— Грейд… — она провела пальчиком по его груди.

— Да? — он все еще готов был поддерживать ее игру.

— Я ведь тебе нравлюсь? — девушка бросила на него томный взгляд.

— Сейчас, нет, — жестко припечатал он.

— … - она явно не ожидала такого ответа, от неожиданности широко распахнув глаза.

— Что было в бокале? — поинтересовался он, снова беря вышеупомянутый предмет и делая новый глоток. Раз на него еще не подействовало, значит, не подействует вообще, — приворотное зелье?

Она отрицательно помотала головой.

— Ага, — вздохнул Грейд, — зелье вызывающее половое влечение.

Цвет ее щек подсказал, что он не ошибся. Грейд вздохнул, значит не эта девочка подлила приворотное зелье в прошлый раз, видимо, она не знала, что такого рода вещества на него не действуют, когда-то отец позаботился, чтобы не получить влюбленного идиота вместо рассудительно сына в самый ответственный момент.

— Ариа, — он приподнял ее подбородок, заглядывая в глаза, — это слишком простенько для тебя, не стоит меня разочаровывать.

— Я… — она попыталась было отвести взгляд, но он удерживал ее в этом же положении, не давая вырваться. Нет, больно он бы ей не сделал, умело контролируя свою силу, но пора было осадить саам.

— Послушай меня, — жестко произнес он, — если тебе так хотелось пробраться в мою постель, можно было просто попросить. Но ведь ты сама знаешь, что достойна большего, нежели стать кому-то подружкой на одну ночь, не так ли? И метишь выше, — а теперь в голос стоило добавить больше тепла: — ты мне нравишься, но не более.

Отпустив девушку, он не спешил отодвигаться, дожидаясь, пока она начнет чувствовать себя некомфортно от его близости. Если все будет так, как он подозревал, у нее есть шанс сохранить место секретаря студсовета и в дальнейшем. Высоки амбиции — это не повод для увольнения, в отличие от беспринципности. Саам попыталась по бортику отодвинуться от демона, этого было достаточно для Грейда.

— Прошу прощение, Ариа, — он легко коснулся губами ее запястья, — надеюсь, теперь ты сможешь получить должное удовольствие от вечера, а мне еще предстоит несколько обязательных разговоров. Извиняюсь, я должен был предупредить, что стану не слишком приятным собеседником на этот вечер, — он твердо взглянул в ее глаза, пытаясь понять, все ли она поняла правильно. Она умненькая, значит должна уловить то, что было скрыто под витиеватым общим видом его монолога.

Развернувшись, он вышел с балкона и направился к Гелари, стоящей у столика с напитками.

— Гелари, ты позволишь мне ангажировать тебя на следующий танец? — он с удовлетворением заметил, что музыка как раз начинает смолкать. И тут же обратился к некроманту: — позволите украсть ненадолго вашу даму?

Девушка чуть удивленно изогнула бровь, жест когда то подсмотренный у него же.

— Разумеется, — чуть кивнула она. — Ал, прошу прощенья, — некроманту была послана обворожительная улыбка и протянула ладонь Грейду, чувствуя, как снова начинает быстро биться сердце. Честно говоря, она меньше всего ожидала, что демон пригласит ее сегодня танцевать.

— Знаешь, мне уже начинает казаться, что тебе стоит носить не белый плащ, — чуть склонился он к ее уху, — а лиловый или сиреневый в тон своих волос. Уже второй раз вижу тебя в одежде этой цветовой гаммы и должен признать, ты просто обворожительна.

— Благодарю, за комплемент, — мягко улыбнулась девушка, посмотрев ему в глаза. — Но белый плащ обязателен, чтобы носить что-то другое мне приодеться покинуть совет.

— Это было бы для меня непростительной ошибкой, отпустить тебя, — Грейд знал, что его фразы двусмысленны, но некоторое раздражение, только усилившееся после случая на балконе, заставляли продолжать разговор в том же тоне.

— Тогда с вашего позволения, я продолжу носить белый плащ оставив прочее вот для таких праздников, — улыбнулась аллари, которой фраза очень пришлась по душе. — А вы великолепный танцор, как много я о вас не знала, — Гелари не покривила душой, танцевать с Грейдом было столь же легко как и с Аллукартом, но куда приятней.

— Думаю, мы еще многого друг про друга не знаем, — откликнулся демон.

— Странно, — мягкая улыбка скользнула по губам, — иногда мне кажется, что вы знаете все и обо всех, догадываясь о том, чего они сами не подозревают.

— Это умение наблюдать, слушать и делать логические выводы, — чуть понизив голос, словно сообщает ей страшную тайну, произнес Грейд с улыбкой, — только не порти мне репутацию, разглашая услышанное. Вот, например, я не знал, кто твой брат, пока меня едва носом не ткнули, я не знал, с кем ты пойдешь на балл. Чего еще я не знаю о тебе, Гелари? — ему хотелось смутить ее.

— Многого, — не оправдала его надежд девушка, — что-то, может быть, вы еще и успеете узнать, а что-то останется тайной навсегда, например… — девушка замолчала и загадочно улыбнулась.

В этот самый миг музыка стихла как по волшебству.


Танцующие замерли. По спине пробежал холодок, а зал словно тем временем начинал преображаться: по стенам расползались черно-серебристые узоры, и как живые переплетались, выпускали новые побеги и цветы, стремились ввысь, затягивая потолок и, когда первые два жгута соединились, зал накрыл купол.

Ректор подошел к ним.

— Вы знаете, что происходит? — тихо поинтересовался он.

— Не представляю, — призналась девушка.

— Этого явно не было в сценарии бала, — отозвался Грейд.

— Араны и анэры, — раздался наглый громкий голос, — не стоит волноваться, это просто небольшое отступления от вашего праздника, чтобы начался наш.

Фигура в черном костюме отделилась от ниши скрытой тенью, а по периметру рассредоточились люди в черных мантиях, среди которых можно было узнать некоторых студентов.

— …сейчас эту академию полностью контролируем мы. Вам же запрещено покидать этот зал, да и не получиться…

Воздух заискрился от заклинаний, которые мгновенно начитала плести большая часть присутствующих.

— Ну что вы! Неужели вы думаете, что собираясь нейтрализовать целую академию магов, мы не озаботились об этой проблемой? Не стоит здесь колдовать, — для примера мужчина выпустил небольшое простенькое заклинание фейерверка, но оно немедленно изменило направление, ударилось о купол и, срикошетив, взорвалось недалеко от группы студентов, чудом никого не задев. — Не стоит колдовать, этот купол изменит любое заклинание, а вот на что, не знаю даже я. Ах да, — мужчина щелкнул пальцами, и в зале вспыхнуло несколько порталов. Появившиеся чудища радужных надежд не внушали.

Эти создания напоминали помесь гориллы, гиены и еще каких-то монстров, опознать которых в этих сутулых прямоходящих мохнатых существах было сложно. Узкая морда, пасть, усыпанная клыками, маленькие глазки, длинные передние лапы с когтями-ножами, массивное тело и короткие задние лапы… Вот только Гелари почему-то не сомневалась, эти внешне неуклюжие, неповоротливые создания на самом деле крайне опасные противники. Хотя бы потому, что ощущались они как магические существа, а ничего хорошего с такой внешностью маги создать не могли.

— О, — обрадовался главарь, — кто-то из вас, видимо самые умные, уже поняли: это не просто плод больной фантазии мага-психа… Сейчас мы держим их на коротком поводке, но даже один устроит здесь кровавое побоище, а их пять. Шансов у вас нет.

Гелари покачала головой, нападающие не учли одного — здесь не теоретики обучаются, а студенты, которые считают что знают все и считают себя круче всех. Поставив их почти в безвыходное положение, этот мужчина поджег фитиль, воткнув его в бочку с порохом… Рано или поздно у кого-то, кто сейчас напряженно продолжает держать заклинания в боевой готовности, не выдержат нервы.

«Как в воду глядела», — вздохнула девушка, увидев, как кто-то из первокурсников, судорожно всхлипнув, спустил заклинание. В полете оно подцепило еще несколько, уже становясь опасным оружием, и устремилось в купол. Столкнувшись с ним, яркой вспышкой ударила в главаря. Взвыли звери, разрывая, судя по испуганным лицам видящих, управляющие контуры…

«Он что-то говорил про кровавое побоище», — вздохнула девушка, глядя как зверь одним ударом лапы отбрасывает стоящего ближайшего человека в черном. Тот пролетел почти весь зал и ударился о стену сломанной куклой…

«И ведь не солгал», — опечалилась девушка, призывая нагинату. Краем глаза она заметила, что остальные аллари делают то же самое. Есть у них шанс или нет, сейчас это не имеет значения. Она будет сражаться!


— Маги! Общий щит! — тут же скомандовал ректор, первым подавая пример.