— Терпение, Дерек, сейчас выясним.

Второй голос был гораздо старше, хотя не менее приятный. Встать я и не пыталась — слабость завладела моим телом полностью.

— Почему так долго? — ой, какой он нетерпеливый!

— А вот почему. Посмотри на результаты.

— Что? Что за… Ничего не понимаю. Как это понимать?

— Вот так. Она не только не с этой планеты, но и не с одной из открытых на данный момент.

— Разве это возможно?

— Вполне. Она может быть кем угодно: начиная с мутанта и непонятно как получившейся дочери двух несовместимых рас до представителя новой расы одной из неизвестных планет. Галактика слишком велика, младший принц дома Ландеров.

Мой мозг переваривал информацию специфически. Парень с мечом — он же младший принц какого-то там дома, чуть не выхватил бластер… Несовместимые расы и мутанты… торговцы и их сброд… общесистемный… парализатор…

Чушь какая-то! Мне жутко захотелось спать.


Птицы… Хорошо просыпаться под пение птиц, хоть и не в родной кроватке, а в пансионате, особенно после такого сна. Да, после такого — особенно. Странный какой-то мир — бластеры соседствуют с арбалетами и мечами, младшие принцы в космическом веке… Бред!

Стоп, возле пансионата птиц нет!

В ужасе я открыла глаза. Это был не пансионат, и тем более не наша комната. Ни в одной из комнат во всём пансионате потолок не сложен из сплетенного тростника. Интересно, где же я?

Комнатушка была небольшая: где-то два на три метра, не больше. Стены были сделаны всё из того же тростника с опорными столбиками из какого-то дерева. Кровать, пара стульев, стол и сундук. И единственная дверь, закрытая шторой. Оказалось, что она ведёт в круглую комнату, крыша которой, как на столб, опиралась на ствол большого дерева. И здесь, за столом у окна, спиной ко мне сидел седовласый мужчина, а на столе стоял… ноутбук. Или прибор, очень похожий на ноутбук.

— Добрый день, — сказал мужчина, не отрываясь от экрана. — как себя чувствуешь?

— Добрый день. Хорошо.

— Ты голодна?

— Да нет. А что это у вас?

— Это? — мужчина обернулся ко мне. — Что — это?

— Вот это, на столе. Компьютер?

— Можно и так сказать. А что ты понимаешь под этим словом?

Я, если честно, опешила. Хоть и не мыслила я свою жизнь без этой груды железа, но объяснить, что именно это такое, я затруднялась. И поэтому ответила приблизительно так:

— Электронная вычислительная машина.

— А понятие искусственный интеллект тебе что-нибудь говорит?

Я усмехнулась. Что-нибудь говорит.

— Пока оно у нас встречается только в научной фантастике. Но первые шаги к его разработки были уже сделаны.

— Научная фантастика? Это хорошо. А что, фантастика бывает и ненаучной?

— Конечно.

Он аж заулыбался. Сам, что ли, писатель?

— А ты как к фантастике относишься?

— Положительно. — ответила я. Вообще-то я очень люблю фантастику и приключения, но никогда не думала, что придётся когда-нибудь описывать собственные.

— Значит, литература у вас хорошо развита?

— Да.

— А музыка?

— Вот чего-чего, а музыкальных групп разного сорта у нас хоть отбавляй. Ну, конечно, есть и хорошие исполнители, но это редкость.

— Театр, кинотеатр, стереофильмы?

— Э-э, насчёт стереофильмов затрудняюсь сказать.

— Так. Хорошо. В космос уже вышли?

— Да. Но пока колоний на других планетах нет.

— Угу. — он что-то набирал на клавиатуре. — И, конечно, космическая индустрия контролируется государством.

— Государствами.

— А государственный строй?…

— Демократический, в основном.

— А ещё и другие имеются?

— Конечно. Монархия, диктатура, ну, и прочее. А зачем вам это?

— Пытаюсь определить твою родную планету. Надеюсь, ты поняла, что ты не на своей планете?

Я чуть со стула не упала.

— В контакт с внеземными цивилизациями мы не вступали… кажется…

— Ну, ты можешь об этом и не знать. А как вы называете свою планету?

— На нашем языке — Земля, а вообще, каждый народ — по своему.

— Ничего не понимаю. Стоп, у тебя на планете есть люди, чем-то отличающиеся от тебя? Ну, цвет кожи, волос, глаз?

— Конечно. Религий у нас тоже много.

— Религия?

— Ну да. Вера во что-то или кого-то, я не смогу это объяснить.

— Что-то типа культа поклонения кому-то? Да?

— Ну да, что-то в этом роде.

— Понятно. Ну-ка, а так?

Это было адресовано уже не мне. Допрос продолжался ещё как минимум час, а то и больше. Результат был один: отсутствие результата. Ну не смог его суперкомпьютер в их Галактике найти мою Землю. Я уже и планетарную систему описала, и контуры материков вспомнила — ничего. А ему всё интереснее и интереснее становиться. Я сразу подумала, что он какой-то гениальный учёный, перед которым неразрешимая проблема — всего лишь крепкий орешек, который необходимо раскусить. Нет, не потому, что ему хочется полакомиться ядрышком, а потому что интересно, что там внутри!

Сидит, стучит, просматривает данные, что-то бормочет… А мне уже скучно стало. Хожу туда-сюда по комнате, может, что интересное попадётся на глаза. Но ничего интересного в доме у него не было: кроме комнатушки с кроватью была ещё одна, такая же и дверь, ведущая вниз. Ах да, чуть не забыла. Дом-то на дереве оказался, метрах в пяти-семи от земли.

Увидев на стенке арбалет, я вспомнила вчерашний вечер и сразу же пощупала предплечья. Потом заглянула под рубашку — ничего! Даже шрамов не осталось! Странно так было. Может, сцена возле костра и мечник мне только приснились? И тут меня осенило: как я этого учёного странного понимаю? Дерека этого, принца межзвёздного, не понимала, а с ним болтаю, как с соседом.

— Э… Профессор?

— А? Зови меня Олдином.

— Олдин, а как… как я вас понимаю?

— Ах, вот что. Пока ты спала, твой мозг выучил общесистемный и ещё пару-тройку самых популярных языков.

Ага! Так теперь я полиглотом стала! И всего-то за какую-то ночь? Нет, это мир начинал мне нравиться!

— А ещё я взял анализ крови и ввёл тебе сыворотку от всех болезней, которые могут тебе встретиться. У тебя не было абсолютно никакого иммунитета к здешним болезням, поэтому ты и потеряла сознание при укусе змеи. Твой организм очень специфически реагирует на здешнюю инфекцию.

— Понятно. Олдин, ещё один вопрос: где я вообще нахожусь?

— Мы с тобой находимся на одной из планет Пограничной зоны.

— А что там, за Пограничной зоной?

— Федерация. Объединение планетарных систем, где декларируются свобода всех рас и их абсолютное равноправие, а на самом деле… Всё как всегда.

Вот так-так, приехали. А как же светлое будущее, где все равны и каждый имеет право жить, как хочет и идти своим путём? Где мудрые и справедливые старшие братья по Разуму, достигшие высот духовного и технического развития, слегка опекающие, но не вмешивающиеся в развитие младших? Неужели всегда будут одни и те же проблемы, только в других масштабах?

— Ага, значит, за Пограничной зоной — неизведанные миры и планетарные системы?

— Да. Что-то вроде этого.

— А здесь?

— Хм, что-то вроде свободного объединения планет. Есть несколько общих правил, а в остальном — кто что хочет, то и делает.

— А Федерация как на это смотрит?

— Косо. Но они ничего не могут с нами сделать — мы никогда не были их собственностью. Мы не повстанцы, мы свободные поселенцы. Развиваемся так, как хотим, не просим у них помощи, но и налоги тоже не платим. Начать войну с нами — глупо и бесполезно. Половина просто уйдёт, оставив после себя пустынные земли и всё. Обоснуемся на новом месте, ещё дальше от них.

— Значит, войны нет?

— Война — одна из самых глупых выдумок разума. Она истощает силы государства и уменьшает его население. Глупо.

— Это точно.

— А почему ты спрашиваешь?

— Просто пытаюсь разобраться, что да как. А кто тот юноша, который помог мне? И те люди, которые напали на нас?

— Тот юноша — младший принц дома Ландеров Дерек. А люди — Торговцы, специализирующиеся на живом товаре. Понимаешь?

— Не совсем. То есть я понимаю, что они — работорговцы. Но почему они охотились за Дереком? Ведь они спутали меня с ним, правда?

— Да, и это удивительно. Я имею в виду, как они смогли спутать вас. Понимаешь, Дерек, по доброте своей душевной всячески мешает заниматься им своим делом.

— Понятно. А эта планета, она не родная планета Дерека?

— О да. Его родная планета — Ландер. Одна из самых развитых и богатых планет Пограничья. Но должен тебя предупредить: у него есть невеста. Так что лучше не влюбляйся.

Вот ещё! Влюбиться в первого встречного, пусть даже и принца — не по мне.

— А что значит титул "младший принц"?

— Хм… Дело в том, что он — незаконнорожденный. Хотя и рождён от короля, но не имеет права наследовать престол. Да уж, старший из принцев — и…