— Надень вот эти. — Он достал из коробки сережки, составляющие гарнитур с колье, — длинные гроздья мелких гранатовых цветочков, стоившие никак не меньше самого колье.

Энджи неловкими пальцами вдела сережки в уши. Эффект от всего гарнитура был поистине потрясающим — экзотическим, даже драматическим. И в то же время это была бьющая в глаза роскошь.

— Ты выглядишь потрясающе, — сказал Хьюго, поедая взглядом ее отражение в зеркале.

Энджи же собственное отражение заставило задать ему вопрос:

— Ты поэтому хотел, чтобы мы пошли на этот обед? Повод вручить мне подарок?

Что-то жесткое промелькнуло в его глазах.

— Это подарок достоин тебя, — сказал он и, наклонившись, запечатлел жаркий поцелуй на ее обнаженном плече, как будто выжег клеймо. Но каким бы прекрасным ни было колье, Энджи снова подумала о кольце. — Теперь мы можем идти, — пробормотал Хьюго, поймав ее взгляд в зеркале.

Энджи показалось, что в его глазах промелькнуло какое-то жестокое удовлетворение.

Энджи кивнула и улыбнулась, но это была неискренняя улыбка. Когда Хьюго вел ее к машине, она чувствовала, как в ней нарастает напряжение.

Джеймс стоял возле открытой пассажирской дверцы, ожидая, пока они сядут. Он бросил на Энджи одобрительный взгляд.

— Позвольте сказать, что вы выглядите великолепно, мисс Блессинг, — сказал Джеймс. В его взгляде светилось подлинное восхищение.

— Благодаря Хьюго, — сорвалось с ее языка. Она нервно коснулась колье, когда ей в голову пришла мысль, что этот ювелирный шедевр на ее шее превратил ее в украшение самого Хьюго. И это была очень неприятная мысль, сразу напомнившая о Поле.

Энджи тут же сказала себе, что Хьюго — не Пол. У него нет с ним ничего общего. И она не позволит неудачному опыту с Полом бросать тень на ее чувства к Хьюго.


Босс сделал огромную ошибку с этими роскошными украшениями, думал Джеймс, украдкой наблюдая за своими пассажирами по дороге в резиденцию губернатора. Леди была явно не в восторге от подарка, прикасаясь к колье, как к кресту, который вынуждена нести.

Она не похожа на других женщин, прошедших перед его глазами за время работы у Хьюго. Неужели он не видит? Он все испортит, если не осознает, что в его руках настоящее золото. Кроме того, у Джеймса зародились весьма определенные подозрения по поводу цели посещения этого благотворительного обеда, на котором будет присутствовать семейство Овертон.

Несколько наводящих вопросов в нужных местах, и Джеймс узнал, что Энджи Блессинг встречалась с Полом Овертоном в течение трех лет и их отношения закончились как раз перед появлением фотографии на рекламном щите. Чего добивается босс? Хочет доказать, что он лучше? Надев на нее богатые украшения, продемонстрировать, что она теперь принадлежит ему?

Это был неудачный сценарий. У Джемса были плохие предчувствия насчет сегодняшнего вечера. Очень плохие.

Въезжая на территорию официальной резиденции губернатора, Джеймс очень надеялся, что его босс сегодня во всеоружии, поскольку это ему очень понадобится, чтобы выйти победителем.


Энджи уже бывала в резиденции губернатора. С Полом. Сегодня предполагался аперитив на террасе, затем обед и благотворительный аукцион в зале приемов. На террасе играл струнный квартет, и небольшое количество людей уже собралось на ней, наслаждаясь прекрасным вечером. Она бы предпочла, чтобы людей было побольше. Украшения, надетые на ней, были настолько броскими, что она чувствовала бы себя менее заметной в толпе.

Но они, конечно же, прибыли точно в назначенное время — Хьюго терпеть не мог непунктуальности. Он считал намеренное опоздание проявлением дурных манер.

Энджи успокаивала себя тем, что позже народу соберется намного больше, ведь это было одно из самых значительных мероприятий года, на которое соберутся все, кто хоть что-нибудь значит в обществе.

Она с облегчением заметила Франсин и Тима, выходивших из сада. Этим вечером ей потребуется дружеская поддержка, потому что даже тепло руки Хьюго, сжимавшей ее руку, не успокаивало ее нервов.

Франсин заметила «бентли» и помахала рукой. Яркая красная машина выглядела как маяк в длинной кавалькаде черных лимузинов. Красная машина… гранаты… неужели Хьюго хочет, чтобы она тоже бросалась в глаза и выделялась из толпы? Хочет продемонстрировать, что она… его женщина? Нет, она должна прекратить думать подобным образом. Это несправедливо. Неправильно.

Франсин и Тим ждали их на террасе. Энджи заметила, что подруга вся светится от счастья, а Тим выглядит победителем.

Франсин округлила глаза при виде прекрасных украшений на Энджи, заменивших ее куда более скромные.

— Ого! — выдохнула она. Ее взгляд метнулся к Хьюго и обратно, затем она выразительно приподняла брови.

Энджи кивнула, почувствовав, как закачались сережки в ее ушах.

И тут Франсин протянула руку.

— Смотри!

На безымянном пальце подруги переливался большой солитер обручального кольца, символ того, что предложение сделано и принято.

Мгновенный укол зависти пронзил Энджи, но она тут же справилась с собой, поздравила и обняла Франсин и Тима, заставляя себя радоваться их счастью. И она искренне была рада. Особенно за Франсин, которая наконец нашла такого мужчину, о каком мечтала. Ей нравилось сияние, исходившее от них обоих и не оставляющее сомнений в том, каким они видят свое будущее. Абсолютная преданность друг другу.

Это был вечер, который они оба запомнят на всю жизнь.

Что касается Энджи… счастье подруги всколыхнуло в ней все ее самые мрачные мысли.

Она не невеста Хьюго, а дорогие украшения, которые он повесил на нее, превращали ее в дорогостоящую содержанку.

Она бы хотела радоваться подарку, но не могла.

Она чувствовала себя так же плохо, как тогда в Токио… Для Хьюго привычно делать подобные подарки женщинам. Это не выделяло, а, наоборот, ставило ее в один ряд со всеми остальными его любовницами. И несмотря на те три месяца, что они были вместе, для него в принципе ничего не изменилось.

Впрочем, может, она все-таки ошибается?

Энджи отчаянно надеялась на это.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ


Как только гостей пригласили в дом, Хьюго повел своих коллег в зал приемов, где их проводили к зарезервированному столу. Он сел так, чтобы видеть всех входящих. Энджи, конечно же, сидела рядом с ним.

Он пока не видел Овертона, да и не особо искал его. Настроение в компании его коллег было очень веселым, все поздравляли Франсин и Тима с помолвкой, и Хьюго хотел, чтобы оно сохранилось, особенно когда почувствовал, что напряжение Энджи несколько ослабело и ее остроумные реплики то и дело вызывали взрывы смеха. Он не хотел ускорять развитие событий и, честно говоря, все сильнее сомневался в затеянном.

Он увидел, что в зал вошли родители Пола в компании с еще одной пожилой парой. Их надменный вид всколыхнул давние воспоминания, когда они сверху вниз смотрели на его родителей, как на недостойных их внимания, когда они выказывали раздражение в его адрес, стоило ему отнять немного славы у их сыночка. Впрочем, они несколько раз все-таки соизволили поздравить его, хоть и с поджатыми губами.

Хьюго понимал, что Пол был рожден, чтобы воплотить в жизнь все их мечты, что породило в нем самонадеянную уверенность в том, что он всегда и повсюду должен быть победителем. Но это не могло оправдать тактики, к которой он прибегал, чтобы добиться этого. В Овертонах не было подлинного благородства, а лишь неистребимое высокомерие, с которым они взирали на окружающих.

Энджи пока не видела их. Она была занята беседой с гостями, исполняя роль радушной хозяйки и умело направляя разговор. Это была еще одна ее черта, которая нравилась Хьюго, — не стремиться быть в центре внимания. Она искренне интересовалась жизнью Джеймса, не воспринимая его всего лишь как исполнительного слугу. У нее было щедрое сердце.

Как же она могла так обмануться с Полом? Провести с ним три года? Неужели она не видела, какой он самовлюбленный эгоист?

Эта мысль не давала Хьюго покоя.

Но теперь, после того, как он ее бросил, она наконец все поняла. И все-таки что-то, связанное с Полом, не отпускает Энджи. И Хьюго должен узнать что.


Сосредоточив все свое внимание на людях, сидящих за их столом, и заставляя себя вести непринужденную беседу, Энджи почувствовала, как ее настроение понемногу улучшается. Она решила сделать этот вечер праздником для Франсин, подавив собственное беспокойство. Все эти люди собрались здесь, чтобы получить удовольствие, и она не собиралась становиться тем, кто его испортит.