— Да.

Похоже, встреча закончена. Энджи приказала себе подняться и попрощаться, но вдруг услышала:

— Завтра утром я лечу в Токио, вернусь в воскресенье вечером. Такой вот, можно сказать, продленный уикенд.

Энджи замерла на месте, пытаясь понять, к чему он клонит.

— Вообще-то это деловая поездка, — небрежно пояснил он. — Я построил курортный комплекс в Квинсленде для одного японского консорциума, и они хотят обсудить со мной еще один проект, но в большей степени это будет развлекательная поездка — экскурсии, обеды.

— Рада за вас, — заметила она, не зная, что еще можно сказать.

— И за себя, Энджи… — В глазах Хьюго мелькнул вызов. — Если поедешь со мной.

Токио?

Она никогда не была в Японии. А поехать туда вместе с…

Шокированная собственными мыслями, Энджи заставила себя очнуться и найти достойный ответ, понимая, что резкий отказ может иметь неприятные последствия.

— Благодарю, но я всегда считала, что смешивать бизнес и удовольствие — недопустимо. Это может создать неловкую ситуацию между нами.

— Это могло быть так, работай ты непосредственно на меня. Но по этому контракту ты будешь работать абсолютно независимо — сама себе босс с полной автономией. — Волчья улыбка снова промелькнула на его лице. — В этой поездке ты могла бы установить новые деловые контакты.

— Мне жаль, но у меня другие планы… обязательства… на этот уикенд.

— Что ж, честный ответ.

Энджи вспыхнула от смущения, вспомнив рекламный щит. Неужели Хьюго решил, что она хочет изучить другие предложения, прежде чем принять его?

Но снова пытаться убедить Хьюго в том, что произошла ошибка — бесполезно. Энджи резко поднялась с дивана.

— Спасибо за то, что уделили мне время. Желаю удачной поездки в Токио. — Она протянула руку для рукопожатия, принятого между деловыми партнерами.

Хьюго тоже поднялся, но вместо того, чтобы ответить на рукопожатие, он вытащил из кармана пиджака тонкую золотую визитницу.

— Возьми мою карточку. — Он вложил в ее ладонь прямоугольник, где были записаны все его контактные телефоны. — Если вдруг передумаешь насчет Токио, позвони.

— Спасибо, — пробормотала Энджи, растягивая губы в искусственной улыбке. — До свидания.

— До скорого свидания.

Камышовый кот решил отложить охоту.

Идя к двери, Энджи спиной чувствовала его взгляд. Каждый нерв в ее теле потрескивал от напряжения, как будто она шла сквозь электрическое поле, созданное им. Его карточка жгла ей руку. Она заставила себя думать о Поле, который, может быть, женится на ней, а может, и нет, но в любом случае принять предложение Хьюго Фулбрайта безумие.

Конечно, она не должна принимать его. И не примет.

Она не из тех женщин, которые бросаются в омут с головой, не из тех, кто предает мужчину, который вправе ожидать от нее верности.

Она не такая.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Как только Энджи вошла в офис, Франсин вскочила на ноги и разразилась потоком лихорадочных объяснений.

— Я была у изготовителей рекламных щитов и пригрозила им иском на возмещение морального ущерба. Они очень извинялись за ошибку и обещали к завтрашнему дню снять щит. Если хочешь, они опубликуют официальное извинение. Я знаю, что в какой-то степени это моя вина, потому что я дала им фотографию, где мы с тобой вдвоем, но это самая лучшая моя фотография, и, клянусь, я несколько раз повторила, какую половину они должны использовать. Я не представляю, как они могли ошибиться. Но я очень, очень извиняюсь. — Франсин перевела дух. — Хьюго Фулбрайт узнал тебя, как ты боялась?

Энджи тяжело вздохнула, давая понять, что смирилась — что случилось, то случилось. Какой смысл обвинять Франсин, которая и так сделала все, чтобы поскорее исправить ситуацию.

— Да, узнал, — ответила Энджи. — И с того момента, как я вошла, на уме у него был только Сексапильный Ангел. Ради бога, как тебе пришло в голову так подписать фотографию? Он сразу связал это с моим именем.

— Я надеялась, что это подстегнет мужскую фантазию.

— Что ж, похоже, это сработало, — сухо заметила Энджи.

— Ты была очень… смущена?

— Да, я была ужасно смущена. — И возбуждена. Но об этом Энджи решила промолчать. — Хьюго Фулбрайт не поверил, что произошла ошибка. Он сказал, что восхищен моей смелостью и пригласил сопровождать его в поездке в Токио на «грязный» уикенд.

Здесь Энджи немного слукавила — его предложение не носило такого оттенка. Да, оно было не совсем… пристойным, но это вполне объяснимо после того, как он увидел ее фотографию с надписью.

Увидев, как у Франсин отвалилась челюсть, Энджи посчитала, что отмщена.

— Жаль, что на эту встречу поехала не ты, — продолжала Энджи. — Хьюго Фулбрайт красив как дьявол, богат, очень сексуален и на данный момент свободен. Ты потеряла великолепный шанс.

— Черт! — Шок трансформировался в разочарование из-за упущенной возможности. — В процессе подготовки контракта я встречалась с архитектором, который был давно и прочно женат и имел детей. До босса меня не допустили.

— Франсин… — Энджи сердито посмотрела на подругу. — Неужели ты не видишь, что у твоей идеи есть и обратная сторона? Как насчет парней, которые не понимают слова «нет»? Мне просто повезло, что Хьюго Фулбрайт оказался в достаточной степени джентльменом, чтобы не настаивать.

— С этим я как-нибудь справлюсь. — В серых глазах Франсин светилась безрассудная уверенность. — И позволь тебе сказать, что если Хьюго Фулбрайт на самом деле таков, как ты описала, я бы уже была в Токио. Энджи, тебе выпал отличный шанс, так не упускай его. Ты так долго была с Полом, что совсем перестала воспринимать других мужчин.

— Пол… — Энджи внутренне напряглась, как будто почувствовала, что ее стабильные многолетние взаимоотношения с Полом под угрозой. Ей бы об этом беспокоиться вместо того, чтобы думать о…

— Он вряд ли видел рекламный щит, Энджи. — Но слова Франсин прозвучали неуверенно.

Энджи покачала головой.

— Не обязательно, чтобы Пол лично увидел щит. Неужели ты думаешь, что ни один из его друзей или коллег, знающих нас как пару, не проехал этим утром по мосту и не признал в Сексапильном Ангеле меня?

— А вдруг? Ведь они даже представить себе не могут, что это можешь быть ты…

— Хьюго Фулбрайту хватило одного взгляда…

— Но те, кто знают тебя, действительно хорошо знают, подумают, что ошиблись, — такой поступок совершенно не в твоем духе.

Франсин сказала правду, но Энджи вдруг подумала, что подруга права и ее мир действительно сузился до Пола и работы.

— Мне так жаль, Энджи, — снова принялась извиняться Франсин. — Если у тебя возникнут из-за этого проблемы с Полом, возложи всю вину на меня, впрочем, так оно и есть. Я сама расскажу ему, как все произошло. Пусть он сочтет меня полной идиоткой, меня это, честно говоря, не волнует.

Вряд ли это поможет. Энджи знала, что Пол будет в ярости. Ошибка или нет, он посчитает эту фотографию личным оскорблением.

— Надеюсь, у него достанет чувства юмора, чтобы посмеяться над этой ситуацией, — неуверенно предположила Франсин.

Скорее, он заставит Энджи обратиться в суд, требуя компенсации, и вся эта нелепая ситуация превратится в цирк.

— Посмотрим, что будет, — со вздохом сказала Энджи. Честно говоря, ее больше беспокоили собственные смятенные чувства — к Полу и Хьюго Фулбрайту.

— Ладно. А что насчет работы? — осторожно спросила Франсин. — Я имею в виду… контракт остается в силе?

— Он полностью одобрил наши предложения.

— Отлично! — В голосе подруги прозвучало явное облегчение.

Энджи тоже хотела бы испытывать облегчение, а не смятение.

— Тогда давай возьмемся за работу.

Они погрузились в работу, но при этом Франсин бросалась к телефону при каждом звонке, явно стараясь оградить Энджи от возможных проблем. Когда подруга в очередной раз подняла трубку и начала сбивчиво рассказывать про путаницу с фотографиями, Энджи догадалась, что звонит Пол. Судя по тому, как с каждой секундой мрачнело лицо Франсин, было ясно, что Пол не в восторге. Исчерпав все свои аргументы, Франсин с видом абсолютного поражения протянула трубку Энджи.

— Пол… требует тебя к телефону.

Энджи сделала глубокий вдох и поднесла трубку к уху.

— Пол…

— Между нами все кончено! Только так, и не иначе!

Энджи была настолько ошеломлена, что лишилась дара речи.

— Я не могу позволить, чтобы люди и дальше связывали наши имена, — продолжал Пол. — Я был вынужден выслушивать комментарии и смешки коллег все утро…

— Но это… не моя вина, — сделала попытку оправдаться Энджи.

— Неважно! — резко оборвал ее Пол. — Я не намерен тратить свое время, рассказывая каждому о какой-то нелепой путанице. Я уже всем сообщил, что разорвал наши отношения еще в уикенд, и прошу тебя придерживаться этой версии. Если спросят, конечно. Слава богу, что я не пошел с тобой на балет прошлым вечером. Прощай, Энджи.