Он замолчал. А потом продолжил:

— Так что для того, чтобы он стал королём, требуется либо смерть всех его сестёр и братьев, либо их отречение от престола. Но Дерек не хочет этого. Союзный трон — больше проблем, чем привилегий. Ему нравиться вести жизнь, полную приключений и опасностей, а если он станет королём — с этим придётся распрощаться… Ого!…

— Что?

— Моему компьютеру не хватает мощности для обработки всех данных. Придётся просить Дерека переправить нас на Ландер, в мою лабораторию. Там можно будет подключить базу данных по планетам Федерации, а также ареалы распространения… а потом…

— Вы действительно сможете найти мою планету?

— Во всяком случае, попытаемся. Если это удастся, то я утру нос всем этим зазнайкам из Научной академии. А ты станешь первым доказательством моей теории.

— Какой теории?

— Теории о том, что по анализу крови, а именно по тому, к каким заболеваниям у тебя есть иммунитет, а к каким — нет, можно определить не только приблизительный сектор галактики, откуда человек родом, но и то, с какой ты планеты. Для разных областей галактики характерны свои группы вирусов, микробов, бактерий и прочее. Разработанная мной система уже сейчас позволяет точно определить сектор, а со временем — систему и планету.

— А зачем это?

Похоже, этот вопрос поставил Олдина в тупик.

— Эй, Олдин! Спусти лестницу! Я принёс тебе завтрак!

— Это Кристофер, местный охотник. — шёпотом сказал мне Олдин. — Он ничего не должен знать о тебе, спрячься в комнате. — и уже громче добавил: — Это ты, Кристофер? Сейчас, сейчас.

Он убрал ноутбук и выглянул в окно, приветливо улыбнувшись. Я забежала в комнату и уселась на кровать с ногами. "Да уж, забросило волной, так забросило. Интересный мирок, ничего не скажешь…" — думала я, прислушиваясь к разговору.

— О, свежие фрукты, грибы, немного сыра и молоко! Ты балуешь меня, Кристофер.

— Ну что ты, Олдин, всё как договаривались. Я тебе — еду, а ты мне рассказываешь о погоде. Так что ты там высмотрел на сегодня?

— Ясно и солнечно. Ни облачка, ни тучки.

— Отлично. Значит, охоте ничто помешать не может.

— А на кого охотиться думаешь?

— На Дерека, Олдин, на Дерека. Говорят, он кое-что у тебя оставил… Или кое-кого?

Внутри у меня всё оборвалось. Торговец, или что-то похуже? И ни окна, ни шкафа, куда можно спрятаться. Интересно, что вообще можно сделать в такой ситуации? За две-три секунды я ничего придумать не смогла. Просто вскочила с кровати и остолбенела, когда чья-то рука сорвала занавеску с двери.

Нельзя сказать, что Кристофер был противным. Нет, скорее — неприятным. А ещё щуплым, высоким и черноволосым.

— Вот это да! Красивая пташка. Иди сюда, детка. Ведь ты не хочешь, чтобы я сделал больно старику Олдину. Правда? Иди сюда.

Я молчала. Идти к нему мне не хотелось, отступать было некуда. Я молча таращилась на него, пытаясь что-нибудь придумать. Однако Олдин спас меня:

— Она не говорит на общесистемном. Да и местный еле понимает.

— Олдин, неужели ты не смог до сих пор выучить её? На тебя не похоже. Ну да ладно. Тогда делаем раз… — и он выстрелил из своего оружия в Олдина, после чего он свалился. — и два…

На этот раз выстрел предназначался мне. Я успела заметить, как небольшой дротик попал мне в плечо и потеряла контроль над своим телом вместе с сознанием. Идиотская нестандартная реакция!


Голова болела жутко. Однако, пробовав подвигать руками, я приятно удивилась — руки меня слушались. Также как и ноги. Открыв глаза, я увидела жуткого вида комнату, оббитую железом, без какой бы то ни было мебели с одной массивной дверью и слабым освещением. Повернув голову направо, я увидела Олдина, сидевшего в углу. Слева от меня на боку в неудобной позе лежал Дерек. Причём, похоже из нас троих только я могла похвастать полным контролем над своим телом: ни Дерек, ни Олдин не шевелились.

Встать я так и не решилась — боялась, что голова тогда разлетится на мелкие кусочки. А вот кое-как доползти до Олдина я сумела. На первый взгляд он был в порядке — руки и ноги — целы, не связаны, но воспользоваться свободой он не мог. И я переключила своё внимание на Дерека. Вот кому досталось за нас троих: синяки, кровоподтёки, губы разбиты.

Наверное, его пробуждения боялись больше всего: наручники сковывали руки за спиной, лодыжки стянуты чем-то наподобие кожаного ремня, таким же ремнём были притянуты друг к другу локти. Такое ощущение, что эти ремни не имели ни конца, ни начала: одна сплошная широкая полоса без спаек, пряжек и узлов. Да и наручники какие-то хитроумные, не по мне.

Прощупывая ремни, я подумала: "И кто вас придумал такими хитроумными…". "Неверная команда" — услышала я в ответ. Я не поверила. Нет, не своим ушам, они-то ничего не слышали, это точно. А своей догадке. Неужели у них технология до того дошла, что машины общаются с людьми на мысленном уровне? А кто его знает? Почему бы и не попробовать? Не убирая руку с ремня, я подумала: "Открыть замок" А в ответ то же: "Неверная команда". И тут до меня дошло: какой замок? Замок на наручниках, а здесь… Уф, трудно сообразить, когда голова раскалывается… Что же тут? Соединение? На полосе появилась тонкая светящаяся полоса. Положив палец на неё, я подумала: "Разъединить". И свершилось чудо: с тихим чмоком полоса разошлась в разные стороны. Не веря в чудо, я проделала то же с ремнем на локтях. Опять вышло!

С наручниками вышло и того проще — дотронулась и приказала открыть замок. Я чувствовала себя настоящей волшебницей, хотя червь сомнения уже делал своё тёмное дело: зачем делать такие сложные вещи, если их так легко открыть? Что-то не так.

Я попыталась положить Дерека в более удобное положение, но это удалось мне лишь отчасти. Теперь подождём, пока они придут в себя. Интересная лента. Растягивается как угодно, а скрепить проще простого: направь один конец к другому — и с тихим чмоком соединяются, уменьшаясь до размера, пригодного для крепкого связывания того, что внутри. Какая прелесть! Похоже, я знала, как нам выбраться отсюда. Интересно, камеры наблюдения здесь имеются? И я вспомнила, что тут могут быть камеры слежения. Упс! Ну да, так бы мне и дали освободить Дерека, если бы они видели это всё. Нет, когда голова раскалывается, соображать очень трудно.


Сначала очнулся Дерек. Кроме головной боли и боли от ушибов, неприятные ощущения ему доставляли затёкшие руки и ноги. Пока он их приводил в порядок, я тихо рассказала о плане и задала уйму вопросов.

— Как думаешь, где мы?

— На одном из кораблей Торговцев. Космическом корабле. Знаешь, что это такое?

— Да. Пока тебя не было, Олдин успел мне кое-что рассказать. Много здесь этих самых торговцев?

— Думаю, не больше десяти. Сама команда — человек пять-семь, да охраны человек пять.

— Пять охранников? На нас троих?

— Нет, на весь корабль. Если это стандартная посудина, то здесь около десяти камер, каждая камера рассчитана минимум на пятерых человек. Большинство из пленников попадают на корабль уже в таком состоянии, что и двигаться не могут. Торговцы…

Наверное, он выругался. Во всяком случае, последней фразы я не поняла.

— Слушай, а у нас это вообще получиться?

— Что именно? — спросил он, встав на ноги и рассматривая наручники.

— Ну, освободиться. Вдруг ничего не выйдет?

— Давай об этом не думать. Как ты с ними справилась? — он показал на наручники.

— Просто. Давай начнём.

— Давай. — сказал он, ухмыльнувшись. — Кричи.

И я закричала. Так, чтобы слышали "на всех этажах" — как говорила моя мама. Как она там? Наверное, с ума сходит: куда я делась… Взяв повыше, почти визжа, я с новой силой заголосила снова.

— Эй, тише там! Чего визжишь?

— А-А-А-А!!!! — не унималась я.

— Ну сейчас ты у меня замолчишь, малявка.

Это я-то малявка?!

Дверь отворилась, мощная фигура сделала шаг вперёд и наткнулась на тонкую, как проволока, "чмокалку".

— Ах, чтоб вас… — закончить фразу он не успел: Дерек выхватил у него парализатор и выстрелил в него же.

Детина повалился на пол, как мешок с мукой. Или подрубленный баобаб… Не знаю, точные сравнения всегда были моим слабым местом.

Сняв с пояса охранника плоскую штуковину типа калькулятора, Дерек с её помощью расстегнул "чмокалку" и отдал мне.

— Держи. Первый трофей.

Я одела её как браслет на запястья. Да уж, оригинальные браслеты, ничего не скажешь. Первые трофеи, да?


Через полчаса корабль был в наших руках. К тому времени пришёл в себя и Олдин. Он-то и занялся навигацией и курсом корабля, пока Дерек определял охранников и команду в свободные камеры. Мы оказались единственными пассажирами на корабле, причём, как сообщил Олдин, корабль был готов к прыжку на территорию Федерации.