Но сейчас все его мысли занимала Энджи Блессинг.

— Ты должен увидеть ее во плоти. — В его голосе слышалось удовольствие, стоило ему вспомнить, какое впечатление произвела она на него во время их встречи. — Впрочем, ты, конечно же, увидишь ее завтра.

— В девять часов утра, — подтвердил Джеймс. — Я записал адрес.

— Кстати, ты нашел прекрасного флориста, Джеймс. Спасибо, — поблагодарил Хьюго.

— Цветы сработали, сэр?

— Это был веский довод.

— Если мне будет позволено сказать, сэр, вы всегда умеете сделать все вовремя. Это большое удовольствие — работать на вас.

Джеймс не лукавил — ему действительно нравилось работать на Хьюго Фулбрайта. И дело было не только в богатстве, но и в личности его работодателя — он не был ни чванливым, ни скучным. В его жизни всегда что-нибудь происходило, отчего и жизнь самого Джеймса становилась интереснее и ярче.

Кроме того, Хьюго Фулбрайт был щедрым. Он не скупился на словесную благодарность, всегда подкрепляемую денежно. Он был из новых богачей, без длинной родословной, нереспектабельный, но многие снобы сгорали от зависти к нему. Респектабельность требовала, чтобы они разъезжали на черных «даймлерах» и серебристо-серых «роллс-ройсах», в крайнем случае — на обыкновенных «мерседесах», а Хьюго купил себе вызывающе красный «бентли»! Мегадолларовое щегольство, но не зря же он был одним из самых завидных сиднейских холостяков.

В то же время Джеймс все думал о том, что его боссу, которому исполнилось тридцать восемь, пора жениться и завести детей. Это упорядочило бы его жизнь. И жизнь Джеймса соответственно. Он был обучен уходу за детьми, и поскольку самому ему, скорее всего, иметь их не суждено, он бы с удовольствием занялся детьми Хьюго, которые наверняка были бы чудесными и умными. А как может быть иначе при таком отце?

Будет интересно увидеть завтра этого Сексапильного Ангела. Мисс Блессинг должно быть, незаурядная личность, если решилась на такую рекламу. Они могли бы составить интересную пару.

Но вот подходит ли мисс Блессинг его боссу? Поступок с рекламой весьма экстравагантен… Впрочем, он будет знать это наверняка уже завтра.

ГЛАВА ПЯТАЯ


Дверной звонок прозвенел ровно в девять. Энджи была уже готова. Во всяком случае, готова ехать. Она не была уверена, что готова к этой новой для себя ситуации с Хьюго Фулбрайтом, но решительно надела на лицо улыбку и открыла дверь.

— Доброе утро, — поздоровалась она, отчаянно надеясь, что утро на самом деле окажется добрым.

На удивление, молодой человек в шоферской форме приложил пальцы к фуражке, в то время как его взгляд быстро оценил новую женщину его босса. Энджи напряглась, надеясь, что прошла тест.

В Австралии было лето, но в Японии уже наступила зима, поэтому в дорогу она надела черные шерстяные брюки и короткий облегающий жакет из черного бархата, который слегка приоткрывал ложбинку между грудями, хотя намеренно выглядеть сексапильной было не в ее стиле.

Шоферу явно понравилось то, что он увидел, поскольку в ответ он широко улыбнулся.

— И вам доброе утро, мисс Блессинг. Меня зовут Джеймс Картер. Можно просто Джеймс. — Он указал на сумку и чемодан, поверх которого она положила свое пальто из искусственного меха леопардовой расцветки, иронично подумав, что такой наряд будет уместен рядом с камышовым котом.

— Я могу взять ваши вещи?

— Да. Спасибо, Джеймс.

— Если мне будет позволено сказать, мисс Блессинг, я очень люблю одежду от Карлы Зампатти. Она всегда несет на себе отпечаток классности. — С этими словами он подхватил ее багаж.

Энджи была поражена осведомленностью шофера и только и нашлась что ответить: «Спасибо!»

Ей пришло в голову, что шофер Хьюго Фулбрайта — гей, что поразило ее еще больше. Хьюго — воплощение мужественности и рядом — гей? А почему нет? Если он решил заполучить женщину с рекламного щита, то, очевидно, его выбор людей весьма эклектичен.

Вслед за Джеймсом она вышла на улицу, где был припаркован ярко-красный «бентли». Красный «бентли» с кремовой кожаной обивкой! Ни в чем подобном Энджи еще не приходилось ездить. Усаживаясь на заднее сиденье роскошного автомобиля, она чувствовала себя особой королевской крови.

— Мистер Фулбрайт встретит меня в аэропорту, Джеймс? — обратилась она к шоферу.

— Мы заедем за ним в отель «Реджент», мисс Блессинг. У него деловой завтрак, запланированный еще неделю назад, — любезно ответил шофер, объясняя отсутствие своего босса.

— Благодарю.

Хьюго Фулбрайт — очень занятой человек. И поездка в Токио, по сути, тоже деловая. Интересно, в его жизни есть место жене и детям? В их встречу она определила, что ему к сорока. Или он разведен? Она должна обязательно узнать это.

Когда они проезжали по Сиднейскому мосту, Энджи с облегчением увидела, что на рекламном щите ее фотография заменена фотографией Франсин, но тут же чуть не застонала, когда прочитала подпись — Горячий Шоколад! Да, подруга умела подогреть мужскую фантазию.

Джеймс по телефону сообщил боссу, что они подъезжают к отелю. Похоже, у Хьюго Фулбрайта на счету каждая минута. Когда они затормозили у входа, Хьюго уже выходил из двери.

У Энджи было всего несколько мгновений, чтобы собраться, прежде чем открылась дверь и мужчина, с которым ей предстояло провести три дня, сел рядом с ней. Он сверкнул белозубой улыбкой, и ее сердце взволнованно подпрыгнуло.

— Привет, — поздоровался он, охватывая ее взглядом.

Энджи вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха.

— Здравствуйте, — с апломбом ответила она. Хьюго был одет в черный костюм и шелковую рубашку, но без галстука. Ее взгляд уткнулся в ямку у основания его шеи, и она не могла себя заставить отвести его.

— Выглядишь великолепно.

Она инстинктивно подогнула пальцы ног, но с вызовом ответила его же словами:

— Я старалась выглядеть красивой, привлекательной и немного экзотичной.

Он рассмеялся, и Энджи вдруг подумала, что этот авантюрный уикенд может оказаться очень приятным, если она расслабится, позволив всему идти своим ходом. У нее было такое предчувствие, будто это приключение изменит всю ее жизнь.

— Ваш деловой завтрак прошел успешно? — вежливо спросила она, хотя ей на самом деле было интересно все, связанное с этим мужчиной.

— Твой, Энджи. Твой. А насчет завтрака… Я встречался с группой инвесторов, которые хотят принять участие в моем следующем проекте. — Он взял ее руку в свою и стал поглаживать большим пальцем нежную кожу. — Но теперь я хочу забыть о делах и побольше узнать о тебе.

— Ты всегда уходишь от разговоров о себе, Хьюго? — с любопытством спросила Энджи, на удивление легко переходя на «ты».

— Просто не хочу тебе наскучить, — промурлыкал он, многозначительно глядя на нее своими греховными синими глазами.

— Неправда. Ты считаешь меня глупой блондинкой, пригодной лишь для постельных утех, да?

С водительского места послышался звук, подозрительно похожий на сдавленный смешок.

— Как я могу так думать, Энджи, если я доверил тебе огромные деньги на отделку моего нового дома? Я просто подумал, что мы оба могли бы на некоторое время забыть о работе и наслаждаться обществом друг друга.

— Именно поэтому мне бы хотелось узнать о тебе побольше. — Она бросила на него острый взгляд.

— Ладно. Начну с того, что я польщен тем фактом, что твою фотографию сняли с рекламного щита.

Щеки Энджи залил румянец. Она прикусила язык, чтобы снова не начать рассказывать о досадной путанице — он все равно не поверит.

— Я решила, что так будет честно, поскольку я уже… занята. На какое-то время.

Пусть не чувствует себя успокоенным — ей хватило самоуверенности Пола. Она ни за что не позволит Хьюго Фулбрайту воспринимать себя как должное и тешить свое «эго».

Он несколько мгновений оценивал ее ответ.

— Что ж, честное решение, — одобрительно заметил он. — Я постараюсь полностью реализовать свое выигрышное положение и сделать все, чтобы ты не пожалела о своем выборе.

Энджи призвала на помощь все свое остроумие, чтобы достойно продолжить этот разговор.

— Выигрышное положение… Похоже на спортивный термин, который я часто слышу от комментаторов автомобильных гонок. Тогда почему «бентли»? Такой степенный, такой надежный?

Хьюго приподнял брови в насмешливом разочаровании.

— Тебе не нравится моя машина?

— Очень нравится, просто я удивлена выбором.

— А если мне просто нравится эта машина?

— Я бы сказала, что красный «феррари» больше в твоем стиле. Стремительный, мощный, роскошный…

Что-то странное быстро промелькнуло в глазах Хьюго.

— Я не люблю спортивные машины. — Его губы скривились в сардонической усмешке. — Мне бы не хотелось, чтобы какая-нибудь женщина посчитала, что мне нужно прибегать к подобным ухищрениям, чтобы привлечь ее внимание.