— Как же, видела я его портрет — чистый изверг!

— Не скажи, Степановна, с виду вполне благообразно выглядит.

— Ничегошеньки ты не смыслишь, вот чего я скажу! Одно обличье в нем человеческое, а души нет, мертвая в нем душа. Такой родную мать убьет — не поморщится… Как же это его до сих пор не схватили? Ведь прямо на морде написано!

— Будь спокойна. Этого я добуду из-под земли.

— Я тебе верю. — Она понимающе опустила изборожденные малиновыми жилками веки. — Чаек-то мой пьешь? Помогает?

— Спасибо тебе за все, замечательный чай. Только им и спасаюсь, — не сморгнув глазом, поблагодарил Люсин, хотя так и не удосужился испробовать целительного зелья, всякий раз откладывая до более благоприятной поры.

— Врешь, поди… И чего вертишься, как на шиле? Никак, бежать уже навострился?

— Пора, через сорок минут мой поезд.

— Ну, дак ступай, коли не терпится…

Проводив гостя, Аглая Степановна собралась на старую базарную площадь возле пассажа, где по воскресеньям устраивались народные гулянья.

Подвязавшись штопаным оренбургским платком, старая женщина смахнула повисшую на реснице слезинку, запахнула плюшевый жакетик и поспешила на улицу. Она так и не поняла, зачем приезжал Люсин. Неужели только из-за наследства? Но то, что он все-таки нашел ее и даже привез гостинцы, было необыкновенно трогательно. Жизнь не очень-то баловала ее подобным вниманием.

Заметив в подворотне бабу с мешком семечек, Степановна нерешительно потянулась за истрепанным кошельком.

— Почем? — спросила она, зачерпнув на пробу.

— Тридцать копеек.

— Ишь ты! Чего так дорого?

— А попробуй вырасти! — крикливо отозвалась торговка.

— Дак каждую весну в огороде сажаю, — возразила Степановна и вдруг осеклась. Грядкам и клумбам, а может, и веснам — кто знает? — пришел конец. Она покорно вручила мелочь и, оттопырив кармашек, дала пересыпать туда пыльный граненый стакан. Пусть все идет как идет. По крайней мере, будет чем порадовать оголодавших синиц, которым приелось, поди, сухое крошево да терпкая горечь рябины.

Не осознавала еще Аглая Степановна, что это распрямляется понемногу ее зажатая в тисках душа. Пусть звал за собой затухающий стук колес, и с новой болью вспоминалось все то, чему нигде и никогда не дано повториться, уже тянулись робкие корешочки в необжитую пустоту.

Голову в меховой шапке, возвышавшуюся поверх других, Аглая Степановна увидела издали, а узнала еще до того, как устремила прицельно сузившиеся глаза. Ее словно толкнуло что-то, заставив съежиться, как от внезапной рези. Краснолицый парень в распахнутом полушубке, присев на балюстраду рядом с накрытым столом, неторопливо переливал в глотку вино. Стакан он держал двумя пальцами, помахивая в такт глотанию надкусанным пирожком.

Она угадала безошибочно: тот самый. И медленно направилась к нему, не выпуская из поля зрения и боясь спугнуть пристальным взглядом. Всем существом своим, потрясенным до самых глубин, всей прожитой жизнью знала, что ему не устоять перед ней. Не скрытая сила, о которой судачили деревенские кумушки, но абсолютная убежденность, поработившая душу и тело, несла Аглаю Степановну на кромке кипящей волны. Сбросив годы и немощи, даже как будто бы потеряв вес, летела она над площадью, не касаясь заледенелой земли.

Никто не видел этого стремительного полета. И она, проносясь сквозь расступавшуюся толпу, не замечала других. Словно вокруг была заснеженная пустыня, утопавшая в дымной полумгле.

То единственное лицо, чьи самые мелкие черточки различались с удивительной четкостью, лишь отдаленно напоминало фотографию в милицейской листовке, но ошибки быть не могло: она настигла врага. И знала, что сможет сделать с ним все, что захочет, и сделает это, превратив в безвольный манекен.

Все силы, которые еще оставались в ней, слила она в единый порыв.

Примечания

Note1

"Основы фармакологии».

(обратно)

Note2

"Наука о жизни».

(обратно)

Note3

"Сущность целебного».

(обратно)

Note4

Научно-технический отдел.

(обратно)

Note5

Старческие.

(обратно)

Note6

Герметические дисциплины — закрытые, тайные.

(обратно)

Note7

Почему бы и нет? (англ.)

(обратно)

Note8

Алхимическое искусство.

(обратно)

Note9

— Ну, все в порядке. — Прежде всего спокойствие! (нем.)

(обратно)

Note10

В чем дело?! (нем.)

(обратно)

Note11

Так точно (нем.).

(обратно)

Note12

Приключение, предприятие, связанное с опасностью, рыцарский подвиг. Лат. adventura, франц. aventure, нем. Aventiure — непременный компонент рыцарского романа.

(обратно)

Note13

От греческого «чистый».

(обратно)

Note14

Доминик Гусман считается основателем ордена доминиканцев.

(обратно)

Note15

Аминь! Во имя Иисуса — господа всемогущего (лат.).

(обратно)

Note16

Укрепление перед воротами замка.

(обратно)

Note17

Песня, написанная в сатирическом, обличительном жанре.

(обратно)

Note18

Специалист по средним векам.

(обратно)

Note19

Имеются в виду римские и византийские императоры.

(обратно)

Note20

Герметический сосуд.

(обратно)

Note21

Росконес (roscones — исп.) — крендель.

(обратно)

Note22

"New broom». Издается в Оклахоме.

(обратно)

Note23

Писатель (чешск.).

(обратно)

Note24

Обычная в то время ученая степень.

(обратно)

Note25

Моя госпожа (ит.), сокращенное от «mia donna».

(обратно)

Note26

Утреннее богослужение.

(обратно)

Note27

Правитель города в средневековой Италии.

(обратно)

Note28

Торговля церковными должностями.

(обратно)

Note29

Сукно, вырабатываемое в горах Романьи.

(обратно)

Note30

Князь (нем.).

(обратно)

Note31

Ter veri dei laus — слава трижды истинного Бога (лат. аббревиатура).

(обратно)

Note32

Особо ценимый годовалый сокол.

(обратно)

Note33

Великое деяние (фр.).

(обратно)

Note34

По старому стилю.

(обратно)

Note35

По старому стилю.

(обратно)

Note36

Кроме церковной чаши — потира и сосуда со священной кровью, в Граале, которому посвящено множество литературных памятников европейского средневековья, видели и рог изобилия, и магический камень алхимиков. Олицетворяя некое рыцарское начало, Грааль стал эмблемой мировой христианской империи, о которой мечтали идеологи тамплиерства. Нацисты трансформировали ее на свой лад.

(обратно)

Note37

Анаграмма (лат.). In nomine omnipotentis in nomine — «Во имя всемогущего во имя». Характерное клеймо на мечах двенадцатого-тринадцатого веков.

(обратно)