Кейт закрыла лицо ладонями.

— Я недостойна тебя, — произнесла она дрожащим голосом.

— Ты не достойна меня? Меня, который считал, что ты лгала про изнасилование? Который хладнокровно обхаживал тебя, чтобы добраться до своего сына? Я даже перевел вас в салон первого класса, когда вы летели из Австралии, чтобы мой сын чувствовал себя более комфортабельно. Это я лгал, Кейт.

— А я скрывала правду о Шоне, выдумала несуществующего насильника, — ответила Кейт, поднимая на мужа глаза. — Но это уже не имеет значения.

— Оба хороши, — весело подытожил Патрик. — Мы долго и трудно шли к этому моменту, но он стоит того. Моя Кейт, мое сокровище, моя драгоценная девочка, давай больше не будет говорить об этом.

— Не будем.

Они поцеловались.

Этот поцелуй закрыл дверь в прошлое и открыл ту, за которой простиралось широкой сияющей дорогой будущее, наполненное радостью и счастьем. И оставалось только ступить на эту дорогу и идти по ней, не оглядываясь назад.

И сделать это оказалось вдруг очень просто.