В сборнике — двадцать шесть рассказов. Авторов — тринадцать. Тринадцать индивидуальностей, тринадцать мечтателей, тринадцать точек зрения на сегодняшний и завтрашний мир. Это двадцать шесть картин, рассказывающих о далеких планетах, трудных путешествиях, загадочных открытиях, поисках исследователей, о жертвах и подвигах.

Димитр Пеев принадлежит к старшему поколению болгарских фантастов. Это определение в высшей степени условно, так как и возраст писателя, и его стаж в фантастике не дают никаких оснований отнести его к старикам. И все-таки Пеев был одним из первых писателей, обратившихся к жанру научной фантастики в Болгарии, немало сделавшим для ее развития. Он оказал поддержку многим начинающим фантастам. Будучи по образованию юристом,

Димитр Пеев пишет и детективы, работает главным редактором одного из журналов (среди болгарских фантастов немного писателей-профессионалов, для подавляющего большинства фантастика — вторая профессия).

Лет десять назад в Советском Союзе был проведен международный конкурс на лучший фантастический рассказ, в котором вместе с нашими писателями приняли участие и фантасты социалистических стран. Среди премированных был рассказ Димитра Пеева «Волос Магомета». Любители фантастики, наверно, помнят его, те же, кто не интересовался фантастикой в то время, с удовольствием прочтут рассказ впервые. С момента написания этого рассказа фантасты не раз обращались к теме множественности обитаемых миров, к теме связи с другими, возможно, обогнавшими нас цивилизациями. Тогда же этот рассказ явился одним из «первооткрывательских» произведений. Фантастика выходила в необъятный космос, смело ломала рамки «ближнего прицела» и распахивала двери для смелых фантазий наших дней.

К старшему поколению писателей (опять же определение условное) относится и известный болгарский писатель Павел Вежинов. Советские читатели знакомы с его приключенческими романами. Фантастика не занимает в творчестве этого писателя большого места, но увлечение ею не миновало и его. Рассказ Вежинова «Однажды осенью…», который помещен в нашем сборнике, как бы продолжает и развивает мысли, положенные в основу рассказа Димитра Пеева. Утверждая множественность проявлений разума во Вселенной, Пеев не дает своему герою встретиться с этим разумом, он только показывает наше прошлое глазами гостя. Павел Вежинов делает следующий шаг. Он знакомит героя с пришельцем из космоса. Его пришелец представитель далеко обогнавшего нас общества. Он может управлять гравитацией, может исцелять, читает мысли. В то же время он не отделен от человека непроницаемой стеной собственного величия. Он — это наше будущее, по будущее, которого мы достигнем только собственным трудом, без помощи «добрых пришельцев».

Совсем иным предстает перед нами Светослав Славчев. Доктор Славчев (фантастика для него тоже вторая профессия) приверженец другого направления в фантастике. Его интересуют в общем-то наши современники, перенесенные в необычные условия, поставленные перед этическими и моральными проблемами, которые возникают при столкновении с необычайным. Будущее это фон, на котором проверяется на прочность Человек.

В рассказе «Последнее испытание» герой, испытывая робота, выходит за предписанные инструкцией рамки, сам выдерживая куда более серьезное испытание. Практически в каждом рассказе Славчева содержится ясно выраженная мысль, обязательно связанная с сущностью гомо сапиенс, с целью его бытия, его будущим. Славчев еще только начинает свой путь в фантастике, но уже сейчас очевидно, что он в ней человек не случайный. Это писатель, которому есть что сказать и который, надо думать, еще многое скажет.

Казалось бы, ничем не похож на Славчева Антон Донев. Донев шутит, смеется, порой зло, порой добродушно. Вулканолог Грау погиб в вулкане на четвертый год пребывания в лаве история невероятная, как невероятна и причина его смерти. Адам и Ева — космонавты и сегодня живут где-то в Бразилии. Невероятно и смешно. Профессор Шмидт решил устроить из четвертого измерения концлагерь. Ему бы только оттуда выбраться… Инженер Трыпчо Д. чуть не построил второй этаж Балканского полуострова, Атлантида погибла, потому что дважды два — четыре, а сотрудники института научной фантастики чуть не умерли с голоду в полном составе, потому что никто не мог изобрести спичек.

Но за парадоксальными, невероятными и нелепыми ситуациями, так же как и в рассказах Славчева, — люди, реальные характеры, поставленные на первый взгляд в нереальные условия. Если Славчев, исследуя человека в фантастическом окружении, ищет и находит в нем сегодняшнего человека и сегодняшний героизм, то Донев также пишет о сегодняшнем человеке. Только он, где мягко, а где и зло, борется с его недостатками, с его слабостями и даже с его преступлениями.

Фашист профессор Шмидт сегодня жив. Только, к счастью, он но добрался до четвертого измерения. Трыпчо Д. сегодня заседает на каком-то конгрессе, а в шумихе погибает его изобретение. И очень часто мы забываем о спичках, создавая паровоз. Рассказы Донева — притчи, но притчи сегодняшнего дня, облеченные в форму фантастического рассказа. Они написаны для того, чтобы, посмеявшись над ними, читатель задумался…

Васил Райков любит остроту и оригинальность сюжета. Он изобретателен, и рассказы его интересны. Он не похож ни на Пеева, ни на Славчева, ни на Донева. Инопланетный робот заточен в маленьком каменном храме в глуши бирманских джунглей. Племя охотников поклоняется ему как божеству. Он, присланный с мирными целями на нашу планету, оказывается для горстки людей источником трагедии. И этот трагический парадокс может решить только современная наука. Это — рассказ «Встреча во времени». Совсем иной и по теме и по настроению рассказ «Ночное приключение», пародия на «черную фантастику», но рассказ печальный и горький. Горечь эта сконденсирована в последней его фразе, превращающей плутовскую пародию в философский этюд.

Оригинальность рассказов Райкова не подменяет и не заслоняет главного — того, что роднит произведения Райкова с другими работами болгарских фантастов, с их человечностью и актуальностью.

Нет смысла останавливаться на всех рассказах сборника. Стоит перевернуть страницу — и они перед вами. Цель этого предисловия — не пересказывать то, что лучше скажут сами болгарские писатели, а в том, чтобы поделиться с читателями собственными, возможно порой субъективными и спорными, соображениями о них, о болгарской фантастике вообще. И не делать окончательных выводов. Каждый, кто прочтет эту книгу, отлично сделает их сам. В заключение мне хочется только сказать несколько слов об авторе, рассказы которого мне, пожалуй, понравились больше всего.

Выбор такого рода нелегок, и тем не менее он неизбежен. Несколько десятков, может быть, сотни тысяч человек прочтут эту книгу и каждый сделает для себя подобный выбор. Один предпочтет достоверность Пеева, другой — романтичность Славчева, третий — умный юмор Донева. Я люблю рассказы Недялки Миховой, один из которых — «В бурю», помещен в нашем сборнике. Этот рассказ, как и не вошедший в сборник рассказ «Неизвестное», близок по духу фантастике Станислава Лема. В них мы встречаемся с загадками, которые пока решить не в силах, но которые мы обязательно решим со временем, потому что мы хотим это сделать, должны это сделать и, значит, сможем сделать. Несколькими штрихами, одним — двумя поступками показывает Михова своих героев. И вот мы уже знаем их, проникаемся их мыслями, понимаем их…

Двадцать шесть произведений, тринадцать авторов. Возможно, в следующем сборнике их будет больше. В любом случае следующая встреча с болгарской фантастикой состоится, и она стоит того, чтобы ее ждать… Залогом тому наша первая встреча.

Кир. Булычев

Notes

1

Старомодный(франц.).

(обратно)

2

Свадебное путешествие(франц.).

(обратно)

3

31 июля 1871 г. у мыса Калиакра адмирал Ушаков нанес сокрушительное поражение турецкому флоту. Неоднократные подводные археологические экспедиции материальных следов битвы пока не обнаружили.

(обратно)

4


(обратно)