Вторая рука Рольфа протянулась к моей груди. Он сначала стал ощупывать мою грудь через лиф грации, просто медленно проводя рукой по ткани, и наверняка, чувствуя, как набухают соски под этими прикосновениями.

Я буквально извивалась под этими двумя нежно ласкавшими меня руками. Внезапно рука, ласкавшая меня внизу, вышла из моего тела. Рольф поднес ее к моему лицу. Я увидела, что ладонь вся мокрая. Пальцы блестели от моих выделений. Мужчина поднес их к самим моим губам и сказал:

– Ингрид, девочка, смотри, какая ты мокрая. Ты испачкала мне всю руку. Ну-ка, теперь тебе придется все облизать.

Как автомат, не понимая того, что происходит, а просто завороженная звуками голоса, я взяла губами пальцы Рольфа и стала слизывать то, что на них было.

Я облизала его руки и проглотила свои обильные выделения. Тогда его рука вновь погрузилась в меня. Только теперь она уже не была такой нежной. Рука стала вести себя активнее, она поворачивалась в разные стороны, крепко ухватывая за половые губки. Временами я вскрикивала.

Ладонь проникла в меня целиком и поворачивалась там. Это совсем не было похоже на первые движения Рольфа. Но никакого неприятного чувства я не испытывала. Временами это было довольно больно, и я стонала, но в целом я испытывала ничуть не меньшее наслаждение. Было больно, я вертелась на руке мужчины, который мял и щупал внутри меня, раскрывая меня еще шире. Но невыразимое чувство наслаждения не только не покидало меня, но даже усилилось.

Рольф ничего не говорил мне. Он только действовал своими ставшими вдруг очень крепкими и жесткими руками. Я сидела на его руке, и чувствовала себя, как пришпиленная в детском альбоме бабочка. Я не могла шевельнуться, а пальцы мужчины орудовали во мне, вызывая каждым своим движением волну страсти.

Оказаться в таком положении – тайная мечта каждой женщины. Это говорю вам я – Ингрид, женщина, которая никогда не подпускала мужчин к себе ближе, чем на одну ночь в качестве случайного любовника. Я всегда была гордая и самостоятельная женщина, красивая и обеспеченная. Но в тот момент я поняла, что именно о таком вот положении я и мечтала втайне от самой себя всю жизнь. Я сама боялась себе раньше признаться в том, что хочу быть в крепких руках настоящего хозяина, который будет распоряжаться моим телом для своего удовольствия, заставляя меня только служить ему... Руки Рольфа, тискавшие и все более безжалостно мявшие меня, научили меня лучше понять себя, свою женскую сущность...

Через несколько минут Рольф довел меня, что называется до точки кипения. Я не могла больше оставаться безучастной, не могла больше молчать и закрывать глаза. Меня уже больше не волновал вопрос, что подумают сидящие совсем рядом черные мужчины, которые, несомненно, с интересом наблюдали разыгравшуюся перед ними сцену. Конечно, все эти полуголые, черные как смоль, парни все прекрасно видели. Они смотрели, как красивая белая женщина извивается в руках мужчины... Думаю, что меня это дополнительно возбуждало.

Я начала тихонько скулить и стала умолять Рольфа прекратить пытку и взять меня.

– Рольф, милый, возьмите меня... – бормотала я, склоняясь к его плечу. – Ведь вы же хотите меня, и я хочу вас, так возьмите меня скорее, я больше не могу теперь мучиться. Вы же сами завели меня, так дайте же выход.

Но Рольф не отвечал, и мои мольбы оставались без ответа. Только через несколько минут он встал и помог мне подняться с циновки.

– Пойдем отсюда, Ингрид. Мне не хочется сейчас делать это на глазах у этих парней.

Сама мысль потрясла меня в ту минуту. Когда я просила его взять меня, естественно, я не допускала мысли о том, что это может произойти прямо здесь и на глазах всех посетителей. Я думала только о том, что Рольф куда-нибудь, конечно, меня уведет. Но когда он сказал эту фразу, я подумала мгновенно, что он не исключает и возможности трахать меня прямо тут, на глазах посторонних людей, да еще ниггеров.

В любой другой момент я возмутилась бы, как возмутилась бы любая нормальная женщина. Но в тот момент, идя следом за Рольфом в своем наряде и с мокрой истекающей вагиной между дрожащих ног, я вдруг ощутила необычайный прилив волнения. Мысль, ранее не приходившая мне в голову, мысль о том, что этот мужчина способен поставить меня в такое ужасное унизительное положение, взволновала меня. Не всякая проститутка согласится на такое, – думала я. И все же мысль, подаренная мне невольно Рольфом, крепко засела в моей возбужденной голове...

Рольф привел меня в ту самую комнату, где я переодевалась. Моя обычная одежда лежала на стуле, там, где я ее бросила.

Мужчина достал из кармана пачку сигарет и закурил. Я растерянная стояла перед ним, не понимая, что происходит. Рольф оглядел меня и сказал:

– Сними сначала грацию. Она мне мешает.

Я сделала это, и теперь стояла перед ним с расстегнутой спереди блузкой и обнаженной грудью. Я заметила, что соски мои все еще призывно торчат вперед.

Рольф притянул меня к себе, взяв обеими руками за соски. Он стал сжимать мои соски своими крепкими пальцами. Больше он не делал ничего. Только пальцы, жесткие, как клещи... Рольф вытягивал соски, потом сплющивал их, крутил и выворачивал. Иногда мне казалось, что он готов оторвать их вовсе, с такой яростью он мучил мои груди. Я изнемогала от этих ужасных ласк. И так вся мокрая еще до этого, теперь я извивалась, стонала и закусывала губы от боли и сладострастия, которое не находило себе никакого выхода. Просто так стоять перед мужчиной, мучающим мои груди, это страшно возбуждает, но кончить так невозможно.

В конце концов, от обилия чувств, владевших мной, и от непонимания того, что хочет добиться Рольф, я заплакала и взмолилась:

– Скажи, что мне делать?

– Встань на колени, – сказал Рольф. При этом он не выпускал изо рта сигареты. Я немедленно повиновалась, чувствуя, что теперь уже скоро получу желанное удовлетворение.

До того вечера я никогда и представить не могла, что когда-нибудь окажусь в подобном положении. Я, которая всегда в сексе была полной эгоисткой и всегда требовала от мужчин делать только то, что я хочу и когда хочу, вдруг стала такой покладистой. Ну, что же, – подумала я тогда, становясь на колени. – Вероятно, раньше мне просто не встречался мужчина, которому я хотела бы беспрекословно подчиняться. Очень скоро я вернусь домой, в свой тихий город и опять каждую неделю буду спать с ласковым приличным любовником, который каждый раз будет извиняться перед тем, как войти в меня...

– Ингрид, сделай все сама, – раздался надо мной голос Рольфа.

Меня уже и не нужно было уговаривать. Я именно так и собиралась поступить, потому что терпение мое было на исходе.

Поэтому я сразу обеими руками стала расстегивать брюки Рольфа. Можно было ограничиться только ширинкой, но мне вдруг пришла в голову мысль удостовериться в своей догадке относительно волосяного покрова этого мужчины. Таким образом, я расстегнула брюки полностью и спустила их вниз.

Все оказалось именно таким, каким я себе и представляла. Ноги Рольфа были жилистые и крепкие, поросшие густыми рыжими волосами. Они очень походили на его руки, только были еще толще. А еще...

Еще там было великолепное мужское орудие, которое буквально просилось ко мне в рот. Вероятно, я успела как следует своими прелестями соблазнить Рольфа, так что он уже был вполне готов к тому, чтобы войти в меня.

Я округлила губки и стала делать сосательные движения, когда машина Рольфа воткнулась в мой рот.

Стоять на коленях на каменном полу было очень неудобно, так что я ухитрилась, не прекращая ласк, сесть на корточки. Так я сидела перед Рольфом и сосала, а он, опустив одну руку вниз, гладил меня по голове.

При этом я испытывала странное чувство. Помимо чувства удовлетворения, которое пришло ко мне сразу же, как только прекрасное орудие вошло в мой рот, появилось еще что-то новое, дотоле мною не изведанное. Вероятно, все дело было в том, что меня заставили долго терпеть жестокие ласки и не входили в меня.

Я так долго, гораздо дольше обычного, просила и буквально умоляла воспользоваться мной, что теперь, когда, наконец, это случилось, все мои чувства необычайно обострились. То, что, может быть, посещало меня и раньше, но было лишь слабым импульсом, теперь стало доминировать.

Так, я испытывала гордость, настоящую гордость оттого, что член Рольфа вошел в меня. Мне было необыкновенно приятно, что этот прекрасный фаллос пожелал воспользоваться моим ртом, что oн не побрезговал им. Я чувствовала, что у меня приятный рот, раз Рольф пожелал погрузиться в него, согласился терпеть ласки моего языка. Наконец, потому что он согласился излиться в него и залить меня изнутри своим семенем.