– Лайам, наверное, уже заждался тебя, – негромко сказала Сара. – Иди же.

В глубине души она знала, что счастлива видеть Флинна даже спустя все эти годы. Во время разговора ей с трудом удавалось держать себя в руках и не терять голову от переполнявших ее чувств. Сердце то замирало, то начинало колотиться как бешеное, руки дрожали. Все это уже было. Ничего не изменилось за те шесть лет, что они не виделись. Флинн по-прежнему сводит ее с ума, а его поцелуи воспламеняют в теле пожар.

Она и так пребывает в смятении, а ведь еще есть Лайам!

Невероятно, как же они все-таки похожи. Их сходство было неоспоримым и прямо-таки бросалось в глаза. Несмотря на то что ему было всего пять, Лайам уже двигался с пластичностью, обещающей перерасти в непринужденную грацию, присущую Флинну по крайней мере до того, как был ранен, – и это до сих пор не укладывалось в ее голове.

Но сын унаследовал не только внешность, но и целеустремленность и волевой, настойчивый характер Флинна. И хотя Сара в детстве сама была девочкой решительной, она чувствовала, что с возрастом Лайам все больше будет походить на Флинна, в котором угадывалась редкостная сдержанная сила.

Заметил ли это Флинн и что он думает делать сейчас, познакомившись с сыном? Несмотря на очевидные плюсы, Сара понимала, что его приезд только все осложняет. Не рассчитывает же он, в самом деле, отобрать у нее Лайама после шести лет молчания? И что означает его поцелуй? Если бы ему была нужна она, Флинн мог бы приехать раньше, но появился он только сейчас, узнав о сыне. Если он настолько самонадеян, что хочет убедиться в своей власти над ней, она поставит его на место. Этот поцелуй просто застал ее врасплох. Однажды Флинн Мюррей уже разбил ей сердце. Во второй раз она этого не допустит.

Хорошо, что она приняла приглашение Адама. Теперь у нее есть чем занять свои мысли вместо того, чтобы размышлять о Флинне.

Сара посмотрела на часы. Без четверти четыре. Неизвестно, сколько времени Флинн планировал провести в их городке, но подниматься в комнату сына не хотелось, потому что она слышала захлебывающийся от счастья голос Лайама, которому вторил глубокий баритон Флинна с легким ирландским акцентом. По телу вновь прошла дрожь. Все же не так-то просто сбросить с себя чары околдовавшего ее Флинна, хотя она уже не та наивная девчонка и получила свой горький урок.

Велев себе забыть о мужчине, расположившемся в спальне по соседству с ее собственной, Сара направилась в ванную комнату.

– Лайам, если тебе что-нибудь будет нужно, я в ванной, – крикнула она, намеренно обратившись только к сыну, чтобы Флинн, не дай боже, не заподозрил, что она таким образом приглашает его присоединиться к ней.

Взглянув на себя в зеркало, Сара увидела на щеках приятный румянец.

– Прекрати о нем думать, – прошипела она своему отражению и встала под душ.

Несмотря на то что на улице была зима, душ Сара приняла холодный, убеждая себя, что дело вовсе не в Флинне, а просто на улице и дома потеплело. Высушив волосы, Сара надела красный кашемировый свитер, который подарила ей на Рождество сестра Лиззи, и тут вспомнила, что похожий красный свитер был на ней в первую ночь, когда она пошла в отель к Флинну. Но все же решила не снимать его. Слишком много чести Флинну, который, скорее всего, давно забыл, во что она тогда была одета.

Расчесав волосы и накрасив губы, Сара вышла из ванной и не сразу поняла, что в доме стоит тишина. Может, Флинн ушел? Она зашла в комнату сына. В ней никого не было.

Сара спустилась на кухню. Тоже никого. Если Лайам решил поиграть с ней в прятки или с наушниками затаился в гостиной и смотрит мультики, надеясь, что она не заметит, ему не поздоровится.

В гостиной также стояла тишина. На диване спал их кот Сид, который при ее появлении на секунду открыл глаза и затем снова их закрыл.

Волна страха прокатилась по ее спине.

– Лайам! – громко позвала Сара, но ответом ей служило молчание.

Сара торопливо открыла шкаф, чувствуя, как в ней нарастает гнев. Если он снова убежал на улицу, не предупредив ее, она не знает, что с ним сделает! Неужели ему мало досталось, когда на рождественские праздники он один отправился к тете Селии, оставив ее сходить с ума от тревоги?

Следующая мысль заставила Сару похолодеть. Неужто Флинн посмел забрать с собой их ребенка? Она бросилась к задней двери.

– Лайам! – в ее крике слились гнев и отчаяние.

– Что? – раздался удивленный голосок.

От облегчения у нее подкосились ноги, и Сара была вынуждена ухватиться за перила.

Из-за угла дома выглянула голова Лайама.

– Что ты так кричишь? – с легким недовольством переспросил он. – Я здесь.

– Вижу, – уже более спокойно сказала она. – Ты почему ушел один? Ты ведь знаешь…

– Я не один. Мы с Флинном строим во дворе замок. – Лайам расплылся в улыбке. – Похожий на тот, в котором он живет.

Показался Флинн. В его смолянисто-черных волосах блестели снежинки. Словно на голову ему надели корону, невольно подумала Сара, и ее колени вновь задрожали, только в этот раз уже не от страха.

Зеленые глаза вопрошающе посмотрели на нее.

– Что-то случилось?

– Нет, – сглотнув, проговорила Сара. – Просто вы ушли, а меня не предупредили. Я решила, что… – она оборвала фразу и покачала головой. – Все в порядке. Достраивайте замок.

Девушка вошла в дом и мешком осела на деревянный кухонный стул. Ее пальцы все еще дрожали, когда она снимала намокший от снега носок.

Хлопнула задняя дверь, и, подняв голову, она увидела Флинна.

– Ты решила, что я забрал его с собой, – ровно сказал он, но Сара прочла в его глазах осуждение.

Она молча сняла второй носок, отложила его и встала.

– Да, именно это я и подумала, – согласилась она. – Вы меня не предупредили, а ты дал ясно понять, что приехал к сыну. Я запаниковала, когда не обнаружила ни его, ни тебя.

– Полагаю, нам нужно кое-что прояснить, – так же спокойно произнес Флинн, хотя Сара чувствовала, с каким трудом дается ему это хладнокровие. – Я приехал к сыну, но не для того, чтобы похитить его.

Саре не нравилось, что она словно оправдывается перед ним, поэтому она попробовала сменить тему:

– Кстати, где Лайам сейчас? Почему ты оставил его одного?

– Ты прекрасно знаешь, что он во дворе и никуда не денется. В данную минуту он строит башню. Как тебе вообще могла прийти в голову мысль, что я способен на такое?

– А почему она не могла мне прийти? – вызывающе осведомилась Сара. – Я понятия не имею, что ты за человек. – А ведь когда-то она была уверена в нем, как в самой себе. Какой же дурой она была!… – В любом случае ты должен был меня предупредить, чтобы я не волновалась.

– Наверное, ты права, – склонил голову Флинн, признавая справедливость ее слов. – Извини. Я думал, ты догадаешься, что мы могли выйти на улицу. – В его глазах вдруг вспыхнули озорные искорки. – Говоришь, я должен был тебя предупредить? Значит ли это, что ты хотела видеть меня в ванной?

– Нет! – Ей вдруг стало жарко. – Но тебе следовало хотя бы крикнуть. Я ведь не умею читать мысли.

– Но тебе прекрасно известно, что я не способен на подобную подлость.

– Откуда? Мы с тобой были знакомы всего три дня.

– Ты знаешь меня лучше, чем кто бы то ни было, Сара, – мягко произнес Флинн.

– Очевидно, нет, – стараясь не поддаваться его обольстительному голосу, сказала Сара. – Иначе почему я была так уверена, что ты… – К счастью, ее прервал телефонный звонок, иначе Флинн бы понял, что она думала о нем все эти годы. Сара схватила трубку. – Алло?

– О, моя дорогая. Наверное, ты уже в курсе, – сказала Селия.

– В каком смысле? – нахмурилась Сара, пытаясь сообразить, о чем та говорит. Не могла же она знать, что Флинн в городе? Хотя, с другой стороны, новости у них распространяются с космической скоростью…

– Я имею в виду Энни.

Энни, дочери Селии, было четыре года.

– С ней что-то случилось? – тут же встревожилась Сара.

– Так ты не знаешь? Просто твой голос звучал так странно, что я подумала… В общем, прости, дорогая, но, боюсь, сегодня тебе не стоит приводить Лайама к нам. У Энни температура, и ее тошнит.

– Надеюсь, ничего серьезного?

– Я тоже надеюсь. Температуру мы сбили и теперь ждем врача. Правда, мне так неудобно и обидно, что…

– Не говори глупостей, – перебила ее Сара. – Ты ведь не виновата, что Энни заболела. Я что-нибудь придумаю.

– Может, я пришлю к тебе Джейса? Он посидит с Лайамом. Только придется немного подождать. Сегодня он вернется поздно.

– Спасибо, Селия. Я, конечно, знаю, что Джейс не откажет, но ведь он вернется с работы, а не с курорта. Я как-нибудь выкручусь. Передай от нас с Лайамом привет Энни и скажи, чтобы она поскорее поправлялась.