— Так и есть.

— …ведь это я раздобыла для нас контракт с Фулбрайтом!

Надо сказать, очень выгодный контракт, сулящий в случае успеха большие деньги.

— Значит, я могу разрекламировать и себя и добиться желаемого результата, — решительно заявила Франсин. — А это означает, что я должна предложить потенциальному мужу то, что ему нужно. И поверь, я не сдамся — мне тридцать лет и я хочу иметь мужа и детей.

С этими словами Франсин промаршировала в ванную.

Им обеим по тридцать лет, подумала Энджи и направилась в кухню, прихватив пустую кружку Франсин и намереваясь сварить себе свежий кофе. Они много работали в последние годы, чтобы наладить свой бизнес и добиться успеха, и контракт с Фулбрайтом — свидетельство того, что они его добились. Этот контракт предусматривал оформление роскошных квартир в новом доме, расположенном прямо на берегу гавани. Да, успех сладок, но они, кроме всего прочего, были женщинами и обе чувствовали, как меняются их приоритеты по мере того, как все настойчивее тикают биологические часы.

Энджи решила, что пересмотрит свое отношение к Полу и не будет воспринимать все так критически. Ну и что, если страсть и восторженность первого года их отношений несколько поутихла?! Это вполне закономерно, и такое наверняка происходит со всеми парами. На смену слишком острым чувствам приходят другие — например, доверие и возможность рассчитывать друг на друга. В любом случае не может все быть идеально и нужно уметь идти на компромисс.

Но Энджи вдруг осознала, что на компромисс почему-то всегда идет только она, Пол — никогда. Впрочем, она вообще стала слишком многое замечать в последнее время. Но если она порвет с Полом… Было даже страшно подумать, что она может снова остаться одна. И путь активность Франсин в поисках мужа кажется ей несколько чрезмерной, еще неизвестно, как повела бы себя она, оказавшись в подобной ситуации.

Может быть, ей следует держаться за Пола и благословлять их отношения, а не раздражаться и проявлять недовольство? Хотя… за все эти годы Пол ни разу не завел разговор о браке. Три года Заведет ли он вообще его когда-нибудь?

Энджи налила себе кофе и вернулась на балкон. Сомнения продолжали одолевать ее. Она попыталась почитать газету, потом решила сосредоточиться на контракте Фулбрайта, с которым ей предстояло встретиться в четверг утром. Хьюго Фулбрайт занимался строительством и слыл очень требовательным клиентом, поэтому ей нужно было быть готовой ответить на его вопросы и произвести самое выгодное впечатление.

Вернувшаяся Франсин выглядела на все сто — в облегающих спортивных шортах из зеленой лайкры и таком же топе, готовая отправиться в спортзал.

— Я решила забросить невод побольше.

— Новая стратегия? — поинтересовалась Энджи.

— Я восемь месяцев следовала рекомендациям этой книги, а в результате — пшик. Теперь я решила пойти ва-банк.

— Каким же образом?

— Я прочитала об этом в одной газете. Повешу рекламный щит со своей фотографией на одном из центральных перекрестков, и все желающие смогут связаться со мной по Интернету.

От удивления Энджи даже приоткрыла рот.

— Рекламный щит?

— Именно. — Похоже, Франсин не отдавала себе отчета в том, какие последствия могут быть у этой авантюры. — И тогда я смогу выбирать из огромного количества мужчин…

— Ты выставишь свое лицо и координаты на всеобщее обозрение в центре города? Ты знаешь, сколько ненормальных извращенцев?

— Я дам вымышленное имя. Это будет скорее пароль для связи по Интернету. Я все предусмотрела, Энджи.

— Но люди будут узнавать тебя.

— Ну и что? Нет ничего плохого в известности.

— Франсин, а как же наши партнеры по бизнесу? Что они подумают о нас?

— Меня не волнует, что они подумают! Мы даем им то, что они хотят, и я не вижу ничего плохого в том, чтобы получить то, чего хочу я.

— Но рекламный щит… это так публично!

— Ты будешь стыдиться меня? — Тон Франсин стал воинственным.

— Нет! Конечно, нет. Просто я беспокоюсь о тебе. Мне кажется, ты не представляешь, с чем тебе придется столкнуться.

— Я сама о себе побеспокоюсь. Я решила тебя предупредить, чтобы ты не испытала шок. А теперь я иду в спортзал.

Энджи пришла в ужас от этой идеи. Она не была хваткой и предприимчивой, как подруга, чья основная функция в их совместном бизнесе — добывать контракты — как раз и зависела от этих ее черт, а кроме того, зная Франсин, она понимала, что переубедить ту невозможно. Оставалось надеяться, что Пол не увидит этого, потому что такая самореклама повергнет его в шок.

С другой стороны, это не его жизнь и проблем Франсин ему просто не понять. Огромное количество женщин мечтают оказаться Мисс Подходящей для Пола Овертона, и ему нет необходимости в саморекламе. Энджи решила, что будет на стороне подруги, какой бы оборот ни приняли события. Момент истины настал три дня спустя.

— Завтра, — сообщила Франсин, когда они заняли свои места в театре, придя на балет. В ее глазах горело нетерпение.

— Где? — спросила Энджи, стараясь изо всех сил неосторожным словом не погасить этих искорок надежды.

— Увидишь, когда будешь ехать на встречу с мистером Фулбрайтом.

И Энджи увидела.

Увидела не только она, но и все, кто проезжал или проходил по Сиднейскому мосту. Энджи чуть не врезалась в бампер впереди идущей машины, но не потому, что была потрясена фотографией Франсин на рекламном щите, а потому, что увидела свое собственное лицо. Да еще и с надписью — «Сексапильный Ангел»!

ГЛАВА ВТОРАЯ


Хьюго Фулбрайт имел возможность рассмотреть рекламный щит во всех подробностях, поскольку на мосту попал в пробку. Он снова удивился тому, сколь велико количество храбрых людей, готовых выставить себя на всеобщее обозрение — шесть новых лиц за одно утро. Но только эта блондинка вызвала его интерес. Сексапильный Ангел.

Мало женщин, которые выглядели бы столь совершенно. Впрочем, совершенство, должно быть, достигнуто с помощью компьютерной обработки фотографии. Наверняка парни, которые клюнут на эту приманку, будут разочарованы, увидев этого Ангела вживую. Элементарная логика говорила о том, что с этой девушкой явно что-то не в порядке, раз ей нужны такие ухищрения, чтобы заполучить мужчину. Но из всех лиц, появившихся сегодня на рекламных щитах, эта блондинка явно была лучшей.

Сексапильный Ангел… Профессиональный маркетинг, подумал Хьюго и усмехнулся. Надпись рискованная, но весьма интригующая, если только на этот риск блондинку не подтолкнула доза кокаина.

Для Хьюго было огромным потрясением, когда на приеме в субботу вечером он увидел Крисси, вдыхающей белый порошок. Ничуть не смутившись, она привела, как ей казалось, весьма убедительный аргумент: «Но, милый, секс ведь настолько более захватывающий, когда я на кокаине». Любого мужчину задели бы эти бездумно сказанные слова, означающие, что ей недостаточно того удовольствия, которое он ей доставляет.

Прощай, Крисси.

Хьюго ни секунды не жалел о принятом решении. Он был твердо уверен, что люди, зависящие от наркотиков, не способны контролировать свои поступки, а этого Хьюго не терпел. Кроме того, употребление наркотиков было противозаконно и могло привести к массе неприятностей.

Когда Хьюго наконец проехал мост и щит исчез из его поля зрения, он смог сконцентрироваться на мыслях о предстоящей встрече с дизайнером по интерьеру, с которым он заключил контракт на отделку недавно построенного жилого дома в Пимонте. Хьюго приобрел три старых помещения каких-то портовых складов, снес их и построил новый дом, роскошные квартиры в котором стоили не меньше миллиона долларов. Естественно, что для отделки таких квартир ему требовался высококлассный специалист.

Чтобы удостовериться, что нанятый им дизайнер именно таков, он решил встретиться с ним лично и дать понять, что не заинтересован в экономии, которая может дать негативный эффект. Качественная внутренняя отделка была очень важна. Хьюго был доволен архитектурным решением и рассчитывал, что внутренняя отделка тоже будет на самом высоком уровне.

Внимание к мельчайшим деталям — вот ключ к успеху.

Одна из квартир на нижнем этаже была превращена во временный офис. Заезжая в гараж, Хьюго в который раз высоко оценил систему безопасности, как и персональную систему доступа в квартиры. Он поприветствовал сотрудников и велел проводить мисс Блессинг в комнату переговоров и через десять минут после начала беседы принести напитки.

Под комнату переговоров была отведена гостиная, сквозь стеклянную стену которой открывался великолепный вид на гавань. Наблюдая за разнообразными судами — лодками, яхтами, паромами, снующими по гавани, Хьюго периодически бросал взгляд на наручные часы.