Я наконец-то подняла взгляд от его руки и посмотрела в глаза.

— Ты ведь поняла о чём мы говорили с Калейкой. Хотя не должна бы, если ты просто человек. И сейчас ты понимаешь, что я говорю, ведь так? — Ненаш тяжело вздохнул и опёрся на меня так, что пришлось подхватить его второй рукой. — Я ведь не Калейка. Я здесь никогда не был и не знаю твоего родного языка.

Глава 3. Демон

— Филь, ужин готов. Переодевайся и мой руки.

'Здравствуй, дорогой дневник. В последние дни произошло много удивительных событий. Например, теперь у меня есть свой демон. Он утверждает, что охраняет меня и делится своими знаниями. Пока что вроде бы это бесплатно, но я не уверена — может, у меня вытерли память о том, как я подписала контракт кровью. А может, теперь новые технологии, и моя душа перешла во владение дьявола автоматически, знаешь, как деньги с карточки.

Наверное, стоит сделать небольшое отступление и рассказать вещи, которые я не знаю как рассказать иначе.

Однажды, когда отец одного моего приятеля забирал этого самого приятеля домой, я согласилась на свою голову побыть его ключником. Ну, может, любят люди старые слова, вышедшие из обихода. И ладно про 'ключника', но отец этого приятеля всем потом рассказал обо мне. Да ещё и сказал, что меня зовут Филей! Какая же мать в своём уме назовёт дочку Филей? Я даже не представляю какое это имя должно быть полное. Филиппа? Филипина??? Ладно, не суть важно. Вовкин отец, который оказался нармудром (не спрашивай, сама не знаю что это такое), не применул разболтать всем как он ловко меня прозвал, и теперь из других миров ко мне полезли разные непонятные существа, и со мной начали случаться разные удивительные вещи. Как вот, например, демон, который сейчас хозяйничает у меня на кухне.'

— Я уже здесь, и я не демон, — вдруг раздался голос прямо над ухом.

— Не смей читать чужие дневники! — от неожиданности заорала я на него впопыхах сворачивая окно на экране. — И не подкрадывайся к людям сзади! Я чуть не померла с перепугу!

Конечно, его способность к обучению просто поражает — ещё совсем недавно он на полном серьёзе утверждал, что абсолютно не знает языка, и вот уже бегло читает.

— Я не подкрадывался, просто ты была слишком увлечена своей дурацкой писаниной, — Ненаш ухмыльнулся. — Ты знаешь, что когда ты очень стараешься, то высовываешь кончик языка? И никто, кстати, у тебя душу не крал. Мне почему-то кажется, что наоборот, это я отрабатываю у тебя свою.

Мне непреодолимо захотелось его чем-нибудь стукнуть. Невозможно смотреть на него 'просто так'. Наверное, если бы он следовал канонам современной моды, то его можно было бы назвать невероятно красивым.

— Идёшь ужинать? А то уже стынет всё.

— Да, ты уже насыпал?

— Нет ещё. Я уже тебя знаю, вечно греть потом всё приходится, — Ненаш развернулся и ушёл на кухню. Я ещё несколько мгновений смотрела ему вслед. Его волосы меня определённо гипнотизируют. Я раньше думала, что такие длинные волосы хорошо смотрятся на парнях, только нарисованных в японских мультиках. Но никогда такого быть не может в реальной жизни. Потому что быть не может никогда. Прямые (уже только за это я могла бы кого-нибудь убить) серебряные волосы. Не седые, а именно серебряные, как снег в ясную лунную ночь. Густые, мягкие, лишь чуть-чуть не достающие до коленей. На второй день пребывания в нашем мире Калейка помог заплести их в множество мелких косичек, чтобы не мешали и не путались. Когда я спросила, зачем такие длинные волосы, мне таинственно ответили 'для сохранения объёма и массы'.

А глаза, эти изумрудные глаза! Кажется, я никогда не видела такого яркого, насыщенного цвета. Разве что в рекламе. Но там фотошоп и не считается.

* * *

Какое-то время я смотрела в свою тарелку, но всё же не выдержала и поинтересовалась:

— Нен, что это такое?

Ненаш нехотя оторвался от книги и тоже заглянул мне в тарелку убедиться, что я спрашиваю именно о том, о чём он подумал.

— Это мясо.

— Оно… странное.

— Это домашний рецепт. Здесь так не готовят, — Ненаш опять уткнулся в книгу. — Попробуй, тебе понравится.

Но если честно, с каждым разом во мне всё больше крепла уверенность, что это не 'здесь так не готовят', а просто Нен — ужасный повар.

— Слушай…

— М?

— Ты сказал, что ты не демон. Как так получается? Калейка сказал, что он 'демон из иного мира', а раз ты его брат, значит…

— Он любит напускать таинственности и значимости. Мы не демоны. Я думаю, что на твоём языке наше название звучало бы как 'многолик', - Ненаш перевернул страницу. — Мы можем до определённой степени менять внешность. Я встречал в твоих книгах упоминание оборотней и доппельгангеров. Мы чем-то похожи.

— Так вы оборотни, а не демоны?

— Нет, — Ненаш слегка раздражённо захлопнул книгу и пристально посмотрел мне в глаза. Похоже, он смирился с мыслью, что сейчас почитать не удастся. Сам виноват, что выманил меня из-за компьютера. — Оборотень — это человек, который может принимать облик какого-либо зверя. Я так понимаю, изначально это был волк. Иногда медведь. Я — не человек. И в волка не сумею превратиться. Разве что в очень крупного.

Я молчала в ожидании продолжения. Он вздохнул и показал на мою тарелку:

— Ты хоть попробуй перед тем, как выбрасывать, — и продолжил объяснять. — Многолики — гуманоиды, но мы не относимся к виду обезьян, как люди. Мы хищники, и большую часть еды, которую ты ешь, я не смогу нормально переварить по той простой причине, что кишечник у меня слишком короткий. В мире, откуда моя раса родом, всегда были проблемы с пропитанием, и эволюция решила их довольно изящным способом. Я могу принять облик человека, тогда большинство проблем с человеческой едой будет решено, так как кроме других особенностей вида я скопирую пищеварительный тракт. Я уже достаточно тщательно тебя изучил, чтобы скопировать твой вид. Чем ближе мне вид, тем быстрее и легче мне его скопировать. Так, я могу без особых проблем преобразиться почти в любого гуманоида из известных мне миров. Чем дальше от моей оригинальной формы находится вид, тем дольше и сложнее мне его скопировать. И тем труднее потом удерживать принятую форму. Во многом я ограничен массой и объёмом. Сейчас я вешу около ста пятнадцати килограмм, а длинные волосы хорошо увеличивают мою поверхность. Мы никогда не стрижёмся — любой многолик, которого ты встретишь в оригинальной форме, будет длинноволос. Можно сказать, что это отличительная черта культуры моего клана, — он на секунду замолчал, выбирая, о чём рассказать далше. — Мы не можем становиться неживыми объектами, потому что теряем сознание и остаёмся в такой форме навсегда. Да и менять структуру своего тела так радикально очень тяжело. Например, чтобы превратиться в холодильник, мне бы пришлось превратить свои кости, мышцы и кровь в метал и пластик. Это чертовски сложно, почти невозможно. По похожей причине мы почти никогда не принимаем облик животных. По крайней мере, до конца. Животным негде хранить разум, а безумный многолик — слишком опасное существо. Я могу в определённых пределах менять свою массу, добирать её из окружающего пространства когда я ем или пью. Изменения в пять-десять килограмм не составят труда, пятнадцать-двадцать потребуют дополнительного времени, пятдесят — мой физический предел.

— А ты можешь как увеличивать, так и уменьшать свой вес?

— Да.

Мне бы так! Захотела — похудела, захотела — грудь нарастила. И причёски менять можно было бы как вздумается.

— А… то, как ты сейчас выглядишь… Это твой…

— Настоящий облик? Да, многолики выглядят именно так.

Различий между людьми и многоликами, похоже, совсем не много, хоть они и есть: тёмные ногти, больше похожие на когти, чем на ногти, острые, более подвижные уши, чем у людей, острые зубы… Я вспомнила Ненаша из ванной. Различий я бы сказала, совсем уж немного. Даже странно, мы ведь совершенно разные виды, а так похожи. А вот интересно, насколько полно они копируют другие виды? Если заняться сексом с многоликом, который в человеческом обличии, могут ли от такой свзяи появиться дети или нет? Мысленно я отвесила себе подзатыльник. О чём вообще я думаю? Я понимаю, симпатичный, оригинальная внешность, таинственное прошлое, всё быстро схватывает. Нда. Не стоило мне вести такой воздержанный образ жизни. Когда я в последний раз ходила на свидание? А когда в последний раз хотя бы целовалась? Вот-вот. Я вздохнула и ковырнула вилкой 'мясо'.

— Завтра у нас будет небольшая встреча сотрудников. Пойдём сходим в паб, погуляем. Хочешь составить мне компанию?