Как только они прибыли домой, он, пожелав спокойной ночи, поспешил в свою комнату. В мобильнике сообщений не было. Раздраженный, он набрал номер Джино.

— Прости, прости, знаю, ты говорил, это срочно, — затараторил «братец». — Но я так занят, так занят…

— Тогда помолчи минуту и послушай меня, что я тебе скажу про Рут Денвер.

Повисла пауза.

— А что про Рут? — наконец сдавленно пробормотал Джино.

— Она здесь.

— Что?! Как это?

В голосе Джино звучало такое изумление, словно Пьетро сказал ему о визите пришельца с другой планеты.

— Она приехала к тебе. Ей нужно вспомнить некоторые события, и, кроме тебя, никто ей не поможет. Джино, ты говорил, что это она тебя отвергла. И ты никогда ничего не говорил про нападение.

— Послушай, ты ничего не знаешь… Нападение не имеет ничего общего с… В общем, Рут сама отвергла меня.

— Но она говорит другое.

— А… что конкретно она говорит? — В голосе Джино звучала такая явная фальшь, что Пьетро стало противно.

— Что вы провели романтичный вечер в ресторане и что потом на вас напали бандиты. После чего Рут потеряла память.

— И тем не менее позже она меня прекрасно узнала. И знаешь, тот вечер был далеко не самый приятный. Она сказала, что все кончено. Потом я буквально поселился у нее в больнице, пока ей не стало лучше, но когда Рут узнала меня, то прогнала. С чего ты взял, что я больше не пытался с ней связаться? Она сама так хотела.

Пьетро раздраженно хмыкнул, не зная, чему уж и верить.

— А чего там насчет того, будто я ей нужен? — спросил Джино.

— Она надеется, что ты поможешь ей вспомнить то, что для нее важно.

— Ах да… Этим все и объясняется. Пьетро, это самая проблемная девушка. Она не знает, что было по-настоящему, а что — нет.

— Тем более ты должен вернуться и прояснить это для нее.

— А вдруг я, наоборот, только еще больше ее запутаю? — Тут голос Джино зазвучал так, словно он отвернулся в сторону от трубки. Потом снова заговорил громче: — Послушай, мне надо идти. Кто-то пришел.

Телефон замолчал.

Пьетро чертыхнулся про себя, зная, что Джино может вывернуться из любой ситуации.

Теперь в его душе поселилась тревога. Тут уж не до шуток. Чему и кому верить, Пьетро не знал. Очень хотелось поверить Рут. «Она не лжет», — твердил он сам себе. Но… Может, она и сама много чего не помнит? Вот загадка. Кто знает, вдруг ее память скрывает какой-нибудь кошмар, который девушке лучше и не знать?


За завтраком Пьетро сообщил:

— Мне надо закончить некоторые дела, а потом я к вашим услугам, синьорина.

— Но это же была только шутка, — поспешила заверить его Рут. — Я вовсе не собиралась тебя обременять.

— Я делаю это по собственному желанию. А вот тебе лучше не нервничать, потому что так труднее сосредоточиться, чтобы все вспомнить.

Дождь прошел. Утро выдалось великолепным, и они решили прогуляться до площади Сан-Марко. Все магазины были открыты, и продавцы радостно приветствовали Пьетро. Многие восклицали:

— А, так ты нашел ее!

Она улыбалась в ответ и словно купалась в лучах радости.

Они шагали по площадям, узким улочкам, по изящным мостикам, пока наконец не вышли на огромную площадь. Прямо напротив них на противоположной стороне высился огромный кафедральный собор. Вокруг теснились современные офисы, в одном из которых расположилась туристическая фирма Пьетро, а также его отель.

— Я обязательно познакомлю тебя с Марио, — пообещал Пьетро. — Он отличный менеджер, хотя его характер для этого дикого города чересчур мягок.

Когда они вошли в офис, то сразу же увидели Марио. Это был молодой, человек с круглым добродушным лицом. Он пытался утихомирить даму бальзаковского возраста, которая громко спорила с ним.

— Меня не волнует, что у вас нет мест!..

— Но, синьора, — умолял ее Марио, — если на это число все занято, что я могу поделать? Возможно, вас бы устроил следующий день…

— Нет, я хочу только этот день! — упрямилась та.

Марио выглядел измотанным.

— Позвольте… — вмешался в их разговор Пьетро.

За сущие секунды он уладил дело, никто и глазом не успел моргнуть. Он даже уговорил даму взять номер на другой день.

Когда довольная посетительница ушла, Пьетро представил Марио и Рут друг другу.

— Мне очень жаль… — начал Марио.

— Давайте забудем, — проговорил Пьетро. — Просто ты нерешительный парень, Марио. Это от природы.

— Боюсь, что в этом я не виноват, — покраснел Марио.

— Не переживай, зато ты прекрасный менеджер. Как дела?

— Все отлично, — оживился Марио. — Похоже, ни одного номера не осталось.

— А мне казалось, что в январе отель должен пустовать, — отозвалась Рут.

— Нет, это не так. Ведь через месяц — Карнавал [1], — объяснил Пьетро. — Никто не хочет пропустить такое событие. Вес одиннадцать дней город будет просто переполнен людьми. Все будут пить, гулять и веселиться так, что чертям станет тошно. И главное, полиции никогда не поймать хулигана, потому что все в масках. Но это в порядке вещей в период праздника.

Потом они втроем вошли в находившийся здесь же магазинчик, где было полно забавных вещиц. Разноцветные каталоги пестрели карнавальными костюмами на любой вкус.

Всеобщее внимание привлекали многочисленные красочные маски.

Марио начал показывать их Рут.

— Вот эти нужно надевать на уличные празднества, — объяснял он. — А для бала-маскарада в помещениях нужны другие, куда элегантнее и изящнее.

Он взял одну из них, изображавшую смех, и приложил к лицу. И сразу превратился в таинственного незнакомца с блестевшими сквозь прорези маски глазами. Потом убрал ее — и снова стал прежним мягким и добродушным Марио.

— Ну вот, — вздохнул он. — Карнавал дает возможность мечтать.

— Возможно, мечты когда-то станут реальностью, — ответила она.

Он начинал ей нравиться.

— Нет, синьорина, я мечтаю о девушке, которая не разочаруется, увидев меня настоящего.

— Куда лучше просто быть самим собой, каким бы ты ни был, — возразила Рут.

— Но маска скроет не всегда, — добавил Пьетро, слушавший их разговор. — Иногда, наоборот, она может обнажить то, о чем ты и не подозревал.

— Да, и надо быть всегда настороже, — поддержала его Рут. — Вдруг другие увидят в тебе что-то сокровенное, скрытое от чужих глаз?

— Когда находишься среди друзей, это не важно, — напомнил ей Пьетро. — Именно они делают нас свободными.

Бедный Марио непонимающе переводил взгляд с одного на другого, пока наконец очередной клиент не спас его. Парень поспешил к стойке в приемной, но снова оказался в затруднительном положении. Вновь пришедший был немцем и не говорил по-итальянски, однако немного знал английский. Над головой незадачливого бедняги-менеджера опять сгустились тучи. Пьетро с тоской вздохнул.

— Не волнуйся, — Рут подмигнула Пьетро. — Несмотря ни на что, у тебя сегодня счастливый день.

— Почему?

— Потому что ты со мной, — пояснила она и шагнула к Марио.

Пьетро только заморгал.

За каких-то пять минут она уладила дело, легко переводя слова, к обоюдной радости обоих.

— Действительно, сегодня у меня счастливый день! — воскликнул Пьетро. — Теперь я вспомнил, ты же филолог и переводчик. И еще, ты только что продала ему очень дорогой пакет услуг.

— Это сделал Марио. Я лишь переводила.

— Слава хорошему переводу! — напыжившись, провозгласил Марио, и все рассмеялись. Когда все успокоились, он добавил: — Наша переводчица с немецкого, которая у нас есть, работает по свободному графику. — И сегодня у нее выходной.

— Думаю, кофе и пирожное с кремом ты заработала, — сказал Пьетро. — Идем?

И они пошли в старинное кафе «Флориан». Оно появилось еще в восемнадцатом веке, и до сих пор интерьер здесь выдержан в стиле той эпохи.

— Ты бывала здесь с Джино? — спросил Пьетро.

— Да, — ответила Рут, — он еще говорил о том, что когда-то давным-давно сюда хаживал сам Казанова.

В ответ на это Пьетро только хмыкнул.

— А что еще он тебе рассказывал?

— Еще он рассказывал…

Она задумалась, пытаясь что-то вспомнить, но безуспешно. Рут в отчаянии прижала сжатые пальцы ко лбу.

— Нет, нет, вот опять… Ничего не могу вспомнить!

— Не надо, — стал успокаивать ее Пьетро. — Не стоит так терзаться.

— Но это постоянно со мной происходит.

— Ничего это не значит. Просто не следует напрягаться. Все вернется само собой.

— Вряд ли. Обычно так бывает у нормальных людей, а не у такой, как я…

— Послушай, давай договоримся, — мягко перебил девушку Пьетро, глядя ей в глаза, — что с этой минуты ты больше не станешь твердить о том, что ты ненормальная. Обещай мне, что будешь слушаться. Договорились?

Рут виновато вздохнула, опустив глаза, но потом взглянула на него и кивнула.