Патрик продолжал смотреть на Ника, но Кейт знала, что в его голове идет напряженная работа — мозг Патрика производит подсчеты. От отчаяния и унижения противно заныло сердце.

Я должна сказать сыну правду и тем самым покончить с иллюзиями, которые лелеяла все эти годы, поняла Кейт, увидев безжалостное лицо Патрика. Добро пожаловать в реальную жизнь! Лучше поздно, чем никогда, но, Боже мой, кому мешала сказка, которую я сочинила ради своего спокойствия?

— Ты высокий для своего возраста, — задумчиво произнес Патрик.

— Да, — гордо подтвердил Ник, довольный, что мамин друг обратил на него внимание. Обычно мальчик вел себя сдержанно с незнакомыми людьми, но перед покоряющей улыбкой Патрика просто не смог устоять. — Скоро я буду выше мамы. Ей двадцать пять лет, но мистер Фрост говорит, что она больше похожа на мою сестру, чем на маму.

Патрик заговорщицки улыбнулся, окончательно покорив сердце мальчика, растущего без отца.

— Мистер Фрост прав. А кто он?

— Мой учитель.

Разговор заходил уже слишком далеко, и Кейт решила вмешаться.

— Какие дела привели тебя на Золотой берег, Патрик?

Ей было трудно произносить его имя. За семь долгих лет оно ни разу не сорвалось с ее губ, и теперь, выговаривая его, она рушила барьер, который с мучительной решимостью сама же и воздвигла.

— Проверяю фирму, которую собираюсь купить, — вежливо ответил Патрик. — А ты что здесь делаешь?

— Мама выиграла приз, — вклинился в разговор взрослых Ник.

Официантка принесла поднос с чашками, и Кейт с удовольствием выпила чаю. Зато Нику не терпелось закончить свой рассказ.

— Мама написала стихи о лимонаде, и за это нам дали билеты в Австралию, оплатили проживание в кемпинге. А еще мы можем ходить на все аттракционы. Мы приехали сейчас, потому что у меня каникулы, а когда вернемся домой, я снова пойду в школу.

— Понятно, — сказал Патрик, бросив быстрый взгляд на Кейт. — Твоя мама умница.

Ник, очень довольный, расправил плечи, вытянул шею и спросил:

— А у вас есть такие мальчики, как я, мистер Садерленд?

Лицо Патрика окаменело.

— Нет. Видишь ли, у меня нет жены. Она умерла три года назад.

Лаура умерла? — ужаснулась Кейт и пробормотала:

— Мне очень жаль...

— Несчастный случай, — бросил Патрик и снова посмотрел на Ника. — Тебе нравятся аттракционы?

— Еще как! — оживился мальчик, бросив на мать хитрый взгляд. — Но мама не очень любит американские горки.

— А ты любишь?

— Конечно, люблю! — воскликнул Ник, вызвав улыбки у людей, сидевших за соседним столиком.

У Кейт забилось сердце. Ее сын обладал врожденным магнетизмом. Когда он еще лежал в коляске, прохожие нередко останавливались и восхищенно говорили: «Какой чудесный малыш!» Ник легко шагал по жизни, его живой ум и горячность смягчались открытым и дружелюбным характером.

Патрик снова остановил взгляд на волосах Кейт, и она почувствовала себя неуютно.

— Удивляюсь, Ник, как тебе удалось уговорить маму покататься на американских горках. Она всегда боялась высоты.

— Я очень долго просил, — объяснил мальчик. — А вы знали мою маму? Вы поэтому приехали сюда?

— Я знал ее очень хорошо. Когда ей было четырнадцать лет, она приехала со своими дядей, тетей и кузинами на скотоводческую ферму, которая принадлежала моему отцу.

— Татамоа в Пото-Вэлли? Она мне часто рассказывает о ней. Когда я вырасту, мы поедем туда.

— Да, так называлась ферма, — подтвердил Патрик, не глядя на Кейт. — Дядя твоей мамы служил на этой ферме управляющим.

— Вы тоже там жили?

— Нет, — покачал головой Патрик, — я жил в Окленде со своими родителями, но каждый год приезжал в Татамоа на летние каникулы.

— Вы видели, как мы катались на горках? — с детской непосредственностью спросил Ник.

— Да. Я увидел вас из окна своего отеля, который находится рядом, и решил, что будет здорово, если я подойду к вам поздороваться.

Ника объяснение Патрика вполне удовлетворило, и, кивнув, он занялся апельсиновым соком. Кейт смотрела на сына, но думала о словах Патрика и чувствовала, что, еще немного, и она не выдержит. Улыбнувшись Патрику, она быстро сказала:

— Нам пора. Приятно было снова увидеть тебя, Патрик. Желаю удачи в твоем бизнесе. Ник, попрощайся с мистером Садерлендом.

Мальчик бросил недовольный взгляд на мать, но все же пробурчал:

— До свидания, мистер Садерленд. Спасибо за сок.

— У вас есть машина? — спросил Патрик.

Кейт поняла, куда он клонит.

— Нет, но нам нравится ездить на автобусе. Правда, Ник?

— Я уверен, что Нику понравится моя машина, — спокойно заметил Патрик, проигнорировав ее слова.

Кейт подавила раздражение, боясь увязнуть еще глубже в этой ситуации.

— О, мы не хотим отрывать тебя от дел! Мы прекрасно доберемся на автобусе.

— В автобусе жарко и полно народу. — Патрик явно наслаждался игрой. — А моя машина совсем рядом.

Не в характере Патрика уговаривать кого бы то ни было, удивилась про себя Кейт. У него никогда и не возникало необходимости в этом — люди всегда шли навстречу его желаниям. Почему же тогда он настаивает на своем, прекрасно зная, что я больше не желаю иметь с ним ничего общего?

Ник недоуменно переводил взгляд с одного на другого.

— Почему мы не можем поехать с мистером Садерлендом, мама?

Загнанная в угол Кейт сухо сказала:

— Можем. Спасибо, Патрик, это очень мило с твоей стороны.

Машина стояла в подземном гараже отеля. Патрик открыл для Ника заднюю дверцу.

— Ух ты, «ролс-ройс»! — воскликнул пораженный мальчик, забираясь на мягкое сиденье просторного автомобиля. — Эта ваша машина, мистер Садерленд?

— Нет, одолжил у приятеля.

Усадив Кейт впереди, Патрик сел за руль. Кейт сжалась, ощутив, несмотря на внушительные размеры машины, его близость. Руки Патрика уверенно держали руль — руки, которые умели быть и нежными, и нетерпеливыми, скользя по нежной женской коже...

— Где вы остановились? — спросил он.

— В отеле «Робинсон», — понизив голос, солгала Кейт и покосилась на Ника.

— А, знаю это место, там очень уютно. Когда вы приехали?

— Вчера. Надеюсь, нам повезет с погодой, хотя Ник обожает грозу.

— Когда на Золотом береге начинает штормить, значит, лето не за горами, — заметил Патрик. — Я бы хотел снова увидеть тебя, Кейт. И мальчика.

Она ожидала подобной просьбы, и поэтому ответ был у нее наготове. Сквозь шум мотора Кейт услышала свой спокойный уверенный голос:

— Думаю, не стоит.

— Нам есть о чем поговорить.

— Нет, нам с тобой не о чем говорить.

Стараясь справиться с сильным сердцебиением, Кейт стала смотреть на дорогу.

— Ты хотя бы могла объяснить, к примеру, почему не сказала мне семь лет назад о своей беременности, — раздраженно прошипел Патрик, стараясь, чтобы Ник ничего не услышал.

Когда машина подъехала к «Робинсону», из отеля вышел носильщик. Ник вылез из «ролс-ройса» и с интересом огляделся. Не сводя с сына глаз, Кейт быстро сказала:

— Это ничего бы не изменило, Патрик. Если помнишь, я тогда сказала тебе, что не хочу продолжать наши отношения. И снова говорю то же самое. У нас с тобой нет ничего общего и никогда не было.

— Меня всегда в тебе восхищало несоответствие твоего острого ума и ранимости, — спокойно сказал Патрик и сухо добавил: — Я позвоню тебе. Мой сын должен знать отца.

— Ты ошибаешься... — еле выговорила Кейт помертвевшими губами. — Он не твой сын.

— Не лги, Кейт.

Она затрясла головой.

— Это правда.

— Ник родился через девять месяцев после того, как мы с тобой переспали, — возразил Патрик, не выбирая выражений.

Я не вынесу этого! — в смятении думала Кейт, нервно проводя рукой по своим густым волосам.

— Через девять месяцев и две недели, — поправила она Патрика.

— Ну и что? Вполне укладывается в нормальный срок беременности. И я хорошо помню, что был первым мужчиной в твоей жизни. — Кейт открыла было рот, но Патрик не позволил ей и слова сказать. — Не пытайся убедить меня, будто ты родила Ника от университетского любовника. Ты уехала в Крайстчерч после того, как зачала Ника. — Он бросил на нее холодный взгляд. — Я уж не говорю о том, что никакого любовника не было.

Откуда он узнал об этом?!

Посмотрев на Ника, Патрик едва слышно добавил:

— Не заводись. Трудности и существуют для того, чтобы их преодолевать. Я позвоню тебе завтра утром.

— До свидания, Патрик, — громко сказала Кейт и вылезла из машины.

Взяв сына за руку, она направилась к отелю и даже не обернулась, когда «ролс-ройс», мягко урча, тронулся с места.

— Мама, зачем мы приехали сюда? — спросил удивленный малыш.

— Ну... — Кейт замялась, однако довольно быстро нашлась: — Я подумала, что сегодня мы могли бы пообедать в ресторане. Давай зайдем и посмотрим, что они предлагают.