– Что Вы имеете в виду? – спросила я.

Рольф взглянул на меня и усмехнулся.

– Я имею в виду пригласить Вас посетить местное экзотическое заведение. Конечно, там, как и везде, будут одни черные. Но Вам с этой стороны нечего опасаться. Вы же будете со мной.

Когда молодая красивая женщина попадает в дыру вроде этой, она всегда в непривычной обстановке чувствует себя неуверенно. Ей всегда хочется на кого-то опереться. А Рольф производил впечатление уверенного в себе человека. Кроме того, в каждом мечтательном человеке из Старого Света живет романтическая мечта о благородном соотечественнике, натурализовавшемся среди дикарей. Эта тема въелась в нашу европейскую кровь вместе с романами Майн Рида и Фенимора Купера. Мы вынашиваем нашу мечту о прекрасном принце, которого можно встретить в джунглях. Этот образ формировался у нас под влиянием того обаяния, которое мы сохранили от Зверобоя, Твердой руки и героев Карла Мая...

Именно поэтому я так легко согласилась на предлагаемое мне приключение "с экзотикой".

Опираясь на руку, любезно предложенную мне моим очаровательным благородным проводником, я пошла вперед по темной неосвещенной улочке. Шла без страха. Мне легко удалось убедить себя, что с таким проводником ничего страшного со мной не может случиться.

Помещение, в которое мы попали, было обширным, без мебели. Оно, вероятно, было построено из жердей и сверху покрыто кровельным железом. На полу лежали циновки, освещение было довольно тусклым. Впрочем, это нисколько не помешало мне оглядеться и увидеть, что помещение как бы разделено висящими циновками на отдельные кабины. В некоторых сидели черные мужчины по двое или трое. Впрочем, разделение на кабинки было вполне условным, подобно кабинкам в ресторане. Все равно ничто не мешало видеть при желании все, что происходило во всем зале.

Играла характерная африканская музыка с воплями и завываниями в сопровождении ритмично стучащего барабана.

Мы опустились на циновку в одной из кабинок. Мгновенно появившийся черный подросток принес нам какое-то блюдо. Из чего оно было сделано, я не смогла понять, какой-то напиток в чашках. Было довольно душно от дыма расставленных светильников. Электричества тут не было.

Кроме всего прочего, парень принес и коробочку, которую Рольф тут же открыл. Там оказались тонкие туго скрученные сигары.

– Вот ради этого мы и пришли сюда, – объяснил он мне. – Еда и напиток тут подаются только для вида, это простая условность. Покурить вот эти сигары из листа одного местного дерева – вот зачем ходят сюда. Прошу Вас.

С этими словами Рольф раскурил одну сигару и подал ее мне. Не без некоторой опаски я затянулась. Дым был совсем не крепкий, он чуть пощипывал язык, но в целом для курящего человека отнюдь не был невыносимым. Рольф также закурил.

– Расслабьтесь, Ингрид, – сказал он спокойно. – Действие дыма Вы все равно ощутите, это довольно навязчивая штука. Но если Вы будете напряжены, действие наркотика несколько изменится. Будет не тот эффект.

Я последовала его совету. Глубоко, как и Рольф, затягиваясь, я думала о том, что сказала бы моя мама, увидев, где и чем я сейчас занимаюсь. И она была бы права. Действительно, какое неразумное поведение для взрослой женщины.

С Рольфом мы почти не разговаривали. Это, кстати, было довольно трудно, потому что музыка играла громко и заглушала все звуки. Мы молча курили.

Между тем я стала чувствовать те изменения, которые стали происходить со мной. Нервозность не пропала, а никакое успокоение не наступило. Только эта нервозность приобрела совсем иной характер. Не то, чтобы в голову лезли какие-то мысли. Нет, мыслей стало меньше, как при употреблении любого наркотика. Но чувства...

Я смотрела на сидящего по-турецки передо мной Рольфа и любовалась им. Здесь мне удалось рассмотреть его получше. Да, я не ошиблась. Он действительно был очень, очень красив. И строен. И мужествен. Особенно большое впечатление произвели на меня его руки, открытые до локтя. Они были очень крепкие и покрыты густой растительностью. Никогда меня не волновали мужчины с обилием волос на теле. Но тут я вдруг почувствовала притягательность этого мужчины. Мне вдруг подумалось, что и все его тело может быть покрыто такими вот густыми рыжеватыми волосами, будто шерстью...

Рольф не мог также не подвергаться действию этого странного наркотика, но, вероятно, был к нему уже в какой-то мере привычен. Поэтому он лишь наблюдал за моим состоянием, а в какой-то момент вдруг подозвал к себе парня, обслуживавшего нас, и что-то сказал ему на местном наречии. Парень кивнул и выжидательно уставился на меня.

– Ингрид, он сейчас проводит Вас, – услышала я голос Рольфа. – Мне кажется, что здесь душно, и Вам не подходит та одежда, которая сейчас на Вас. Мальчишка отведет Вас туда, где вы сможете переодеться.

Я встала и пошла. Понятно, что в другом состоянии я никогда бы этого не сделала, как и любая другая женщина. Но тут уже было явное действие наркотика.

В соседней комнате, которая находилась в пристройке из кирпича, стены были не покрашены. Кирпич так и бросался в глаза. Вообще, кроме одной коробки в углу и одного стула посередине комнаты, мебели не было никакой. Парень достал из коробки большой матерчатый сверток и протянул мне. Потом он указал на зеркало, висящее на внутренней стороне двери, и вышел.

То, что я увидела, меня буквально потрясло. Такое можно встретить только в очень дорогом магазине женской одежды. И не где-то, а только в Париже. Белая атласная юбка с кружевами, белоснежное белье, состоящее из полупрозрачных трусиков и чулок на пажах, крепящихся не к трусикам, как это часто бывает, а к краю также белоснежной грации. Пажи тянулись через все бедро к чулкам. Сверху надевалась совершенно прозрачная белая блузка.

Когда я надевала все это на себя, я ни о чем не думала вовсе. Эта способность у меня абсолютно атрофировалась. Я только обратила внимание на то, что чулки оказались с кружевными резинками. Они могли сами держаться на ноге, так что пажи были просто условностью.

Минуту спустя вошел мальчишка, и я попросила его застегнуть мне крючки на грации сзади. Он сделал это с большим усердием и вполне умело.

Оглядев себя в зеркале, я осталась в восторге. Я действительно была обворожительна в этом наряде. При этом я, конечно, не подумала, откуда вся эта прекрасная одежда оказалась тут, почему она дожидалась меня и чего же хочет, в конце концов, этот загадочный Рольф. Я просто не думала об этом. Наоборот, повернувшись несколько раз перед зеркалом, я пошла в общий зал.

Рольф не мог скрыть своего восхищения. Он оглядел меня с ног до головы и сказал, что именно такого эффекта и ожидал.

Мы опять сидели на циновке рядом. Голова у меня немного кружилась, но все это было очень приятно. Медленно рука Рольфа поглаживала меня по коленке, потом стала подниматься по ляжке вверх, задирая при этом юбку. Вместе с рукой по моей ноге двигалось тепло. Рука была горячая, ее прикосновения горячили мое тело, и этот жар доходил до самой глубины. Я сидела не шевелясь, вся отдавшись необычной ласке непривычного мужчины. Рука его залезла прямо под юбку и стала ощупывать мою промежность. Одним из пальцев Рольф отодвинул в сторону трусики, и палец его проник в святая святых.

Он сделал это так мягко и осторожно, что я как будто совсем и не почувствовала этого. Только тепло еще больше разлилось по моему телу.

Я сидела по-турецки, как и все в этом заведении, широко расставив колени, и поэтому Рольф вполне свободно мог распоряжаться низом моего тела. Я закрыла глаза. Теперь только музыка и прикосновение пальцев были моими ощущениями. Палец медленно пролез поглубже в меня, повернулся там, пошел назад, но тут задержался. Он нащупал бугорок, который и был целью его путешествия.

При прикосновении пальца Рольфа к клитору я слегка вздрогнула. Палец стал мягко массировать меня. Это было так приятно, что я не смогла удержать первого тихого стона. Я хотела откинуться назад, но это было невозможно.

Один палец массировал мой клитор, а два других теперь залезли поглубже и двинулись по уже проторенной дорожке. В этот момент я почувствовала, с какой легкостью они движутся во мне. И тут я поняла, что я давно готова к этому, что внутри я сильно увлажнена. Это было неспроста, и огромную роль в моей подготовке, конечно, сыграл наркотик...

Я стала медленно раскачиваться взад и вперед, вызывая тем самым у себя еще большее возбуждение. Наверное, я была похожа на китайского болванчика с каминной полки...