Я перевела взгляд на Десмонда. Он явно был на грани: белое как снег лицо, покрытое подтеками и засохшей кровью, рваная одежда, сквозь которую торчат не до конца закрывшиеся раны, спутанные черные волосы, в беспорядке раскиданные по плечам. Почему-то стало его жаль, хотя я и пыталась воззвать к тому, что я просто пешка в их игре.

Больше ни о чем думать я не успела, на маленькую полянку, где мы сидели, выскочил Дикий. Выпрыгнул и замер, его нос настороженно поводил в стороны. Мне стоило раньше заметить, что пара последних минут была подозрительно тихой.

Огромное тело монстра было частично окровавлено с выдранной клоками шерстью. Серафина его неплохо потрепала. Желудок скрутило – а где же сама девушка…

- Воспользуйся своим Даром, Майли. – Прошептал мне Десмонд своими бескровными губами. – И прости мне мою беспечность. Я был уверен, что время еще есть. Не думал, что буду так беспомощен не смогу тебе ничем помочь...

Кажется, он потерял сознание. Я потрогала бессмертного за руку – холодный как труп, я оставила их вообще без крови, ритуал забрал и переработал только мою.

Голос мужчины привлек внимание Дикого. Он перестал нюхать воздух и начал осторожно приближаться.

Я судорожно пыталась сообразить, что значит - воспользоваться своим Даром. Как можно воспользоваться чем-то, о чем имеешь очень смутное понятие. Я могу разрушить магию крови – так сказали мне. Но причем тут монстр, который приближается к нам все ближе!

Раздумывать было некогда, если я не успею увести его от бессмертных, то их банально раздавит.

Я резко вскочила и побежала в сторону, очень надеясь, что мои новые способности проснутся. Впрочем, надежда была слабая. Будучи уже Обращенной, я вообще не чувствовала в себе ничего необычного: глаза видели так же, реакция быстротой не отличалась. Может, стоило подождать паниковать, но очень хотелось, так как, стоило мне дернуться, как Дикий бросился за мной.

Мы метались по парку, больше походящему на лес, в полной тишине, что было крайне жутко. Меня спасали высокие густо засаженные деревья и колючий кустарник, но долго так продолжаться не могло. Я пыталась во время бега выдвинуть клыки или выдавить из себя когти подобные Серафиминым, но ничего не выходило. Пока еще адреналин в крови и потрепанность чудовища уравнивали нашу скорость, но рано или поздно парк закончится, и тогда мне придет конец.

Я споткнулась об очередной корень, упала на колени, и как есть отползла за дерево. Нюх у Дикого просто отменный, я вообще не слишком понимаю, почему я еще жива, и где собственно проклятый Дар, который должен мне помочь. Если он должен проявляться во время сильного страха, то с этим проблемы. Я так устала, что у меня уже полное отупение. Сердце стучит как бешенное, и даже бурлящая во мне кровь бессмертных как-то не помогает, похоже, организм не сильно к ней адаптировался.

Тихое рычание Дикого раздалось совсем рядом, судя по звукам, он принюхивался и бестолково тыкался между деревьями. Может, стоило бросить пару кусочков своей одежды где-нибудь в другом месте? Эх, пораньше бы эту мысль. Я конечно не тугодумка, но в такие ситуации еще не попадала…

Полная тишина. Лишь стук в груди нарушает ее. Я затаила дыхание.

Внезапно мохнатая рука-лапа выдернула меня из-за дерева и швырнула наземь. Боль от падения ударила по голове будто кувалдой, рука неестественно загнулась за спину, и я шестым чувством поняла, что там нечто серьезное, но боли не чувствовала. Из носа потекла кровь, я слизнула соленые капли, но большая часть капнула на землю.

Дикий вместо нападения навис надо мной и часто задышал. Я ощущала его смрадное дыхание и старалась не дышать, но запах все равно сводил с ума. Его огромные желтые глаза были совсем близко и сверлили меня каким-то совсем не животным взглядом, внутри живота похолодело - в них проскользнуло нечто похожее на разум…

И тут чудовище открыло рот, откуда вместо рычания полились странные звуки, похожие на речь. Разум говорил мне, что я не могу понимать это, но сознание словно разделилось на две несвязанные между собой части. Одна слышала нечто шипящее и щелкающее, другая будто переводила, хотя смысл и ускользал, язык был на удивление мелодичным, хоть и исторгал его рот, полный острых зубов:

- Запах и внешность особи говорят, что она из Лунного народа. Но ее кровь шепчет, что она из народа Сумерек. Я в смятении.

Кажется, я схожу с ума. Эта трезвая мысль никак не вязалась с тем, что я судорожно обдумывала, что ответить. Единственный вопрос – как я буду это делать – отпал сам собой, стоило мне открыть рот. Звуки, вылетающие из меня, больше походили на щебетание птиц, смешанное с горловыми звуками, издающими крупными животными, очень странное и щекочущее нёбо ощущение. Я была уверена, что никогда еще на моей памяти мой язык не использовался для таких экспериментов.

 - Особь…я…не понимает, почему ее кровь различается с ее видом. И почему ты называешь бессмертных Лунным народом…

- Бессмертных? – Если можно было бы сравнить, то звук, исходящий из горла Дикого, весьма напоминал смех. – Народ Луны никогда не будет бессмертным. Они крадут детей нашего народа, проводят над ними опыты и забирают кровь. Вот, что стоит за их бессмертием! Они сами как беспомощные зверушки без нас. Когда-то мы совершили ошибку, доверившись им, за что теперь и расплачиваемся.

Мой мир полетел в тартарары. Завернутая за спину рука напомнила о себе тупой болью, в голове застучали молоточки, разум наотрез отказывался это воспринимать. Это было выше моих сил.

Я сидела посреди деревьев, только обратившись в бессмертную, а разумный монстр передо мной рассказывал, что моя кровь в общем-то некоего Сумеречного народа, к которому принадлежит и он сам. По причине его повышенной волосатости и глазастости, перспектива стать такой же внушала мне благоговейный ужас. Но круче всего было конечно же история о двуликих вампирах, насколько бы подозрительной она мне не казалась, звоночек в голове вполне себе нудно пел о том, что это правда. Противно засосало под ложечкой.

- А люди уверены, что вы монстры. Я сама еще пару минут назад не сомневалась, что ты безмозглое чудовище…

Я выпалила это, только потом поняв, что нанесла весьма серьезное оскорбление. Голова вжалась в плечи, не в моем положении было так говорить.

Ответ Дикого был на удивление спокойным, мне даже почудилась насмешка в рокотах его голоса:

- Те особи, что…люди…(это слово ему удалось повторить за мной с трудом) видели в своей короткой жизни, продукты эксперимента Лунного народа. Я сам лишь недавно обрел разум, который пребывал во тьме, чтобы не быть разрушенным опытами лунной особи с черными волосами. Мы несколько иные в своей естественной ипостаси.

Меня передернуло, по рукам пошли мурашки. Десмонд проводил опыты в своей лаборатории над разумными существами, в моих венах бежала их кровь…Пожалуй, я больше не хотела ничего знать на сегодня, меня итак вот-вот стошнит.

- Я должна была тебя победить. – Выдавила я сквозь силу. – Думаю, это означает убийство. Я не знаю, почему, но бессмертные были твердо уверены, что я могу это сделать.

- Ты можешь. – Я все больше вникала в мимику волосатой морды-лица, которая с каждой минутой общения переставала казаться страшной. Сейчас Дикий почти улыбался. – Но твоя кровь пахнет свежестью, ты как молодое растение с нераскрытыми листьями. Впереди тебя ждут бутоны. Ты не такая как мой народ, но и не такая как Лунный, тебе будет тяжело одной против всех.

Монстр (я все еще продолжала по привычке его так классифицировать) втянул носом воздух и неожиданно взял мою ставшую давно чужой руку в свою большую лапу. Я заверещала. По-другому звуки, вылетающие из моего горла, было и не назвать. Боль была просто ошеломляющей, похоже простым переломом я не отделалась. Красные круги перед глазами сообщили мне, что я на грани болевого шока. Сопротивляться я даже не думала, боль вытеснила все.

Тем временем Дикий прикрыл свои огромные желтые глаза и на миг замер, это было настолько удивительно в данной ситуации, что я перестала орать. Ничего такого особенного я не почувствовала, но рука внезапно перестала болеть, совсем. Я удивленно подняла ее, благо лапа отпустила, и пошевелила пальцами – здоровая и чистая кожа, ни синячка тебе, ни иных повреждений. Голова, кстати, тоже прекратила бить меня молотками изнутри. Я отметила это и вопросительно уставилась на Дикого.

- Если бы чуть лучше знала нас, то не позволила бы такому случиться. – Он поднялся и отошел от меня на пару шагов. – Моя сила, не найдя в тебе ответную, разорвала бы изнутри. Но теперь я знаю, что кровь в тебе действительно принадлежит Сумеречному народу.