— Не надо! — В глазах Энджи вскипели слезы, и она резко отвернулась.

— Я на самом деле хочу этого, Энджи, — стал настаивать Хьюго.

Энджи отрицательно покачала головой.

— Это снова… вопрос выигрыша.

— Да. Мой выигрыш — это ты в качестве моей жены.

— Хьюго, сейчас неподходящее время. Ужасно неподходящее, — повторила Энджи.

— Хорошо, я подожду подходящего.

Она бросила на него исполненный боли взгляд.

— Как я могу верить тебе? Пол бросил тебе вызов… — Она закусила губу и снова отвернулась.

— Ты считаешь, что я могу позволить ему диктовать, как мне прожить всю оставшуюся жизнь?

Пальцы Энджи взволнованно комкали подол платья.

— Для меня это слишком, слишком… — Внезапно она подалась вперед всем телом. — Джеймс, это же моя улица. Вы проехали мимо моего дома! Остановите машину! — выкрикнула она.

— Нет места для парковки. Я как раз объезжаю вокруг дома, чтобы найти, где припарковаться, мисс Блессинг, — поспешно объяснил Джеймс.

— Пожалуйста, сдайте назад! — взмолилась Энджи.

— Сэр?

— Остановись и сдай назад, Джеймс, — распорядился Хьюго.

Хьюго не мог не оценить замысел Джеймса дать ему еще немного времени на разговор, но понимал, что любое принуждение лишь еще больше отвратит от него Энджи. Но она права — это действительно неподходящее время делать подобное предложение, и ему остается надеяться, что он все-таки сумеет преодолеть барьеры, которые она воздвигла между ним и собою.

«Бентли» сдал назад и остановился. Джеймс вышел из машины, чтобы открыть пассажирскую дверцу.

— Я не хочу, чтобы ты провожал меня до квартиры, Хьюго. Я хочу побыть одна.

Он кивнул, но удержал ее взгляд и еще раз попытался убедить в своей искренности:

— Пожалуйста, Энджи, подумай о том, что я сказал. Подумай о нас и о том, как нам хорошо вместе. И о том, что мы можем иметь намного больше. Пообещай, что сделаешь это.

Дверца открылась. Энджи покинула машину без единого слова.

— Джеймс, проводи мисс Блессинг до двери, — быстро велел Хьюго.

— Да, сэр.

Хьюго остался ждать в машине, стараясь держать себя в руках. Как только Джеймс занял свое место за рулем, Хьюго спросил:

— Она что-нибудь сказала?

— Мисс Блессинг поблагодарила меня за доброту, сэр.

— Это плохо.

— Да, сэр. Это прозвучало как прощание.

— Я должен вернуть ее, Джеймс.

— Да, сэр. Вы сейчас домой?

— Конечно. Не думаю, что мне поможет, если я начну ломать дверь ее квартиры.

— Нет, сэр.

«Бентли» тронулся с места.

Хьюго попытался составить план действий.

— Завтра — цветы. Красные розы как знак любви. Огромный букет в ее офис, Джеймс.

С водительского места донеслось выразительное покашливание.

— Возьму на себя смелость заметить, сэр, что цветы вряд ли сработают в этот раз. Даже красные розы.

— Это для начала, — пояснил Хьюго.

— Да, сэр. Розы ее не обидят, — рассудительно заметил Джеймс.

— Но этого недостаточно, я сам понимаю.

— Недостаточно, сэр.

— Я должен сделать еще что-нибудь. Что-то значительное… и очень убедительное. — Хьюго лихорадочно жаждал действия — его подстегивал страх потерять Энджи навсегда.

— Вы спрашиваете моего совета, сэр? — нерешительно спросили с переднего сиденья.

— Если он у тебя есть, Джеймс, — резко ответил Хьюго.

Снова раздалось деликатное покашливание.

— Простите меня, сэр… я невольно слышал ваш личный разговор…

— Ради бога, Джеймс! — нетерпеливо прервал его Хьюго. — Сейчас не время для церемоний, когда у меня кризис.

— Да, сэр. Мне кажется, мисс Блессинг уверена, что вы устроили публичное шоу, руководствуясь исключительно собственными интересами, и вам нужно сделать что-то аналогичное, что-то столь же значительное…

— Еще одно шоу?

И в этот момент в мозгу Хьюго вспыхнула идея, и интуиция, не раз проверенная, подсказала, что именно так и нужно поступить.

— Джеймс, я знаю, что нужно сделать!

— Что, сэр?

— Я сам все сделаю. Дам взятку, пригрожу… все, что угодно.

— Если вам потребуется помощь, сэр…

— Я собираюсь…

И Хьюго изложил свой план.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ


Ночью Энджи почти не спала, воспоминания о случившемся не давали ей покоя. Она не знала, что ей делать: дать Хьюго еще один шанс или закончить отношения?

Утром она встала с постели с красными от слез глазами и такая измученная, что мысль о том, что ей предстоит провести день в офисе в обществе счастливой Франсин, свежей и бодрой после ночи любви в объятиях Тима, заставляла ее сердце мучительно сжиматься. Но она должна сделать это. Лучше занять себя работой, иначе она сойдет с ума, непрерывно думая о том, любит ли ее Хьюго на самом деле или нет.

Предложение о браке после того, что сказал Пол… Это было так неправильно, так ужасно не вовремя. Как она может верить Хьюго после того, что произошло?

Энджи решительно задвинула все свои мысли на задворки сознания и удерживала их там даже тогда, когда Франсин впорхнула в офис и с ходу принялась снова говорить о сделанном Тимом предложении, о том, как идеально он ей подходит, как прекрасно ее понимает, как добр и щедр… Она слушала подругу, соглашалась с ней и много улыбалась. К счастью, у нее была назначена деловая встреча с подрядчиком, что давало передышку от непрерывных восторгов подруги. Но, к сожалению, встреча касалась отделки дома в Пимонте, и Энджи снова и снова возвращалась мыслями к их первой с Хьюго встрече.

Тогда он не знал о Поле, и его интерес к ней был совершенно неподдельным. И уикенд в Токио тоже был неподдельным.

Искренен ли был он, говоря ей о своей любви? Прошедшие три месяца были просто потрясающими, и все между ними казалось абсолютно правильным. И когда они ходили на премьеру нового балета, он наслаждался представлением вместе с ней, с иронией назвав его даже эротичным. Ему нравилась ее компания. А что, если он и впрямь не хочет потерять ее? А вдруг его предложение искреннее? Но он не должен был делать его прошлым вечером!

В четыре часа вечера Энджи вернулась в офис и увидела огромный букет красных роз на своем столе.

— Переложи куда-нибудь цветы Тима, Франсин, — попросила она. — Мне нужно работать.

— Эти цветы тебе! — оживленно воскликнула Франсин. — Думаю, предложение Тима вдохновило Хьюго. Красные розы — знак любви, Энджи.

Сердце Энджи затрепетало, отчаянно желая и боясь поверить. Ее взбудораженное сознание отказывалось верить в искренность Хьюго. Вряд ли он взял на себя труд побеспокоиться о цветах, наверняка он поручил это дело Джеймсу. Но красные розы…

— Там есть и записка, — поторопила подругу Франсин.

Энджи поставила портфель на свой стол и села на стул, желая немного успокоиться, прежде чем прочесть записку. Она осторожно развернула сложенный листок. Это была не стандартная карточка от флориста, а рукописные строки.


Я на самом деле очень люблю тебя. Я хочу прожить с тобой всю жизнь. Пожалуйста, не отвергай того, что было между нами.

Я свяжусь с тобой завтра.

Хьюго


Завтра… Энджи глубоко вздохнула. У нее есть еще день на принятие решения.

— Ну, что он написал? — с любопытством спросила Франсин.

Энджи пожала плечами.

— Что он позвонит мне завтра.

— Он без ума от тебя, Энджи. Каждый раз, когда он смотрит на тебя, кажется, что он хочет тебя съесть.

— Это просто секс, Франсин, а не любовь, — чуть более резко, чем следовало, ответила Энджи.

— Да неужели? Когда вчера я сказала ему, что тебя задержал Пол, он стал похож на разъяренного быка, готового ринуться в бой. Это не секс, Энджи. Это любовь.

Или утверждение права собственности, подумала Энджи. Просто Франсин все сейчас воспринимала в розовом цвете. И все же Энджи не могла не признать, что чувство близости, которое она испытывала с Хьюго, простиралось далеко за пределы спальни. И если бы не этот подарок и не стычка с Полом прошлым вечером, разве она сомневалась бы в признании Хьюго? Если бы только она была уверена, что Хьюго в любом случае сделал бы ей предложение…

Энджи снова прочитала записку.

Он не употребил слово брак, но написал: «…прожить с тобой всю жизнь». И эта записка не была написана в угаре их вчерашнего разговора, у Хьюго была целая ночь, чтобы хорошо подумать.

Завтра, решила Энджи. Она посмотрит, что случится завтра, и тогда примет решение.


Утро четверга…

Энджи чувствовала себя отдохнувшей, потому что накануне, измученная, легла пораньше и спала как убитая. Франсин тоже ночевала дома, и поскольку обе они не планировали разъездов, то поехали на работу на машине Франсин. Они уже ехали по мосту через гавань, когда Франсин заметила:

— Сегодня меняют фотографию на щите. Интересно, кого повесят на этот раз.

— Тебя это уже не должно волновать, — заметила Энджи.