— Ты не умерла? — Спрашивает меня. — Я чуть не вмерла.

— Ты, что кончила? — Спрашиваю.

— Нет. Стало больно, и я девойку, отпустила.

— Ну, что будем еще? Или ну его. Всех их не вытерпеть, их видишь как много. Все ждут. Похоже на добровольное изнасилование. Сумасшествие какое-то. Честное слово!

— Я устала. — Говорит Младка.

— Я больше никого не хочу, только тебя. Иди ко мне.

Мы мостимся ножничками. Я ложусь к ней между ног. Приподнимаю ее ногу на свою и тесно прижимаюсь. Наши горячие, мокрые и разогретые лоно тесно прикипают вместе, слипаются. Остро чувствую ее естество, горячие ткани возбужденной киски, жмусь к ней. Потом легонько двинула бедрами и так приятно и легонько ерзаю своими губками по ее, что меня всю пробирает мелкая дрожь.

— Младка. — Шепчу я. — Ты моя любимая. Хочу тебя, хочу…

Младка жмется, вдавливается киской в меня и притягивает мою ногу очень плотно к себе. Даже становится немного больно. Наши губки, возбужденные похотнички сливаются, и кажется, что мы уже не разные, а мы — одно единое тело, горячее, напряженное, ждущее мгновение для взрыва.

Два легеньких толчка и затем чувствую волну, которая, все, сокрушая внутри меня, с силой бьет в лоно. Я мычу, дергаюсь и чувствую, как Младка, исступленно и с силой бьет своей киской мне навстречу. Больно. Очень больно. Две, три, четыре секунды. Потом я вся выворачиваюсь в лоно и в последнее мгновение ловлю ощущение от ее упругого и обжигающего похотничка. Все, взрываюсь изнутри. Младка тянет, бьется в меня лоном до кости. Вместе стонем и кончаем в судорожном припадке наших растерзанных тел.

Сквозь наши крики и стоны слышу, как нам с Младкой рукоплещет зал. Мы даже забыли, что на экране, с той стороны, они могли все видеть. Я смущена, а Младка, обернувшись ко мне, своим раскрасневшимся, милым и счастливым лицом, с блестящими и шаловливыми глазами, задорно смеясь, заявляет.

— Надо им сказать, чтобы нам передали записи, как мы… — А потом, поправляясь, уточняет, — Как нас тут любили.

Появляется наша хозяйка, все время, раскланиваясь и улыбаясь, она нагибается и поднимает вверх экран. Мы видим пред собой оргию, настоящую, не постановочную. Наши проказницы так завелись, что уже не обращают на нас никакого внимания и занимаются своим любимым делом. Мы с Младкой. лежим рядом, напротив и рассматриваем их совокупления. Комментируем. Тайки все больше нажимают на секс руками и мне не очень приятно видеть, как некоторые из них, мне улыбаются, машут головой, пока их подруги стараются усладить их руками и ртами.

Я говорю Младке, что пора возвращаться. И мы в сопровождении хозяйки поднимаемся и выходим на утренний воздух. Уже наступило утро, светло, и мы с удовольствием озираемся, осматриваем реку и берега. Хозяйка, молча, стоит рядом и, улыбаясь, поглаживает руками, то мое тело, то Младки. Я поворачиваюсь к Младке и говорю, что бы нашли Оа, а потом добавляю.

— А с хозяйкой и у нее, я больше сношаться не буду. Пора ехать.

Моторная лодка опять несет нас назад.

Мы смотрим на удаляющейся, веселый и забавный кораблик. Который, безмолвно, как будто весит над водой, в утреннем тумане, словно сказочный, и волшебный домик. Домик экзотических приключений, необычной любовной игры и наших необузданных сексуальных желаний и эротических фантазий.

Юг Европы. 2012