— Крис! Ты все-таки добрался!

— Да, и даже смог войти. Кстати, вы что, вышибал наняли на вечер? Кто были те подозрительные громилы подросткового возраста, которые вышли курить на крыльцо, когда я пытался достучаться в дверь?

— Это Билли Чимниз и его друзья. Он брат Хлои.

— А кто у нас Хлоя?

— Вообще-то хозяйка дома. Половина вечеринки — ее.

— Как это?

— Неважно. У нас такая традиция. Очень Большие Праздники мы всегда справляем вместе, у Хлои дома. Тут есть шикарный сад и нет старших родственников.

— Зато младшие удались. Рядом с этими малютками акула покажется золотой рыбкой.

— Да брось ты! Билли играет в регби, вот и все. На самом деле... Ладно, это тоже неважно. Ты привез контракт?

— А ты нашла мне ассистента?

— Очень может быть!

Ирис улыбалась, но Крису было не до шуток.

— Ирис, это не игра. У меня основной доклад на конференции в Париже, времени почти не осталось, а у меня нет ни одной мало-мальски пристойной мысли. В смысле, достойной.

— Пойдем выпьем, и ты расскажешь, как это случилось.

— Я за рулем. А случилось это...

— Сок или лимонад?

— Лимонад. Так вот, глупая девица, которая должна была подготовить тезисы, этого не сделала, а черновики потеряла. Ирис, я сейчас оглохну!

— Пошли на кухню. Там тихо и полный холодильник лимонада.

На кухне Крису неожиданно понравилось. Свечи, огонь в камине, старинное зеркало на стене... Кто-то золотой краской написал поверх серебристой поверхности «Опять Пятнадцать!»

— Так это день рождения?

— Да. Хлое сегодня двадцать четыре. Но она решила, что на сегодняшней вечеринке всем должно быть пятнадцать.

— Оригинально.

— Держи стакан. И не ехидничай. Хлоя вовсе не дурочка и не восторженная идиотка. Ладно, дай мне посмотреть контракт.

Крис протянул Ирис конверт.

— Вот. Я знаю, что задал тебе задачку не из легких, но если ничего не выйдет, в понедельник начну обзванивать крупные агентства.

Ирис рассеянно помахала рукой в воздухе, внимательно читая контракт.

— Толку от твоих крупных агентств... Я гораздо лучше.

— Не сомневаюсь, но у них больше возможностей.

— Крис, тебе не нужно больше. Тебе нужно лучше. И именно я, вполне возможно, могу тебе это лучшее предоставить.

— Вполне возможно? Раньше ты была более конкретна.

Ирис хмыкнула.

— Просто она пока думает. Ты должен помочь мне уговорить ее.

— И как я это сделаю?

— Ой! Кто бы говорил! Великий специалист по пиару не знает, как уговорить женщину поработать на него? Очаруй ее. Увлеки. Заинтересуй.

Повисла тишина. Пауза длилась и длилась, пока Крис не промямлил:

— Может, все-таки лучше крупные агентства...

Ирис рассмеялась, и Крис не удержался от ответной улыбки.

— Может, и лучше. Но не так интересно. Слушай. Вот что мы с тобой сделаем. Наступать надо с двух направлений...


Хлоя поднималась на второй этаж, когда ее внимание привлекла какая-то перепалка в прихожей. Перегнувшись через перила, она постаралась рассмотреть потенциальное поле боя, что было довольно затруднительно из-за ярких сполохов дискотечных лампочек. Ясно видно было только одно: малютка Билли и его друзья весьма сурово разговаривали с высоким незнакомцем.

Незнакомец повернул голову. Посмотрел отсутствующим взглядом наверх.

И Хлоя оцепенела.

Парень был высок, темноволос, широкоплеч, но отнюдь не массивен. Что-то в нем было такое, что навевало мысли о могучих, но изящных оленях-вожаках, о поджарых гепардах, об арабских скакунах...

Черные брюки и пламенный шелк рубашки. По крайней мере так она увидела. Алый шелк. Хлоя никогда не могла позволить себе настоящий шелк, но обожала эту ткань. Ничто на свете не могло так отражать блики света, так мягко струиться по телу, так невесомо развеваться от малейшего дуновения ветерка.

Кто был этот человек?

Хлоя не знала.

Она знала только одно: именно этого мужчину она ждала всю жизнь. Именно его лицо было знакомо ей до малейшей черточки.

Хотя в реальной жизни они никогда не встречались.

Гордая посадка головы, тонкий породистый нос, скептическая и жесткая линия рта, темные глаза и густые брови, сейчас гневно сошедшиеся на переносице. Высокие скулы и легкая синева — вечный спутник темноволосых и смуглых мужчин. Был ли незнакомец смуглым? В неестественном свете этого было не разобрать толком, но Хлоя не сомневалась ни на секунду. Восточный принц. Шейх. Великий Могол. Молодой раджа из дальних и южных стран, где воздух дышит мускусом и сандалом, где горячий ветер овевает разгоряченные тела, и томные женщины утомленно перебирают тонкими пальцами с шафрановыми ногтями сверкающие рубины, изумруды и сапфиры, небрежно брошенные к их ногам такими вот смуглыми и надменными любовниками, принцами и шейхами...

Хлоя покачнулась и нервно провела рукой по глазам. Видение было слишком реальным, слишком завораживающим. Спокойнее, мисс Чимниз. Уж эта ваша вечная любовь к игре...

Неожиданно по спине пробежал холодок, так, словно она только что заглянула в глаза собственной судьбе и не узнала ее.

Кто он, во имя всех святых, кто этот человек? Хлое не терпелось узнать это, но вместе с тем она отлично осознавала, что, встань он сейчас перед ней и заговори, она будет только мычать и краснеть, словно школьница, неожиданно столкнувшаяся со своим поп-идолом на дискотеке. Все. Все! Все? Все.

Скорее к людям, танцам, вину и веселью. Это ее вечер, и незачем забивать себе голову несбыточными фантазиями! Только сначала в ванную. Надо остудить пылающие щеки.



Ирис стремительно вывела Криса из кухни и буквально поволокла через гудящий, звенящий, смеющийся и танцующий ад, каким он всегда представлял себе вечеринки такого рода. Гибкая рыжая змейка обольстительно прижималась к нему на ходу, впрочем, он не испытывал ничего, кроме благодарности: таким образом Ирис Грант просто спасала его от излишнего внимания девушек, которые так и ели его глазами.

Крис привык к вниманию женщин и даже добился того, чтобы это перестало его раздражать. В конце концов, такой порядок установлен не им, а Господом Богом.

Они пролетели бесчисленную анфиладу комнат, окончательно оглохли от какофонии под названием «музыка для танцев», притормозили в широком и относительно прохладном коридоре, затем...

Затем Крис увидел Ее.

Высокая темноволосая сильфида плыла над полом. Черный шифон, подсвеченный сзади яркими огнями, был почти прозрачен, а под ним был виден изящный черный же лифчик. Одна бретелька соскользнула с плеча, этого шифон тоже не скрывал, и Крис вдруг понял, что в жизни не видел более соблазнительного и возбуждающего зрелища. Точеные бедра, обтянутые кожаными брюками, легко покачивались в каком-то завораживающем ритме, но это все не имело никакого значения, потому что главным было лицо. Темные глаза. Длинные ресницы. Чуть вздернутый, но отнюдь не курносый носик.

И рот. Чувственный, ярко-алый рот, изогнутый в какой-то полусонной улыбке, рот, при одном взгляде на который в голове возникали совершенно умопомрачительные мысли, а где-то в глубине тела загоралось темное пламя...

— Потрясающе...

— Что? Что ты говоришь, Крис? Неважно. Позволь представить. Моя лучшая подруга и виновница торжества Хлоя Чимниз.

Хлоя... Дафнис и Хлоя... Греция, жара, теплый песок, шелест вечно-зеленых деревьев и рокот волн, трепет нежной кожи под руками любовника и улыбающийся рот, припухший от поцелуев...

— ... и ей действительно нужна эта работа, так что не расстраивай девушку, доставь ей удовольствие.

— А? Ирис, я...

— Я говорю, возьми ее на работу.



— Хлоя, позволь представить: вот твоя судьба.

От этих слов Хлоя чуть не упала в обморок. Ирис, как всегда, была в своей стихии: журчала, щебетала, ослепительно улыбалась и вела себя при этом совершенно естественно, а вот Хлоя...

Что вы почувствуете, когда вам представят того, кого нет и не может быть на свете? Принца, который много раз снился в горячечных снах, но вам никогда не удавалось толком разглядеть его лицо?

Вот именно это Хлоя сейчас и чувствовала. Единственное, что мало-мальски позволяло владеть собой, так это выражение лица принца. Он никак не походил на дамского угодника. На красивом и жестком лице застыло выражение вежливой скуки, быть может, легкое одобрение — мол, хорошо выглядите, мисс Как Вас Там...

Ирис с сомнением огляделась вокруг — и решительно повлекла оцепеневших Хлою и Криса в сад.

Здесь было значительно тише, хотя и не менее оживленно. Просто здесь парочки не танцевали, а целовались. Кто в кустах, кто на скамейках, кто под деревьями. Где-то приглушенно смеялись.

Темнота помогала прийти в себя, и Хлоя почти овладела собой, особенно услышав голос потрясающего мужчины. Никаких соблазнительных переливов в этом голосе не наблюдалось.