— Я Ниямира, — блеснула черными глазами женщина, откидывая капюшон на спину. — Хотела меня видеть?

Виола рассматривала собеседницу: на вид женщине можно было дать лет пятьдесят, в темных волосах змеились серебристые пряди, под глазами залегли тени. Одета она была в темный добротный плащ. Но самое главное — девушка не чувствовала исходящей от Ниямиры опасности. Придя к такому выводу, она сдвинула капюшон своего плаща, но не полностью, а лишь настолько, чтобы можно было рассмотреть черты девичьего лица.

— Виола ас*Араг, — с мягкой улыбкой произнесла новоприбывшая.

— Откуда вы меня знаете? Что за фотографию вы мне прислали? Почему мы встречаемся здесь? — прорвало лекаря, словесным потоком выплескивавшую овладевавшее напряжение.

— Давай по порядку, — поспешно прервала ее Ниямира, стоило девушке сделать паузу, чтобы набрать воздуха. — В «Лохане» меня знаю и позовут, если появится посетитель. Тебя я знаю с рождения, поскольку стала повитухой, которую вызвала твоя мать. Твоя родная мать. Не знаю, нужна ли тебе эта история, но так уж вышло, что мне нужна твоя помощь, и это единственное, что я могу предложить лекарю-алхимику.

— Чем я могу помочь? — подалась вперед Виола.

— Мой сын служил на корабле правителя, — женщина начала свой рассказ, — но когда он заболел, его списали на берег, быстро найдя замену. Едва ли не все сбережения я потратила на лекаря, который потом только и сказал, что сделать ничего нельзя. Он мучается, и я уже не могу смотреть на это, — она замолчала.

Молчала и лекарь, не зная, что сказать, она не понимала, чем может помочь студентка, если уже практикующий лекарь признал случай безнадежным.

— Что вы хотите все же от меня? — наконец поинтересовалась девушка.

— Мне нужен яд, позволивший бы ему тихо отойти к Пресветлой, — понизив голос до шепота, попросила Ниямира. — У меня нет денег, чтобы оплатить услуги алхимика, а обычные средства не подойдут. Мне выплатят деньги на похороны сына только в том случае, если его смерть будет казаться естественной.

— Я не могу, — испугалась девушка. Помочь — означало нарушить законы Ассары. — Почему я?

— Я умоляю, — по щеке собеседницы скатилась слеза, тут же вытертая натруженной рукой. — Ты единственная, кому мне есть что предложить. Ты же хотела бы знать тайну своего рождения?

Виола замолчала, за всеми волнениями она даже забыла, что привело ее в эту таверну.

— Какую болезнь определил лекарь? — уточнила она, понимая, что согласится, если это будет в ее силах. Жить, постоянно гадая, кто же она и откуда, станет невыносимо. А так она еще и поможет женщине и ее сыну.

— Морская падучая.

— Хорошо, — согласилась лекарь, хорошо представляя, какие мучения доставляет это несчастному. Но я должна сначала посмотреть на него.

— Договорились, — тут же откликнулась Ниямира. — Ты уж извини, но и про родителей я тебе, когда лекарство принесешь.

Дорога обратно заняла куда меньше времени. Уже зная, где и когда необходимо свернуть, Виола едва ли не бегом неслась в академию. Если она успеет до вечернего колокола, то стража у ворот даже не обратит внимания на припозднившуюся студентку. Чем меньше вопросов и внимания к ее персоне, тем лучше. Уже добравшись до своей комнаты и наполнив ванну, девушка принялась подводить итоги: Ниямира ей не солгала, человек, к которому ее привели, действительно умирал он падучей, и она знала, как сделать так, чтобы никто не опознал причину смерти — симптомы будут те же. Теперь она должна была приготовить яд и отнести его в «Лохань», где ей повитуха расскажет, что знает про ее биологических родителей.

Виола вздохнула, опустившись в воду, невероятный день закончен, теперь можно было и отдохнуть. А Гелари она расскажет все уже постфактум…хотя нет, не всё. Не стоит упоминать, пожалуй, что она расплатится за информацию ядом — не хотелось бы подругу ставить в сложное положение, заставляя выбирать между их дружбой и обязанностями секретаря студсовета. Тем более, это ведь будет не ложь, а только умалчивание одного из фактов. И только после этого Виола смогла расслабиться.


Урсула привычно раскладывала карты. Мало кто знал, но для наделенных даром даже простой пасьянс может приподнять завесу будущего. А она раскладывала большой имперский круг судьбы — почти триста карт, тысячи комбинаций…Изначально вся эта красота задумывалась ради возможности убить время, развлечения для. Оракул пыталась узнать, получиться ли что-нибудь у нее с красивым преподавателем некромантии? Но сейчас она видела кое-что гораздо более важное. Академию, да и не только, ожидали большие потрясения, а выпавшая карта пустоты пугала. Причем так, что хоть сейчас пакуй чемоданы и делай ноги. С другой стороны, ничего внятного имперский круг не говорил — да, вот опасность, но окружавшие метку пустоты карты внушали нажду. По крайней мере одну карту можно было трактовать очень точно — союз. Значит, избежать проблем поможет некое сообщество…Но вот какое? На территории академии их сотни!


В большом роскошно обставленном кабинете, едва освещенном десятком свечей, в удобных креслах расположились двое. А еще один, скрытый то глаз, внимательно прислушивался в разговору.

— И что вы скажете мейред[1]?

— Боюсь, мне нечем вас обрадовать, если все так пойдет и дальше, наши позиции сильно пошатнуться.

— Но хоть одна хорошая новость у вас есть?

— Хорошая, думаю есть. Мы нашли одного весьма одаренного алхимика. Девочка подает большие надежды, поверьте, она будет очень полезна.

— Полезна? Если вы сейчас мне скажете, что она студентка академии, — я вас убью, — очень мягко промурлыкал голос.

— Не думаю, поверьте, мне есть чем ее зацепить.

— Что ж, надеюсь. Но запомните, промахов я не потерплю. Ассара должна быть в моих руках.

— И он будет. И после всего вы отдадите мне девушку?

— Отдам.

Когда мужчина покинул кабинет, третий, тайный свидетель разговора, вышел из специальной комнаты.

— Ваши приказы, шийрен*? (обращение к вельможе.)

— Оплошает — убить. А к девчонке присмотритесь, возможно, она действительно пригодиться. И еще мне нужно досье на знатных отпрысков Сайорана, я должен знать, кого из этих наивных цыплят можно использовать.

— Особые пожелания?

— Наверное, да. Удели внимание магам и убийцам, эти никогда лишними не бывают.

Глава 5

Девушка потерла глаза: почему-то после лекарств постоянно было такое чувство, словно песка насыпали.

— Гелари? — удивился влетевший в кабинет с папкой в руках Ник. — А ты что уже вернулась? — судя по его удивленно-ошарашенному лицу, он совершенно забыл, когда надо сдавать отчетность. А если обратить внимание на красные глаза, напрашивался вывод: спал он сегодня очень мало и прилетел в такую рань, чтобы тихо и незаметно подсунуть бумаги, сделав вид, что все им было сделано вовремя.

— Доброе утро, — улыбнулась девушка. — Давай сюда свой отчет, я быстро просмотрю и зарегистрирую, так что прекрати делать такой виновато-раскаявшийся вид, я тебе все равно не верю.

— Ты просто чудо, самая лучшая, спасибо тебе, — крикнул Ник, швыряя документы на стол и снова вихрем вылетая из кабинета.

Аллари только улыбнулась, все-таки маг был из тех, кому все прощается, вызывая лишь улыбку. А сейчас надо было сделать себе чаю и заняться его отчетом.

Когда дверь открылась второй раз, девушка привычно улыбнулась вошедшему Грейду и едва смогла удержать приветливое выражение лица, увидев за его спиной Арию.

— Добрый день, Грейд, Ариа, — совершенно дружелюбно окликнула она их.

— Добрый день, Гелари.

Привычные слова, привычные интонации…но они почему-то больше не вызывали отклика в ее душе, только странный горьковатый осадок.

— Давайте я делаю всем нам чаю, — предложила Ариа. — Грейд, какой тебе?

По утран он пьет только кофе, который варю я! — хотелось сказать ей. Боль в сердце стала только сильней от услышанного. Захотеллось кричать…захотелось вскочить и высказать все, что она даже в мысли не могла облечь, но…

— Спасибо Ариа, — натянуто улыбнулась Гелари, — но у меня уже есть. Грейд, вы не против если я отнесу отчеты по финансам ректору и бухгалтеру академии? — сказала и даже сама удивилась, как легко у нее получились все те же почти бесстрастные интонации что и раньше. Как обычно в голосе звучало лишь уважение, спокойствие и доброжелательность. — Ария, ты молодец, все документы просто в идеальном порядке. А теперь с вашего позволения я пойду.

Когда Гелари вернулась, в приемной собрался почти весь студсовет, а значит, случилось что-то из ряда вон выходящее. Но что бы это могло быть, девушка не подозревала. Ей и так уже хватило потрясений за сегодняшнее утро. Всю дорогу она размышляла, как какая-то девчонка так легко может обращаться к нему на «ты»? С ним все общались крайне уважительно, даже без намека на панибратство. Неужели она так понравилась Грейду, что он разрешил ей сам….Конечно понравилась, ведь он лично предложил, пусть временно, но заменить ее саму.