, что написали бы об этом газетчики! "Администрация отеля "Чарлстон-Плаза" едва не прибавила к трупу Люта Петтиджона еще шестнадцать тел!" После такого скандала на отеле можно ставить крест.

- Это вы хотели меня видеть?

Смайлоу и Стефи обернулись. Врач был молод - его вполне можно было принять за недавнего выпускника колледжа, и только глаза за стеклами очков в тонкой металлической оправе были бесконечно усталыми, покрасневшими от постоянного недосыпа. Халат и шапочка врача были измяты, а кое-где на них проступили пятна пота. Удостоверение с фотографией, небрежно прикрепленное к нагрудному карману, гласило, что врача зовут Родни С. Арнольд.

Смайлоу вновь предъявил свой полицейский значок.

- Мне необходимо опросить некоторых ваших пациентов, доставленных сегодня из отеля "Чарлстон-Плаза" с пищевым отравлением, - сказал он.

- Опросить в связи с чем?

- Среди них может оказаться свидетель убийства, которое произошло в отеле сегодня во второй половине дня.

- В новом отеле? Вы что, шутите?

- Увы, нет.

- Вы сказали, во второй половине дня... Но это не совсем...

- Точного времени, когда это случилось, мы пока не знаем. Экспертиза даст более определенный ответ, но, по предварительным оценкам, убийство произошло где-то между четырьмя и шестью пополудни.

Врач невесело улыбнулся.

- Как раз в это время все эти люди мучились либо жестоким поносом, либо рвотой, а то и тем, и другим одновременно. Вряд ли кто-нибудь из них смог бы выйти из туалета хотя бы на минуту, так что видеть они ничего не могли.

- Я понимаю, что они были больны, но...

- Не "были", детектив... Им все еще очень плохо.

- Послушайте, доктор Арнольд, - вмешалась Стефи, делая шаг вперед, - мне кажется, вы не совсем понимаете, как важно для нас допросить этих людей. Некоторые занимали комнаты на пятом этаже рядом с "люксом" убитого. Кто-то из них мог видеть что-то важное, даже не отдавая себе в этом отчета...

- Хорошо. - Врач пожал плечами. - Позвоните в регистратуру завтра утром. Надеюсь, к этому времени кого-нибудь переведем в общее отделение.

Он повернулся, чтобы уйти, но Стефи остановила его.

- Минуточку, доктор, - сказала она, - вы не поняли. Нам необходимо опросить этих людей сейчас.

- Сейчас?! - Доктор Арнольд удивленно посмотрел сначала на нее, потом на Смайлоу. - Извините, но я не могу этого разрешить. Эти больные еще лежат под капельницами, а те, кому повезло больше, приходят в себя. Возвращайтесь завтра утром, а лучше - вечером. Тогда...