Кроме того, помогло шампанское.

И все-таки она не могла скрыть потрясения, когда Франсин, сидевшая рядом с ней, наклонилась и прошептала:

— Только что в зал вошел Пол.

Энджи проглотила ком в горле и бросила на подругу насмешливый взгляд.

— Меня это не волнует.

— Правильно, — согласилась Франсин. — Но должна заметить, что женщина рядом с ним не стоит и твоего мизинца. Как низко он пал.

— Это его выбор, — отмахнулась Энджи.

— Хьюго превосходит его во всем!

Энджи улыбнулась Франсин, затем спросила о чем-то Тима, даже не взглянув на Пола. Но замечание Франсин по поводу его новой женщины возбудило ее любопытство, и она, не удержавшись, бросила быстрый взгляд в сторону входа.

Она сразу узнала женщину — Стефани Бартон, дочь одного из лидеров либеральной партии. Лучшая политическая поддержка, которую только мог придумать Пол, цинично подумала Энджи, и внезапно ей стало легко.

Взгляд, который Пол бросил на нее, ничего не выражал. По правде говоря, Энджи предполагала, что он вложит в него больше презрения. Впрочем, презрения был достоин он, продавая себя ради политических амбиций.


Хьюго видел, как Пол обежал оценивающим взглядом зал, совершенно не обращая внимания на женщину, висевшую на его руке. Она была не так красива, как Энджи. Она даже не была хорошенькой, но, видимо, здорово потрудилась, чтобы придать своему виду хотя бы стильность. Хьюго сразу решил, что она обладает большими связями — «серебряные ложки» притягиваются друг к другу.

Пока взгляд Пола блуждал по залу в поисках известных людей, Хьюго предвкушал его шок, когда он увидит старого соперника. Прошло много лет, но Хьюго не сомневался, что враждебность Пола жива. А его собственная? Впрочем, единственная проблема сейчас — чувства Энджи, и он должен ее решить.

Вот он, момент узнавания!

Потрясение, повторный взгляд… Губы Пола брезгливо скривились. Его мысли были очевидны — какую надо иметь наглость, чтобы появиться в кругу, к которому не принадлежишь!

Хьюго откинулся назад, положив руку на спинку стула Энджи, намеренно привлекая внимание Пола к ней. Весь его вид говорил о том, что он считает Пола неудачником, несмотря на серебряную ложку во рту, с которой он родился. К Энджи стоило относиться как к королеве, каковой она и была — намного лучше, красивее и достойнее всех женщин. И Пол мог бросить ее! Что ж, пусть наконец осознает, что потерял.

В тот момент, когда Пол увидел Энджи, лицо его окаменело. Он резко дернул головой, сжал челюсти и отвернулся, полный решимости не смотреть больше в ее сторону. Их сторону.

Гостей Пола проводили к столу, а поскольку столы были круглыми, он исхитрился сесть так, чтобы оказаться спиной к Хьюго и Энджи, выражая тем самым свое презрение, но Хьюго было не обмануть. Полу не понравилось то, что он увидел. И у него не было оружия, чтобы справиться с этим.

Если только Энджи не даст ему его.

Хьюго переключил внимание на происходящее за его столом. Тим объяснял суть своего изобретения всем присутствующим, и Энджи слушала его с самым внимательным видом. Она выглядела расслабленной, и Хьюго тоже позволил себе расслабиться, решив про себя, что если бы Энджи волновалась по поводу встречи с Полом, то внимательно следила бы за входом, а она этим не занималась.

Или только делала вид.

В любом случае проблема по-прежнему существовала.


Энджи испытала огромное облегчение, когда обед закончился и начался аукцион. Тим принял участие и выиграл роль второго плана в фильме, съемки которого вскоре должны были начаться в Сиднее.

— Я и не знала, что ты мечтаешь сниматься в кино, — насмешливо заметила Франсин, когда он победил.

— Это для тебя, — ответил Тим, улыбаясь во весь рот. — Я не мог приглашать тебя в кино, когда мы были детьми. А теперь я хочу получить удовольствие, увидев тебя на экране.

Все засмеялись, и Энджи снова подумала, какой Тим хороший человек и как Франсин повезло чувствовать себя свободной и счастливой, принимая от него любые подарки. Он не покупал ее. Он ее любил. И доказательством этой любви было кольцо на пальце Франсин.

Аукцион продолжался, и гостям подали кофе и маленькие пирожные. Предлагаемые лоты были самыми неожиданными. Хьюго оживился и проявил интерес, как и многие другие мужчины, когда на продажу была выставлена бита с автографом Стива Во. Недавно ушедший из спорта капитан команды по крикету бы назван «Человеком года» в Австралии, а фанаты спорта считали его легендой.

Борьба за биту была стремительной и яростной. Хьюго присоединился к состязанию. Энджи не могла не заметить, что Пол тоже. Хьюго поднял ставку до десяти тысяч долларов, и аукционист уже хотел завершить торг, когда Пол неожиданно выкрикнул: «Пятнадцать!» — и торг возобновился.

— Двадцать, — не моргнув глазом предложил Хьюго.

В ожидании контрпредложения в зале повисла тишина. Пол не стал оглядываться, чтобы узнать, кто побил его. Он поднял руку, привлекая внимание аукциониста и всех присутствующих, и крикнул: «Тридцать!»

Аукционист посмотрел на Хьюго и приподнял брови.

— Продолжаем состязание, сэр? — спросил он, явно желая подстегнуть интерес публики. — Не забывайте, деньги пойдут на благое дело.

— Сто, — сказал Хьюго. — Я предлагаю сто тысяч долларов.

Зал разразился аплодисментами. Когда они стихли, аукционист повернулся к Полу и спросил:

— Удваиваем, сэр?

Пол выдавил из себя смешок и махнул рукой, признавая поражение.

— Это очень щедро с твоей стороны, Хьюго, — тепло сказала Энджи, пораженная тем, сколько он пожертвовал денег на детскую больницу.

Он повернулся к ней, в глазах его горело странное удовлетворение захватчика, губы кривились в победной усмешке.

Мужчины из их компании стали поздравлять его, посыпались спортивные термины. Не будучи поклонницей крикета, Энджи утратила интерес к разговору. Франсин, похоже, тоже, потому что она предложила сходить в дамскую комнату.

— Пол вне себя от ярости из-за проигрыша, — прошептала Франсин, как только они отошли от стола и их не могли услышать. — Уверена, он нарочно вступил в борьбу с Хьюго — из-за тебя.

Энджи не удержалась и посмотрела на стол, за которым сидел Пол. Стефани Бартон испепеляла ее взглядом, а когда их взгляды встретились, что-то сказала Полу, и по тому, как искривились ее губы, Энджи поняла, что это был ревнивый выпад. Пол, однако, не оглянулся, и Энджи быстро отвела взгляд.

— Я думаю, он просто хотел произвести впечатление на присутствующих своей щедростью, — прошептала она в ответ.

— Рада, что для него вечер испорчен, — произнесла Франсин с нескрываемым удовольствием. — Будет наука за то, что был таким снобом и бросил тебя…

— Все это в прошлом, — оборвала подругу Энджи.

— Правильно. Хьюго намного щедрее. — Франсин вздохнула со счастливым выражением лица. — А я люблю щедрых мужчин.

Щедрый, да, но что стоит за щедростью Хьюго?

Энджи не высказала вслух этой мысли, а сердечная боль становилась все сильнее. Она освежила макияж, а в зеркальном отражении богатое украшение из Японии как будто смеялось над ее мечтой о вечной любви Хьюго.

Стоило им с Франсин выйти из дамской комнаты, как дорогу им преградил разъяренный Пол.

— Мне нужно поговорить с тобой, Энджи. Наедине. — Он схватил ее за руку. — Выйдем на террасу.

— Отпусти меня! — крикнула Энджи, рассерженная его самонадеянностью — Мне нечего сказать тебе, Пол.

— Зато мне есть много что сказать тебе, — процедил он. Ее рука оказалась будто в стальном капкане, и он потащил ее за собой.

— Если ты не отпустишь Энджи, я позову ее парня, — пригрозила Франсин. — Ты же не хочешь публичной сцены, Пол, — саркастично добавила она.

— Обязательно позови Фулбрайта, — рявкнул Пол, продемонстрировав знание его имени. — А я пока расскажу Энджи о моем старом школьном приятеле.

— Что? — От шока Энджи ослабила сопротивление, и ее ноги автоматически пошли за Полом.

— Ты всего лишь пешка в этой игре, — выпалил Пол. Он бросил уничтожающий взгляд на колье и глумливо произнес: — Вырядил тебя как королеву, рассчитывая поставить мне шах и мат.

— Ты не имеешь к нам с Хьюго никакого отношения, — запротестовала Энджи, но в ее мозг уже закрались сомнения.

— Еще как имею, — резко оборвал ее Пол. Неужели это правда?

Они были на террасе одни, вдали от всех. Теплый день бабьего лета сменился достаточно прохладным вечером, и от вечерней прохлады обнаженные руки Энджи покрылись мурашками. Или это был холод от правды, в которую она не хотела верить? Она пыталась убедить себя, что Пол — самонадеянный эгоист и неправильно расценил ситуацию. Он просто зол из-за публично нанесенного поражения и теперь переносит свою злость на нее.