— Это абсурд! — стала настаивать она. — Хьюго заинтересовался мной прежде, чем узнал, что нас с тобой что-то связывало.

— Уверена? — насмешливо уточнил Пол.

— Абсолютно, — пылко ответила Энджи.

— А как скоро он узнал обо мне?

Этот коварный вопрос вызвал в ней эмоциональную смуту. Она впервые произнесла имя Пола в аэропорту Нарита, в конце их «грязного» уикенда. Но ведь украшения он купил до того, еще в субботу, лихорадочно успокаивала себя Энджи, а значит, он уже тогда собирался продолжить их отношения. Интерес Хьюго к ней никак не может быть связан с Полом.

— Неважно, — ответила она и покачала головой.

— Это ты думаешь, что неважно, — насмешливо заметил Пол. — Когда ты сказала ему обо мне, он признался, что мы знакомы?

Нет. Он не сказал ни слова.

— Школьные годы давно в прошлом, Пол, — возразила Энджи, не желая уступать.

— Некоторые вещи не забываются.

— Какие, например?

И Пол рассказал.

О яростном соперничестве между ними. О болезненном восприятии Хьюго того факта, что он не был рожден в привилегированной семье. О девушке, которая бросила Хьюго ради Пола.

Он выстреливал в нее эти факты с такой скоростью, что Энджи даже не успевала ничего почувствовать. Но она понимала, что все, о чем говорит Пол, могло повлиять на формирование характера Хьюго, его амбиции, мотивацию поступков.

Но в сценарии Пола был один существенный недостаток.

— Но ведь это ты бросил меня. В чем же здесь реванш для Хьюго?

— Интересный вопрос. — Эти слова, произнесенные протяжным насмешливым тоном, заставили их обоих резко повернуться.

К ним подходил Хьюго расслабленной, уверенной походкой, но Энджи почувствовала, что весь он — сгусток энергии, готовой вырваться наружу. Это окончательно разрушило ее самообладание, от которого Пол и так уже не оставил камня на камне. Ей меньше всего хотелось быть яблоком раздора для этих двух мужчин, но все ее инстинкты говорили, что именно так оно и было.

Улыбка Хьюго показалась Энджи очень опасной, а беспечный жест рукой — всего лишь хитрой уловкой.

— Ответ заключается в том, что я хочу Энджи, потому что она красива — снаружи и внутри. И это никак не связано с тобой, Пол. Хотя я и удивлен, каким же дураком ты оказался, позволив ей уйти.

Пол сжал челюсти, в его глазах полыхала неприкрытая ненависть.

— Не таким уж дураком, если успел вовремя рассмотреть, что она — не более чем дешевая шлюха, которая продаст себя любому, кто больше заплатит, — сказал он с ледяным презрением.

Энджи ахнула, как будто ее ударили, ее рука инстинктивно взметнулась к горлу, как будто желая сорвать проклятое украшение.

— Добро пожаловать, Фулбрайт. Твоя очередь, — глумливо произнес Пол.

— Все как всегда, жалкий неудачник, — усмехнулся Хьюго. — Но все же будь осторожнее при выборе оружия, если не хочешь, чтобы твоя улыбка, призванная привлекать электорат, не пострадала.

Плечи Пола напряглись, он прямо-таки источал агрессию.

— Я не проиграл ничего, что бы было достойно игры, — резко произнес он.

— Разве? Тогда зачем ты притащил сюда Энджи? Зачем изо всех сил пытаешься разрушить ее веру в мои чувства?

— Чувства? — Пол презрительно фыркнул. — Я решил оказать ей любезность, рассказав, что ты попросту используешь ее.

— Как благородно с твоей стороны! И как я раньше не замечал этой черты твоего характера! А вот то, как ты всегда чернил меня, лишь бы только победить, я хорошо помню.

— Ты держал ее в неведении, Фулбрайт. И это говорит само за себя.

— Или о том, что ты просто слишком незначительный факт в наших жизнях, чтобы говорить о тебе.

— Энджи не глупа, она умеет сложить два и два.

— Не сомневаюсь в этом.

— Вижу, ты все оттачиваешь свое мастерство спорщика.

— Ты тоже остер, как всегда.

— Зато ты не настолько остер, чтобы пройти настоящий тест, — с вызовом произнес Пол, в его глазах зажегся триумфальный огонь.

Энджи стояла в стороне и чувствовала себя зрителем этого состязания, но вдруг поняла, что упомянутый Полом тест имеет к ней непосредственное отношения.

— Если бы ты не уронила себя в глазах людей этой фотографией на рекламном щите, я бы женился на тебе, Энджи, — бросил Пол ей в лицо. — А если ты думаешь, что так называемые чувства Фулбрайта приведут тебя к алтарю, ты глубоко заблуждаешься. Он никогда не сделает тебя своей женой, и знаешь почему?

Энджи смотрела на Пола и чувствовала источаемую на них обоих с Хьюго ненависть.

— Потому что я имел тебя первый, — грубо бросил он, затем развернулся на каблуках и удалился с надменным видом человека, который покончил с людьми, не стоящими больше его внимания.

Энджи и Хьюго остались один на один, а между ними — последние слова Пола.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ


Подпорченный товар…

Эта была какая-то старомодная фраза, которую уже давно никто не употреблял, но она засела в мозгу Энджи и жгла душу.

— Ты в порядке, Энджи? — спросил Хьюго, его синие глаза-лазеры внимательно всматривались в ее лицо.

Энджи посмотрела на него отстраненно, как будто была за много миль отсюда. Одна. Пугающе одна.

— Ты не можешь думать, что Пол способен хоть как-то повлиять на меня, — сказал Хьюго. — Но если хочешь поговорить об этом…

— Нет! — вырвался у Энджи вскрик. — Я хочу…

Закончить все здесь и сейчас. Но она не может допустить, чтобы Пол торжествовал, увидев, что она покинула сцену до окончания вечера. Кроме того, ее уход обеспокоит Франсин, испортит этот счастливый для подруги день. Энджи вскинула подбородок, беря себя в руки, и решительно сказала:

— Я хочу вернуться за стол. Мы и так отсутствовали слишком долго.

— Прекрасно! Пойдем.

Хьюго явно расценил ее ответ как положительный, облегченно улыбнулся и предложил руку. Энджи положила свою руку на сгиб его локтя, но только для того, чтобы успокоить Франсин, которая послала Хьюго на помощь. И чтобы не доставить удовольствие Полу, продемонстрировав, как глубоко задели ее его слова.

Странно, но физический контакт с Хьюго утратил свою сексуальную силу. В венах Энджи был лед, и ни одна искорка не воспламенилась в ней при этом прикосновении. Она ненавидела быть чьим-то трофеем, и когда этот вечер закончится и они окажутся наедине в салоне «бентли», она положит этому конец. И больше никогда, никогда не попадет в такую унизительную ловушку.

Хьюго был доволен, что Энджи восприняла сцену с Полом как недостойную обсуждения. Но когда они шли к своему столу, Хьюго заметил, как горят у нее щеки и как вызывающе высоко она держит голову, что означало, что слова Пола все-таки сильно оскорбили ее. И прежние сомнения о правильности своих поступков снова вернулись к Хьюго.

Чего он добился этим вечером?

Конечно, приятно было победить Пола на аукционе, но, по сути, ему было это безразлично. Он хотел победить его в другом. Было приятно смотреть на физиономию Пола, когда он увидел рядом с ним Энджи. Чувствовать себя победителем всегда приятно. Но какой ценой, если при этом Энджи причинена боль? У Хьюго было стойкое ощущение, что над ним сгущаются тучи.

Последняя, прямо-таки детская реплика Пола — «Я имел ее первый» — невольно заставила Хьюго начать копаться в своей душе, но при этом он продолжал разыгрывать радушного хозяина за столом.

Затеял ли он это столкновение с Полом, чтобы получить от Энджи подтверждение того, что она действительно считает, что он лучше? Он с самого начал испытывал к ней неожиданно собственнические чувства, а когда выяснилось, что она три года была с Полом… и это было не ее решение о прекращении отношений… Все это сильно задело его.

Нет, не в сексуальном аспекте. После первой же их ночи в Токио он понял, что они с Энджи идеально подходят друг другу, и та близость, которую они разделили, была для них обоих чем-то особенным. Секс никогда не был проблемой.

Его выводила из себя мысль о ее столь долгой привязанности к Полу.

Неужели она бы вышла за него замуж, не случись эта ситуация с фотографией?

Внутренности Хьюго сплелись в клубок при этой мысли.

Но теперь у Энджи не осталось иллюзий, сказал себе Хьюго. Этим вечером Пол полностью подтвердил, что никакого счастливого будущего с ним у нее быть не могло. Она не может жалеть о том, что они расстались. Он наглядно показал, каким низким и мелочным сукиным сыном является на самом деле.

В то же время Хьюго остро осознавал, что и к нему Энджи сейчас не питает добрых чувств. Все ее внимание было сосредоточено исключительно на гостях, она не прикасалась к нему и всячески избегала его прикосновений, не реагировала на его реплики. Нет, не явно, а под предлогом того, что все ее внимание сосредоточено на ком-то другом или делая очень естественный жест, позволяющий ей избежать любого физического контакта с ним.