Когда Рольф кончил, и я с благодарностью и охватившим меня почтением слизала все, что излилось из него, я прильнула лицом к его животу. Сквозь рубашку до меня доходило тепло его тела, и я блаженствовала.

Рольф почти ничего не говорил. Он непрерывно курил, и дым от его сигарет достигал моего обоняния. Я тоже попросила сигарету, но в этом мне было отказано. Рольф сказал, что когда женщина ласкает мужчину, ей не подобает курить. Конечно, я согласилась...

Но вот с чем я согласиться не могла. Дело в том, что возбуждение мое не прошло. Отнюдь нет. Я хотела теперь еще больше, чем прежде. Теперь, когда я уже сблизилась с этим великолепным мужчиной, уже испробовала крепость и величину его орудия, уже ощутила на своих губах вкус его спермы, я хотела принадлежать ему по-настоящему.

Но Рольф не торопился овладеть мной. Он продолжал курить и велел мне привести себя в порядок. Я сделала это и с чувством некоторого разочарования последовала за ним в общий зал. Там мы вновь уселись на циновку и продолжили курение.

В глубине зала я заметила огромного черного, как сапог, негра, полуголого и покрытого мелкими бисеринками пота. Он привлек мое внимание двумя вещами. Во-первых, он был огромен. Он был так велик, что это просто казалось неправдоподобным. Иногда нам приходится видеть всяких устрашающего вида негров в американских фильмах. Уж не знаю, где их выискивает ассистент режиссера...

Но то, что я увидела в тот вечер, было намного страшнее. Глаза у негра были красные, до того они налились кровью. Лицо его сияло в свете светильников от пота так, как будто было смазано маслом. Ноздри его короткого носа раздувались, как у дикого животного, которого только что привезли в зоопарк.

А обратила я на него особое внимание, потому что он неотрывно смотрел на меня. Это было так страшно, и так тяжел и ужасен был его звериный взгляд, что меня не успокоило даже то, что я была с Рольфом. Поэтому я обратила его внимание на этого субъекта. Рольф усмехнулся и сказал, что давно знает этого парня... Больше я не посмела об этом говорить, но и не посмела также смотреть в ту сторону.

– Рольф, милый, но я больше не могу терпеть, – взмолилась, наконец, я. – Пожалуйста, Рольф, ты ведь сам меня так ужасно возбудил. Теперь возьми же меня.

Так я умоляла его довольно долго. Мне вообще хотелось уйти. Безотчетное чувство.

– Но, Ингрид, – рассудительно сказал Рольф.– Мы ведь еще не выполнили всю программу по курсу африканской экзотики. Мы можем поехать ко мне домой прямо сейчас, но ведь мы еще не все прошли.

– Что ты имеешь в виду? – испуганно спросила я.

– Только то, что я сказал. Да, я хочу тебя. Но сейчас еще рано. Боюсь, что ты не готова, – ответил Рольф.

– Что ты говоришь, – возмутилась я. Мне показалось, что Рольф издевается надо мной. – Ты ведь щупал меня и прекрасно знаешь, что я вполне и даже более чем готова, – сказала я.

В обычном случае я никогда бы не стала так говорить, да и вообще упрашивать мужчину взять меня. Какой позор! Но теперь я была явно под воздействием этого странного местного наркотика. Этот самый наркотик и был, конечно, тем самым экзотическим приключением, которое обещал мне в начале вечера Рольф.

– Этого недостаточно, – сказал Рольф, загадочно улыбаясь.

– Но я прошу тебя, – заговорила я все более просящим голосом, – попробуй меня, попробуй, тебе понравится.

Сказав эти слова, я вздрогнула и закрыла пылающее лицо руками. Еще никогда я так не унижалась перед мужчиной.

– Ладно, – усмехнулся Рольф. – Пойдем.

Мы опять встали и пошли в ту самую комнату, где незадолго перед этим были. Там я прижалась к Рольфу всем телом, а он расстегнул свои брюки. Немедленно и я сняла с себя юбку и стянула вниз трусики. Теперь они мешали мне. Я переступила ногами, и они свалились на пол. Я отшвырнула их в угол комнаты ногой.

Почти сразу после этого я ощутила на своих бедрах прикосновение члена... Задрожав от вожделения, я расставила ноги, чтобы этот долгожданный гость мог беспрепятственно войти в меня.

И действительно, мне удалось обхватить его руками и направить себе в промежность. Член ткнулся своей головкой и стал медленно входить в меня, раздвигая мою трепещущую плоть...

Я привстала на цыпочки и села на него сверху. Я садилась медленно и осторожно, чтобы "не спугнуть" это великолепие. Член был очень большой, он стал заполнять меня постепенно так, что мне казалось, он заполнил меня всю.

Я так долго ждала его, что мне так дорого стоило заполучить его в себя, что теперь все мои эмоции были обострены. Я шептала слова благодарности Рольфу за то, что он, хоть и помучив ожиданием, но все же выполнил мою просьбу.

Рольф не отвечал мне. Его мужественное лицо с горящими от страсти глазами находилось совсем рядом с моим. Я слышала его прерывистое дыхание, сопение, но целовать он меня не стал. Я сама тыкалась губами ему в щеку. Но Рольф каждый раз отворачивался. Теперь все его внимание было сосредоточено на трахании. Его орудие входило и выходило из меня с неумолимой ритмичностью.

Когда он входил, я стонала от наслаждения, когда выходил – от жалости расставаться с ним. Так продолжалось довольно долго. Я висела на члене Рольфа, едва касаясь туфлями пола. Он будто каждый раз подбрасывал меня вверх, а потом опускал на орган. Я стонала, визжала, плакала от восхищения.

Все мои муки и мольбы, все унижения и просьбы оказались не напрасными, они все сторицей окупились. Теперь, когда я была полностью в руках Рольфа, я могла это сказать с полной уверенностью.

Мое возбуждение достигло своего пика, я теперь билась как раненый зверь, извиваясь на Рольфе. Меня посетило уже два оргазма, но мне этого было так мало, что я почти их не заметила. Для меня любовный пыл только начинался.

Вдруг Рольф одним махом вытащил из моего распаленного лона свое орудие. Он отступил на шаг.

Я была потрясена и ждала, что же будет дальше.

– Ингрид, теперь я хочу посетить твою вторую пещеру, – сказал он хриплым голосом. – По правде говоря, я больше люблю именно второе отверстие у женщины. Первое, мне кажется слишком уж формальным. Так что давай.

Мне не оставалось ничего другого, как повернуться задом и согнуться, упираясь руками в стену. Рольф подошел сзади, ощупал мою оставленную попу.

Для меня происходящее было тяжелым испытанием. Дело в том, что сзади я была еще девственницей. Только однажды мой бывший муж попробовал меня туда, но мне стало сразу очень больно, да и ему было туда не войти по-настоящему. Что касается моих любовников, то все эти почтенные маклеры и менеджеры много понимают в экономике, но так мало в сексе. Они, может быть, даже и не слыхали толком о том, как это бывает. Кстати, меня это никогда и не тревожило. Если чего-то не пробовала, то и не хочется. Это естественно.

Так что теперь, стоя у стены и ожидая вторжения в запретную область, в нетронутую щель, я побаивалась. Побаивалась неизвестности, чувствовала себя неуверенно.

Зато Рольф тут приободрился, в нем появился какой-то новый интерес. Вероятно, он действительно любил женские попы. Он подошел ко мне и, погладив по попе, прицелился пальцем и ковырнул в анальном отверстии. Я сразу невольно взвизгнула, а Рольф тихонько присвистнул:

– Нет, Ингрид, я же говорил тебе, что ты не готова.

– Что это значит? – спросила я, продолжая стоять в той унизительной позе, в которую встала перед тем. – Что значит не готова? Можешь взять меня так, как тебе хочется. Я же готова на все. Я отдаюсь тебе.

Я чуть не плакала от обиды. Действительно, чего же он еще хочет? Что я еще могу сделать?

– Ингрид, мне ведь недостаточно взять тебя в зад. Я ведь хочу еще получить при этом удовольствие, – сказал Рольф. – А ты слишком узкая там. Мне будет трудно иметь тебя в задницу, и я не получу всей порции наслаждения. Хорошо, когда у женщины узкий анальный проход, но не хорошо, когда он слишком узкий.

Рольф читал мне эту лекцию, а я все еще стояла в такой ужасной позе, что у меня до сих пор сжимается сердце, когда я об этом вспоминаю.

Но мне так хотелось сношаться, что я готова была вытерпеть любые оскорбления от мужчины, который мог меня, в конце концов, удовлетворить.

Дверь сзади скрипнула. Я со страхом оглянулась. Но там никого не было.

– Подожди, – сказал мне Рольф. – Постой тут, я сейчас приду.

С этими словами он исчез. Я продолжала стоять у стены, с оголенным задом, широко расставив стройные ноги в белых чулках.

Дверь скрипнула вновь. Я на этот раз не оглянулась. Но вдруг сзади я услышала незнакомые шаги.

Я оглянулась и с ужасом увидела прямо позади себя того страшного громадного негра, который так испугал меня в зале. Только теперь мы были с ним одни, и вид его был еще более устрашающим. Теперь негр понимал, что прекрасная белая женщина находится в его руках. И он несколько секунд рассматривал меня, разглядывая мое обнаженное тело. Потом прищелкнул языком и одним движением оголил свой мужской орган. Это было самое страшное из того, что я когда-либо видела. Страшной величины, как будто из музея монстров, черный, с сетью вздувшихся вен – это было чудовищное зрелище.