- Стоит ли преследовать девушку, если дело завершено? - еле сдерживаясь, заметил Жак Валуа.

- Молодой человек,- лицо проводника побурело от прилившей крови. Сентиментальность загубит любое дело. Мы сметем все, что нам мешает и возродим великое государство! Вот только призраки - когда я встречаюсь с ними, у меня начинает болеть голова.

- О призраках поговорим в таверне. Ведите, Прайд, - заметив одобрительный кивок Клифта, приказал профессор Морис Валуа.

Для спуска к таверне проводник выбрал другую дорогу, он знал ее хорошо и, несмотря на наплывающий с озера туман, ковылял с такой уверенной поспешностью, что профессор и его спутники отставали; тогда Прайд останавливался и, не оборачиваясь, ждал их. Услышав за своей спиной шум шагов, он вновь продолжал путь.

- Отец, что происходит? - поддерживая профессора под руку, спрашивала Маргарита. - Клифт вовлек нас в игру?

- В опасную игру... Будь наготове, Жак, видишь, впереди заросли.

- Вижу, отец!

Жак, чьи симпатии были на стороне инспектора Клифта, понимал всю меру опасности. Возможно, Прайд ведет их в логово тех, кто добыл со дна озера ящики, и тогда схватка неизбежна. Омерзительный старый убийца! Он - как подбитый грязный ворон, которого Бур Клифт гонит впереди себя, вот-вот наступит на него кованым ботинком и раздавит. Спеши, спеши, ворон, к своей гибели!

Проводник свернул с тропы. Впереди под трепещущей от ветра черемухой, у трех гранитных плит, холодных и влажных, привалившись к одной из них спиной, сидел человек в резиновом плаще и берете. Его глаза, неподвижные, тусклые, были направлены вверх, где над сырыми скалами тяжело ворочались тучи.

- Ганс! Сын! - Косматая голова Прайда затряслась, как лист на омертвевшем комле. - Га-анс!

Но лишь ветер заныл в скалах со свирепой угрозой, - никто не отвечал безумному старику.

Бур Клифт склонился к убитому Гансу, провел ладонью от спины к затылку и легким рывком, как вытаскивают занозу, вытащил из шеи трупа узкое лезвие стилета. В большой руке инспектора стилет казался игрушечным.

В глазах проводника сверкнула искра чудовищной злобы, сверкнула и угасла. И он ответил на вопросительный взгляд Клифта с совершенным равнодушием:

- Да. Дамский. Дочь Пауэрса убила моего сына. Когда инспектор и Жак Валуа подняли тело, из кармана плаща выпало черное с серебряными застежками портмоне. Маргарита подняла его и машинально протянула проводнику.

- Нет. - Прайд оттолкнул руку девушки. - Передай это профессору... Возьми, Генри. Мне уже не понадобятся документы. Я умер.

Возле таверны вернувшуюся экспедицию встретили репортеры. Защелкали затворы фотоаппаратов. Толпа газетчиков влилась вслед за печальной процессией в таверну. И тогда из черного лимузина, стоявшего отдельно от остальных автомашин, вышли двое. В одинаковых плащах, в одинаковых шляпах они имели вид столь официальный, что опытные репортеры, как только эти двое появились в таверне, безошибочно узнали в них полицейских.

- Позвольте! Это же сам инспектор Пфайфер! - воскликнул кто-то.

- Дело сенсационное! - подхватил другой.

И волна людей тотчас хлынула к полицейским. Вновь защелкали затворы, засверкали огни вспышек. С высоты своего немалого роста Пфайфер что-то сказал подчиненному. Тот, с трудом пробившись к Буру Клифту, пригласил его в отдельную комнату, где, минуту спустя, отдуваясь, появился и сам Пфайфер.

- Здравствуйте, коллега,- первым, весьма дружелюбно произнес он. Но если голос, которому Пфайфер мог придать любое звучание, был мягок, то взгляд маленьких глаз скользил по атлетической фигуре Клифта с некоторой долей опасения, но нагло и цепко. - Здравствуйте, коллега,- повторил полицейский. - Не думал, что ваше ведомство предпочитает шумиху. Ну зачем, зачем, я вас спрашиваю, эта толпа, этот назойливый народишко? Чего добились? Согласен. Гельмут Прайд военный преступник... Зачем же кричать на весь мир? Не лезьте не в свое дело. Хорошо. Мы разберемся с Прайдом... Предупреждаю, организованная вами экспедиция должна убраться с озера.

- Причина?

- Предположим - смерть молодого Прайда.

- Весомая причина,- Клифт иронически приподнял шляпу. - А я предполагал, что у вас имеется официальное письмо, запрещающее профессору Морису Валуа проводить изыскания.

- Допустим!

- Так дайте его мне.

- При таком скоплении репортеров?

- Понятно. Не желаете огласки,- согласился Бур Клифт. - Послушайте, Пфайфер, действительно, зачем ссориться. Предлагаю информацию за информацию.

Подчиняясь взгляду Пфайфера, присутствовавший при разговоре полицейский вышел из комнаты.

- Итак? Ответы ваши будут зависеть от фактов, на которые я вынужден ссылаться? - спросил Клифт.

- Разумеется!

- Я знал, что Пауэре и его приемная дочь помогали вам. Информировали о том, что происходит на озере...

- Только как власти официальной.

- Вы знали, что в смерти родственников Элизабет Пауэрс была виновата семья Прайд?

- Предполагали, только предполагали,- поспешно возразил Пфайфер. Гибли люди, пытавшиеся узнать тайну озера, но гибли и члены семьи Прайд.

- Существует тайна?

- Д-да. Вы же знаете... Крепость Бьё.

- Хорошо. Теперь моя информация. В 1944 году, когда лидеры нацистской Германии начинают сознавать, что игра проиграна, в Страсбурге собирается секретное совещание. Главари-нацисты решают поделить между собой награбленные в странах Европы золото, валюту. Часть ценностей передается особо доверенным лицам, которые должны были создать новый рейх на руинах разрушенного.

- И что же? - осторожно спросил Пфайфер.

- Разделенное золото и особо секретные документы необходимо было спрятать. Несколько озер Австрийских Альп хранят подобные тайны.

- И что же?

- Хотелось бы знать, кто уничтожил экспедицию моего брата? Кто уничтожил живших здесь рыбаков? Каков круг официальных лиц, запрещающих изыскания?

- Лезете в политику, Клифт! - зловеще предупредил Пфайфер. - В контейнерах, как вы сказали, ценности, но там же находятся документы, деморализующие в глазах общества нацизм. А нацисты - это очень сильный противник, Бур Клифт.

- Зная вас как человека осторожного, уважая как деятеля довольно демократичного, ценя как человека смелого, обладающего умом критическим, я, в свою очередь, обязан предупредить, Пфайфер, что золото нацистов продолжает убивать людей различных национальностей и разных стран... Перед нами конкретные факты: нацистский преступник Прайд, убийство Пауэрса и смерть Ганса Прайда. Что вы на это скажете?

- Убийство Пауэрса... Смерть Ганса Прайда... Отделять одно от другого?

- Именно, - подхватил Бур Клифт. -Беззащитного Пауэрса убили люди определенного круга - "специалисты", смерть же Ганса Прайда является следствием его служения тем, кто уничтожал ни в чем не повинных людей.

- Мне придется задержать вас, Клифт. Ведь вы здесь инкогнито, ведете неофициальное расследование...

- Не делайте поспешных выводов, коллега. У вас совершенно нет времени для интриг. Хватит того, что ваши люди лишили экспедицию снаряжения.

- Вам придется подождать, Клифт, хотя бы временно. Я свяжусь с шефом и узнаю, стоит ли передавать вам письмо.

- Время не терпит, Пфайфер. Контейнеры подняты, а их содержимое, вероятно, уже очень далеко отсюда. Не хватайтесь за оружие, коллега. Сейчас у нас общая цель - найти похитителей... Ищите профессора Генри Дюка.

...Спустя неделю после происшедших на озере событий, моторная яхта "Маргарита" вышла в море.

Тем же курсом, но двумя часами позже, проследовал морской катер с полицейскими.

* * *

Шторм прекратился. Стих ветер. Лишь тугие высокие волны еще долго накатывались откуда-то издалека. Они несли на крутых плечах клочья серого тумана, с каждым часом туман становился гуще.

Бур Клифт вложил бинокль в футляр и спустился в каюту. Вопреки его опасениям, профессор Морис Валуа, его сын и дочь чувствовали себя превосходно.

- Как идут дела, Клифт? - спросила Маргарита, когда великан, сбросив с себя пальто и шляпу, уселся на привинченный к полу стул.

- Превосходно, мой нежный друг,- добродушно ответил инспектор.- С тех пор, как ваш старший брат Артур Валуа предоставил нам свою яхту и согласился быть на ней капитаном, все идет так, как надо. Наша красавица "Маргарита" - при слове "красавица" инспектор посмотрел на дочь профессора столь красноречиво, что смуглое лицо девушки залилось румянцем - наша изящная "Маргарита" прекрасно держится на плаву. Чудесное судно и великолепный экипаж!

- Однако, судя по приборам, мы отклонились от курса на пять-шесть миль, - задумчиво произнес профессор. - Приближаемся к острову с южной стороны.

- Если только он существует на самом деле,- сказал Жак, сверяя показания приборов с картой. - Это неизученный район моря, лежащий далеко от основных морских путей, и здесь вполне может быть белое пятно неизвестный остров. Иначе зачем стремится за нами Пфайфер - мы видели полицейский катер. То есть, он знает о нашей цели - выяснить, существует ли такой остров - тайное обиталище Генри Дюка. - Жак оттолкнул от себя карту. Его гибкое сильное тело напружинилось, на руках вздулись мускулы, казалось, молодой человек уже готов к схватке.