И вновь я сидела на веранде, любуясь ночным городом. Здесь не было многоэтажных шумных магистралей, и не было тысяч ярких огней. Но купол призрачно мерцал, заменяя небо. И многочисленная морская живность отсюда казалась живыми звёздами, туманностями и галактиками. Подводный город спал, но спал на свой, особый манер: освещение, температура, ветер, всё управлялось машинами, и сейчас сюда, казалось, они впустили кусочек вечной ночи, царящей за бортом.

Беззвучной тенью подошёл Нен и сел в соседнее кресло. Внимательно посмотрел на меня, а потом тоже перевёл взгляд на 'небо'. Он уже вновь стал нормальным, и лишь я иногда замечала за ним краткие периоды 'задумчивости', когда нужно было принимать особо сложные решения. Но, кажется, никто не видел, что последствия ракшасского препарата пусть слабые, но ещё есть.

— Всё-таки хорошо, что мы здесь, — после долгой паузы произнесла я. Нен ничего не ответил.

— Кайле что-то задумал, — минут через пять произнёс он. — И больше всего меня беспокоит, что я не понимаю, что именно.

Мы опять замолчали: я ожидала продолжения, Нен собирался с мыслями.

— Было ли бы тебе интересно встретиться с кем-то из старших кршников? — вдруг спросил он и, заметив моё удивление, объяснил: — Моих знаний не хватает, чтобы решить как-то вопрос с Туа Либрой. Он мой друг, но я не знаю, чего он хочет.

— Но если мы победим Торговую коалицию — это ведь будет именно оно?

— А что дальше? Кайле создал слушающих, и если они объединятся с Альпийским поясом миров, то от ракшасов останутся только воспоминания. Но что дальше?

Я помолчала, размышляя. Слишком много осталось за кругом моего внимания: странные совпадения, никуда не ведущие покушения. Кайле, тысячу лет назад бросивший свой народ, создал с нуля организацию, не менее устрашающую, чем Торговая коалиция или Альпийский пояс миров. Но почему? Ничего не приходило в голову. Понятно, что хочется надеяться на благополучие во всех мирах, всеобщее счастье и всё такое, но я ведь уже не ребёнок.

— Ты начнёшь с замка?

— Да. Я знаю всего трёх кршников, и Стоящий — единственный, кого я могу найти быстро.

Кажется, мы сделали круг и вернулись в начало. Вот уже третий раз мне предстоит отправиться в тот замок. Что поход предзнаменует в этот раз? Я вновь вспомнила наш первый разговор с Кайле там, в приёмной. 'Среди многоликов есть предатель, — сказал он тогда. — Для тебя, Мышка, это может быть чем-то обычным, но для многоликов предательство клана — это смерть. Мы не ждём удара в спину, и потому беззащитны. То, что Эгмон сделал с Рейном, это… — он замолчал, не в силах выразить мысль. — Не знаю, сможет ли он когда-либо искупить свою вину. Находясь там, на Улле, я не мог ничего поделать. Здесь же у меня руки развязаны'

И ещё я вспомнила тот многозначительный взгляд, который Кайле подарил Рейну. Он предназначался не мне, и я не должна была его заметить.

— Что он имел в виду, когда говорил о предателе? — невпопад спросила я. Я боялась, что Нен не поймёт, о чём я, но он понял.

— О нашей семье. Ты, наверное, помнишь, что наши родители погибли, когда мы были ещё совсем маленькими.

Я кивнула.

— Как ты думаешь, что может убить многолика наверняка? Чтобы точно?

Я задумалась. С таким совершенным контролем над телом, это должно было быть что-то очень серьёзное. Тем более, двоих одновременно.

— Извержение вулкана?

— Метко бьёшь, — хмыкнул Нен. — В мирное время, в безопасном месте — может ли погибнуть королевская чета одновременно? — он вздохнул и продолжил. — Может ли случиться так, чтобы наследники выжили совершенно случайно? Но в любом случае были несовершеннолетними? Годы хаоса без главы клана. Десятилетия, потребовавшиеся, чтобы навести относительный порядок. Столетия, чтобы утихомирить недовольных. Улла — она ведь маленький герой. Не спасовала там, где оплошали два её замечательных старших брата. Она удерживает в подчинении этот котёл с бестиями уже тысячу лет. Я так не смог.

То есть, сейчас я занимаюсь расхлёбыванием каши, заваренной больше тысячи лет назад. Миленько. И кроме всего прочего — эта каша всё больше и больше походит на семейную дрязгу.

— Так что же мы будем делать?

Просто победить ракшасов и отделаться от кршника, похоже, меньшие из наших текущих проблем.

— Жить, — Рейн улыбнулся. — А там посмотрим.