Флинн сжал кулаки. Дыхание со свистом вырывалось из его сжатых губ. Желание пульсировало в паху, сжигая Флинна медленным пламенем.

– Сара, я больше не могу, – хрипло проговорил он.

В следующую секунду Сара уже лежала на спине, придавленная его телом, и смотрела в невероятно красивые зеленые глаза, потемневшие от страсти. Ее руки обвились вокруг его шеи, крепче прижимая Флинна к себе. Его жаркий и требовательный поцелуй отозвался во всех ее нервных окончаниях. Тело Сары содрогнулось, когда она почувствовала его внутри себя. Она плыла в море экстаза, бессознательно шепча его имя.

Позже, когда Флинн уже спал, уткнувшись лицом куда-то в изгиб ее шеи и так и не разжав объятий, Сара поцеловала его в волосы и закрыла глаза. На ее губах показалась мечтательная улыбка, которая не сходила с ее лица всю ночь.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сара проснулась, чувствуя в теле приятную истому. Она не сразу поняла, где находится. Затем на нее нахлынули воспоминания прошедшей ночи, и ей стало легко и радостно. Она повернула голову, но Флинна рядом не было. Холодная смятая подушка свидетельствовала, что встал он давно. Ей вспомнилось легкое прикосновение его губ, и она улыбнулась.

Бросив взгляд на часы, Сара вскочила с кровати, словно подброшенная пружиной. Десять часов! Это ж надо так проспать!

Она быстро оделась и сначала поспешила в комнату Лайама. Она была пуста. Должно быть, он уже встал и позавтракал. Решив принять душ позднее, так как на сегодня у нее было запланировано обустройство курятника («свежие яйца для гостей» – так объяснила она Флинну свою новую задумку), Сара спустилась вниз.

На кухне никого не было. В доме стояла тишина, и Сара удивилась, куда все подевались. Проходя мимо розовой гостиной, в которую она старалась заходить как можно реже, потому что именно в этой комнате ее охватывало чувство, что она чужая в этом замке, Сара услышала звонкий голос Лайама.

Она вошла без стука и сразу пожалела, что не переоделась, поскольку в гостиной кроме Лайама, Флинна и Дэва находились еще две женщины.

Одной из них на вид было лет шестьдесят. У нее было тонкое аристократическое лицо, в темных, искусно уложенных волосах пробивалась едва заметная седина. Она была одета в элегантный костюм, который прекрасно сидел на ее стройной, несмотря на возраст, фигуре. У Сары не было сомнений, что она видит перед собой мать Флинна.

У второй женщины, молодой и элегантной, были светлые волнистые волосы и открытое лицо. Она посмотрела на Сару дружелюбно и с хорошо скрываемым любопытством.

– Доброе утро, – вежливо сказала Сара, хотя внутри нее все сжалось. Надо же было встретиться с матерью Флинна именно тогда, когда она выглядит не лучшим образом!

– Доброе утро. – Флинн поднялся со своего места, но, сделав шаг, остановился, заблокированный чайным столиком и креслом, в котором сидела его мать. – Мама, познакомься, это Сара… – Он неожиданно запнулся.

Спас его Лайам.

– Моя мама, – гордо закончил мальчик, подходя к ней и прижимаясь к ее бедру.

– Понятно, – произнесла графиня, пристально изучая Сару поверх чашки с чаем.

По лицу графини невозможно было ничего прочесть, но ее тон подсказал Саре, что она совсем не в восторге от того, что видит.

– Сара Макмастер, – наконец сказал Флинн твердым голосом. – Сара, познакомься, это моя мама, графиня Данмори.

– Мисс Макмастер. – Мать Флинна слегка склонила голову в знак приветствия, но в этом жесте не было радушия, только дань вежливости.

Сара улыбнулась, надеясь, что ее улыбка вышла чуть более искренней.

– Графиня, рада с вами познакомиться.

– Мама, ты видишь перед собой человека, благодаря которому замок получил второй шанс, – продолжил Флинн. – Именно Саре пришла в голову мысль организовать здесь дом отдыха. Вообще все, о чем я тебе только что начал рассказывать, – это идеи Сары, включая бизнес-план, без которого банк не выдал бы нам кредит.

– Вот как? Что ж, вы проделали огромную работу. Должна признаться, поначалу я даже засомневалась, что вернулась в Данмори – так изменился замок. Спасибо, что вы не тронули мою любимую комнату.

– Она и так прекрасна, – сказала Сара. Улыбка сошла с ее лица.

– Если бизнес-план мисс Макмастер был так хорош, я надеюсь, ты позволишь Абигейл взглянуть на него? – спросила графиня у Флинна. – Абигейл недавно стала выпускницей финансовой академии, – любезно пояснила она Саре, затем снова повернулась к сыну, словно Сары больше не существовало. – Я уверена, что Абигейл не откажется помогать тебе в дальнейшем. Вместе вы составите отличную пару.

Сара окаменела. Графиня ясно давала понять, что не считает ее достойной своего сына. Она взглянула на Флинна, который ни слова не сказал в ее защиту, и с внезапной горечью поняла, что он может думать так же, как его мать. Она хороша лишь для составления бизнес-планов и как партнерша для любовных утех, но никак не в качестве хозяйки замка.

– Мисс Макмастер, меня не было в Ирландии полгода, но для того, чтобы замок так преобразился, вам, должно быть, потребовалось много времени, – сказала графиня.

До Сары дошло: ей вежливо дают понять, что она загостилась и ее присутствие здесь нежелательно.

– Так и есть, миссис Мюррей, – с холодной сдержанностью сказала она.

– И, насколько я понимаю, это ваше первое путешествие в Европу? – продолжала допытываться графиня, скрывая за обычными словами понятные Саре намеки.

– Совершенно верно.

– И как вам понравилось в Ирландии? Я, например, полгода прожила в Австралии у сестры и снова оценила мудрость народной пословицы «в гостях хорошо, но дома лучше». Кстати, не хотите выпить чаю?

– Благодарю, нет, – чувствуя, как в сердце закрадывается боль, ответила Сара. Слова графини жалили сильнее, чем она могла ожидать. Флинн по-прежнему молчал. Сара собрала все свое самообладание и мило улыбнулась. – Что ж, приятно было познакомиться. Мы и в самом деле что-то пробыли здесь немного дольше, чем рассчитывали. К тому же меня ждет работа. Лайам, идем, – ласково обратилась она к сыну, молясь, чтобы он не начал плакать. – Пора собираться домой.

– Но…

– Разве ты не соскучился по бабушке с дедушкой? – нежно перебила она его. – Они ведь ждут от тебя рассказа о замке.

– Мы уезжаем прямо сейчас? – упавшим голосом спросил Лайам.

– Нет, – резко произнес Флинн.

Сара сделала вид, будто не услышала его.

– Завтра. Нам еще осталось сделать курятник. Ты ведь мне поможешь? – Она подняла с пола грузовик Лайама и, взяв сына за плечи, мягко подтолкнула по направлению к двери.

Лайам неожиданно заулыбался.

– А еще я расскажу бабушке с дедушкой про дом на дереве, – весело сказал он.

– Дом на дереве? – раздался за спиной у Сары голос графини, полный недоверия. – Но граф не…

– Мама, сейчас граф я, – невежливо перебил ее Флинн, исхитрившись обогнуть чайный столик, но вынужденный остановиться перед препятствием в виде кресла, на котором сидела его мать. – Сара, – позвал он.

– Всего доброго, – быстро сказала та и захлопнула за собой дверь.


Флинн не стал стучать, догадываясь, что Сара не впустит его. Поэтому он просто открыл дверь в ее комнату и сразу услышал:

– Уходи.

– Я никуда не уйду. И ты тоже никуда не поедешь.

Не глядя на него, Сара продолжала складывать вещи в чемодан. Ее чересчур четкие движения выдавали плохо сдерживаемую ярость.

– Ошибаешься. Мы вылетаем завтра. – Она не собиралась терпеть нападки со стороны матери Флинна, будь та хоть трижды графиней. Идиллия закончилась. Ее затянувшийся отпуск подошел к концу, и она возвращается к себе домой.

– Ты ведешь себе как обиженный ребенок, – заметил Флинн. – Давай поговорим как взрослые люди. Моя мать просто не разобралась в ситуации.

– Потому что ты даже не потрудился объяснить ей! – фыркнула Сара.

– Все произошло неожиданно, – с отчаянием в голосе сказал Флинн. – Она появилась, никого не предупредив, вместе с…

– Потенциальной невестой? – услужливо подсказала Сара.

– Это моя мать так думает. У меня нет ни малейшего желания жениться на ней, – заявил Флинн. – Просто мать считает, что помогает мне.

– Может, так оно и есть?

– Перестань, – попросил он.

– Почему? – Сара на секунду отвлеклась от своего занятия, но затем стала складывать вещи с удвоенным исступлением. – Ведь если бы ты сразу все ей объяснил, я бы не чувствовала себя как… – Она не смогла подобрать нужное слово. – Я здесь чужая. Конечно, эта Абигейл подходит тебе лучше, потому что она нравится твоей матери.

– Как ты можешь так говорить после всего, что сделала для нас? – укоризненно спросил Флинн. – Ты заставила меня поверить, когда я уже был почти готов признать свое поражение. Кто помог нам получить кредит? Кто сделал замок не музеем, а настоящим домом?