Футболист еще раз посмотрел на визитку. Алексис Браун. У него был свой адвокат. Дэн отлично ему платил, чтобы он читал контракты, статьи в газетах и оберегал его от ненужных проблем. Сейчас самое время попросить Энди Романо заняться небольшим расследованием. Энди был его лучшим другом, они выросли вместе. И, если говорить о доверии, каждый из них доверил бы другому свою жизнь. Дэн набрал номер телефона.

— Мне нужна твоя помощь.

Смех Энди развеселил и Дэна.

— Какая уж тут помощь, Дэнни, ты же мне платишь. Валяй выкладывай.

Дэлито зачитал ему всю информацию, указанную на визитке Алексис.

— Узнай мне о ней все, что сможешь. Не знаю, зачем она приходила, но мне показалось, что повод был серьезным. Она не похожа на фанатку, и… она была с ребенком.

Энди присвистнул:

— С ребенком? Дружище, тут что-то не чисто. У меня плохие предчувствия.

— Даже не думай. Такую женщину я бы никогда не забыл. Я ее точно раньше не видел.

— Отлично. Ты меня успокоил. Начну прямо сейчас и перезвоню. Думаю, быстро управлюсь. Да, я буду на стадионе в воскресенье. Я не загадываю, но, может быть, в этом году…

Дэн застонал. Суперкубок. Он старался избегать этой темы. Ненавидел вопросы и запрещал родным даже произносить при нем это слово.

— Всему свое время, Энди. Сейчас меня интересует только игра. После матча приезжайте с Паулиной. Матч закончится рано, потом можно устроить вечеринку. Вся семья будет здесь.

— Договорились.

Закончив разговор, мужчина спустился на первый этаж в тренажерный зал. Он даже не притронулся к ледяному пиву в холодильнике и не взглянул в сторону бара. Надо сохранить светлую голову. Он крутил педали до седьмого пота и думал только о воскресном матче. Завтра будет тренировка на поле с нападающими. Вся команда и тренеры будут смотреть на него. Он должен быть в отличной форме. Никакой выпивки.

Когда Энди перезвонил, Дэн уже вышел из душа и смотрел очередной матч, сидя перед телевизором.

— Что удалось узнать? — спросил он.

— Только общие сведения. Родилась в южной части Бостона, тридцать один год, два года назад закончила юридический факультет Бостонского университета. Работает в прокуратуре с момента окончания. Она начала работать позже, потому что училась восемь лет.

— Замужем?

— Никакого намека на мужчину.

— А как же ребенок?

— Завтра я еще покопаю, — обещал Энди.

— Может, она няня?

— Может быть. Мне не дает покоя вопрос: зачем она явилась к тебе домой? Ты же знаешь этих папарацци. Они раздуют скандал из ерунды. От тебя несло, как от пивной бочки, так?

— Немного. — Голос Дэна стал мрачным.

— Ну, и как ты теперь?

— Я в полном порядке. Энди, с меня хватит и нотаций отца.

— Я не смогу быть таким, как Ники, даже если очень захочу. Ты знаешь, ты мне как брат. Я переживаю за тебя. И Паулина тоже.

Энди и Паулина. Дэнни и Ким. Они когда-то проводили много времени вместе. Самые близкие друзья. Им много пришлось пережить, в том числе и потерю Ким.

— Энди?

— Что?

— Когда я сегодня увидел эту женщину, мне на минуту показалось… что это Кимми. — Голос Дэна дрогнул.

— Бог мой, Дэнни. Я сейчас приеду.

Вот что значит настоящий друг. Дэлито был везунчиком.

— Не надо, брат. Предки собирались зайти сегодня вечером, так что все будет нормально. Да я и сейчас в порядке. Я справился. Она — не Ким.

С тяжелым сердцем Дэн попрощался и повесил трубку.


* * *

На следующий день в своей квартире Алексис подписала договор с агентом по недвижимости. Сердце сжималось от боли.

— Я очень люблю эту квартиру, — призналась она молодой женщине-агенту, которая держала в руках толстый ежедневник и ноутбук под мышкой. — Я купила ее на собственные деньги, которые достались мне с таким трудом. Приходилось экономить на всем. А теперь я получу за нее меньше, чем она стоила. Невозможно поверить. Если бы мне так не нужны были деньги. — Мисс Браун посмотрела на ребенка.

Первый раз в жизни Алексис пожалела, что у нее нет того, кто есть у каждой женщины, — подруги. Подруги, с которой можно поболтать обо всем, посоветоваться и посоветовать. В детстве ей приходилось контролировать каждое свое слово и помалкивать о положении дел в семье. Тогда с ней рядом была Шерри, сестры были неразлучны.

В колледже Алексис работала в перерывах между занятиями. Было некогда заводить друзей. С мужчинами у нее тоже не ладилось. Завязался лишь один непродолжительный студенческий роман, который, к сожалению, плохо закончился. В основном по ее вине. Мисс Браун даже поежилась от воспоминаний. Но сейчас ей было просто необходимо с кем-то поговорить, пусть и с чужим человеком. Жизнь становилась все тяжелее, а поделиться своими проблемами можно было только с воображаемыми друзьями.

— Может быть, вам жить с кем-то вдвоем? — предложила агент. — Я понимаю, что теряю деньги, давая такой совет, но я тоже нуждалась в средствах и хорошо вас понимаю.

В глазах Алексис блеснула надежда. Пустить жильца? Ей не приходило это в голову.

Нет, если рядом будет жить чужой человек, она точно сойдет с ума.

— Давайте пока оставим все как есть. Я уже приняла решение. Если что-то изменится, я сообщу. Да, и, пожалуйста, дайте знать, если увидите объявление о том, что сдается в аренду дешевое жилье. Правда, я сомневаюсь, что таковое вообще найдется в этом городе.

Когда агент ушла, мисс Браун позвонила Розе.

— Я подумала, что, если бы мне удалось найти жиличку, ее платы за комнату хватило бы на няню для Мишель в дневные часы. — Алексис идея показалась достойной рассмотрения.

— Неплохой вариант. Надо только тщательно проверять людей, если будут желающие.

Собеседница была, как всегда, права. Это была ее миссия — оберегать Алексис.

— А… ты, случайно, не знаешь кого-то, кто ищет жилье? — Рекомендация Розы была бы хорошей гарантией.

— Надо подумать. Но… Алексис, хочу быть с тобой откровенной. Я готовлю документы, необходимые для оформления опеки над девочкой другой семьей. Просто на всякий случай. Время идет. Извини.

— Нет, Роза, как ты можешь? Мишель любит меня, а я люблю ее. Она моя дочь. Кроме того, это бы очень расстроило Шерри.

— Ребенок и останется твоим, Алексис. Ничего не изменится. Это временная мера, пока твоя жизнь не наладится.

У мисс Браун сдали нервы, это была последняя капля. Такого развития событий нельзя допустить. Почему это происходит именно с ней? С Мишель? Множество матерей в одиночестве воспитывают детей, чем она хуже? А может, матери-одиночки получают помощь и это помогает им преодолевать трудности?

Она доверяла Розе, одной из немногих достойных доверия людей в своей жизни, а теперь та только все портит.

— Получается, что ты для меня ничего не можешь сделать?

— Извини, Алексис, но ты же знаешь, что мы предоставляем помощь по уходу за ребенком только в крайних случаях. У тебя слишком большая зарплата для того, чтобы на это претендовать.

Этот кошмар никогда не закончится. На счете в банке есть лишь триста долларов, оставленные мисс Браун на черный день. Головная боль становилась невыносимой, ноги тряслись от ужаса, так было в детстве. Весь мир был против нее. Мир рухнувших надежд и не исполнившихся ожиданий.

Да, ты можешь. Нет, ты не можешь. Колледж? Глупая девчонка. Кем ты себя возомнила?

Алексис старалась не вспоминать прошлое. Но сейчас, повесив трубку, она прижала руки к щекам, вспоминая детские пощечины. И не больно.

Ее проблему мог бы решить Дэн Дэлито. У него достаточно денег. Может, ему было бы даже приятно знать, что у него есть ребенок. Заслужил ли он еще один шанс? Алексис не могла ответить себе на этот вопрос. Она не имеет права подвергать жизнь девочки риску, оставляя ее с пьяным отцом.


К третьей четверти воскресного матча обе команды выглядели вымотанными. Алексис показалось, что они еле передвигали ноги. Два тач-дауна принесли им два раза по шесть очков и по одному очку за два гола в ворота.

Она была немного знакома с правилами.

«Дэлито принимает подачу от центрового, — прокричал комментатор, — и идет в прорыв».

Алексис проследила за группой здоровых парней, задних бегущих, прикрывающих квотербеке-ра, и увидела Дэна. У него не было шанса передать мяч. Трибуны затихли. Плохой знак.

— Похоже, у парня проблемы, Мишель. Похоже, ему трудно двигаться.

Может, всему виной похмелье? Нет, это было бы слишком просто. Футбол — жесткий спорт, во время игры легко получить травму.

Малышка одобряюще забормотала, и Алексис наклонилась ее поцеловать, что делала десятки раз за день. Ее цветочек любила разговаривать. Мисс Браун получала больше удовольствия от общения с ребенком, чем от наблюдения за игрой.