Хлоя очнулась и с нежностью посмотрела на подругу.

— Ирис?

— Да?

— Ты — отличный друг.

— Ай, вы меня смущаете, мисс Хлоя. Та-ак, что у нас тут на автоответчике...

Неисправима, с улыбкой подумала Хлоя. Не-ис-пра-ви-ма!



Автоответчик разочаровал Ирис Грант. Младшая сестра Хлои, Пенелопа, укатила со своим парнем в летний студенческий лагерь, семнадцатилетний Билли был на сборах команды по регби вместе со всеми теми, кто ему обычно звонил. Сегодня вечером они должны были вернуться, но пока для них сообщений не было. Самой Хлое оставили несколько сообщений, и все они касались исключительно работы. Ирис с мрачной миной выслушала страстную мольбу Дорсетского клуба этнографов о проведении ознакомительной экскурсии по храмам и соборам и яростно ткнула пальцем в красную кнопку магнитофона, останавливая ленту.

— Хло, тебе бы полком командовать, а не этой развалиной заниматься. Видишь, даже в Дорсете о тебе наслышаны! Так что, вся следующая неделя у тебя забита, так я понимаю?

— Не совсем. В понедельник я в библиотеке, потом экскурсии, но их всего пять, а конец недели свободен. Ты готова к физическому труду на свежем воздухе?

Близился очередной День Рождения и Очень Большой Праздник, поэтому девушки готовились к нему со всей серьезностью. Ирис внимательно ознакомилась с длинным списком и наморщила нос.

— Фонарики повесить на яблоне, стробоскоп в гостиной, бенгальские огни по периметру пруда. Сдается мне, все это ручная работа. Прощай, французский маникюр!

— Что ты выбираешь?

— Давай все сразу, но вместе?

Хлоя хмыкнула и отправилась за стремянкой. Извлечь ее из кладовки оказалось довольно трудно, тем более, что Ирис путалась под ногами и напевала с детства ненавистную Хлоей песенку гномов из «Белоснежки»:

— Хей-хо, хей-хо, до дома далеко... идти нам нелегко... но мы дойдем и дом найдем... хей-хо, хей-хо...

— Я не гном!

— При метре семидесяти пяти? Догадываюсь. Зато ты очень трудолюбива, Хло. А вот если бы в доме был мужчина... Джек сейчас очень пригодился бы.

Хлоя и ухом не повела. Вынесла стремянку в сад и с первого раза установила ее под старой раскидистой яблоней.

— Если бы да кабы! Джека больше нет, так что отправляйся наверх. Ничего с твоим маникюром не случится.

Ирис критически оглядела ненадежную конструкцию и со вздохом поставила ногу на первую ступеньку. Стремянка издала зловещий звук и слегка накренилась на одну сторону. Ирис с тревогой посмотрела на подругу.

— Что ты имеешь в виду, говоря «больше нет»? Он же придет на вечеринку? Джек не может пропустить Очень Большой Праздник!

Хлоя со вздохом отстранила Ирис от стремянки. В костюме за две тысячи фунтов стерлингов нельзя развешивать лампочки на яблонях. Сама Хлоя предусмотрительно облачилась в старую футболку, джинсовые шорты и кроссовки, а волосы стянула в хвост и покрыла голову платком.

— Подай мне лампочки. Джек не придет на вечеринку.

Ирис сделала вид, что сейчас уронит коробку с лампочками. Хлоя гневно фыркнула и забрала у подруги гирлянду. Предстояло распределить ее по всему дереву.

— Хло! Ты хочешь сказать, что вычеркнула его из списка приглашенных? Я в это не верю!

— Просто мы оба решили, что нам лучше некоторое время не видеться.

— Ты безнадежна!

Хлоя скрыла лицо в густой листве и про себя обругала настырную Ирис не вполне приличными словами.

— Так будет лучше для нас обоих.

— Я знаю, это ты нарочно, чтобы доконать меня! При чем здесь Праздник?! Не могла потерпеть? Простой здравый смысл подсказывает...

— Ирис Грант! Во имя неба и преисподней — замолкни! Ты прекрасно знаешь, что я не могу использовать Джека подобным образом.

— Каким именно?

— Таким! Это неприлично. Он не из службы эскорта.

— Господи, да кого интересуют приличия! Нам еще стробоскоп вешать!

— Мы прекрасно справимся с этим сами. Ирис, заткнись, сделай милость.

Вечернее солнце приятно согревало Хлою, листья яблони тихонько шелестели вокруг. Чудесный день. И вечер будет чудесным. Как раз для Очень Большого Праздника.

Но ведь праздник будет позже, а пока они одни в старом саду. Хлоя и Ирис. Лучшие подруги. Почти сестры.

Она должна все рассказать Ирис. Если не ей, то кому же еще? А не рассказать невозможно. Невыносимо.

Хлоя пожалела, что не может забраться на самую вершину дерева. Впрочем, ее пылающее лицо все равно скрыто листвой...

— Ирис?

— Чего тебе?

— Есть еще кое-что...

Но Ирис уже не слушала ее. Она радостно улыбалась вечернему солнцу, жмурилась и болтала о чем-то своем. Хлоя вздохнула. Что ж, может, это и к лучшему. Нельзя же говорить о серьезных вещах, балансируя на шаткой стремянке.

— О, великая Хло! Есть ли что-нибудь, чего ты не умеешь? Разумеется, ты развесишь лампочки, а потом одной левой раскидаешь стробоскопы, колонки и прочую ерунду по местам. Ну скажи, скажи, чего ты НЕ можешь делать?

— Наверняка что-то есть, но я еще не выяснила, что именно.

— Знаешь, Хло, я действительно не понимаю, почему ты так и не сделала карьеру. С твоими талантами, с твоей обязательностью...

Хлоя спустилась на землю и совершенно серьезно заметила:

— Это все волосы.

— Волосы?!

— Да. Золотистые шатенки и карьера несовместимы. Особенно с кудрями. Люди не воспринимают кудряшки всерьез. А вот рыжих — вроде тебя — слушают сразу. Вспомни, тебе едва исполнилось пять лет, а ты уже вовсю помыкала мисс Оунс.

Ирис с сомнением посмотрела на Хлою.

— Ты могла бы выпрямить волосы и перекраситься в брюнетку. Постричься коротко. Парик купить, в конце-то концов!

— Я подумаю над этим, спасибо.

— Я серьезно, Хло! Ты уже два года ничем толком не занимаешься. Хотя везде, где ты работала, тебя весьма ценили. Вот только ты не слишком долго баловала их своим обществом.

— Ну не создана я быть бизнес-леди, что ж поделать. Ничего, обхожусь...

— Конечно, обходишься. На хлеб с маслом хватает, читаешь любимые книги, посещаешь библиотеку — но что дальше?

Хлоя внимательно и удивленно посмотрела на подругу.

— Ирис, ты сейчас говоришь в точности, как твой отец. Не забудь, что мне очень нравится мой образ жизни, и я им дорожу. А бизнес...

— Знаю! Знаю я все. Можно быть успешным бизнесменом и несчастным человеком. Ты закончила?

— Да, хотя ты очень трясла лестницу. Больше так не делай.

— Я нервничала. Больше не буду. Хло...

Хлоя сложила стремянку и уже направлялась к сараю, поэтому пришлось остановиться и обернуться.

— Что?

— Ведь ты одна...

— Да. И тем не менее лампочки уже висят. Кому тут был нужен мужчина?

— Хорошо, но что насчет всего остального? Кроме лампочек.

Прекрасная подача, Ирис! Давай же, Хлоя, скажи ей все. Скажи своей лучшей подруге правду.

И снова она упустила шанс. Вернее, струсила.

— А в чем заключается остальное?

— Жить вместе, балда! Просыпаться в одной кровати. Приносить друг другу завтрак в постель. Покупать газеты. Ходить гулять...

Ирис понесло, подумала Хлоя. Теперь бесполезно пытаться встрять в этот поток сознания. Когда Ирис Грант садилась на своего любимого конька по имени «Сейчас Я Научу Вас Жить По-человечески», все комментарии становились излишними.

— ... Джек — это то, что тебе надо. Он же тоже чертовски практичен и рассудителен. Он бы мог починить тот дурацкий кран, который гудит и брызгается...

— Уже не брызгается. Я просто поменяла прокладку и...

— Бедный Джек! Что он тебе сделал? Позвал замуж?

— С ума сошла! Мы ж знакомы всего пару месяцев.

— Ты производишь на мужчин очень... устойчивое впечатление. Пары месяцев вполне достаточно.

Хлоя привычно нацепила маску клоуна. Вечную свою маску.

— Сказать тебе правду? Это все спагетти.

— Что-о?

— Никак не могу запомнить, мыть их перед варкой или нет. Открой мне дверь, будь добра.

Ирис возмущенно фыркнула, не в силах найти подходящий ответ, и распахнула дверь сарая.

Стремянка заняла свое место, и Хлоя вышла обратно в сад. Чимниз-мэнор стоял на холме, поэтому сад, окружавший дом, разделялся на три террасы. Создавалось полное ощущение, что никакого города вокруг нет, да и вообще цивилизации. Только сад, цветы и трава по пояс. Хлоя потянулась и блаженно вздохнула:

— Рай! Эдем! Ирис, ты видела еще такие сады?

— Врешь ты все!

— Это ты о чем?

— О спагетти! Слушай, Хло, что ты мне мозги пудришь! Мы ведь обе знаем, что ты за штучка, так что не вешай мне на уши свои спагетти! При виде тебя мужики способны съесть даже телефонный кабель!

— Спасибо, милая.

— Это чистая правда, так что не благодари. И вообще, не будь ты моей лучшей подругой, я бы давно постаралась избавиться от тебя...

— Ирис!

— Особенно, если бы ты вздумала положить глаз на моего мужчину! Потому что в этом случае у меня не было бы шансов.