На склонах прибрежной скалы мелькали крошечные фигурки людей Мак-Ивера; они ожидали сигнальной ракеты, чтобы начать свои согласованные с нами действия. Всего в акции было задействовано почти восемьдесят человек — почти все население острова. Даже женщины были вовлечены в дело, хотя на лодках их было мало, за исключением наиболее крепких. Большинство располагались на скале, где безопаснее и от них могло быть больше толку.

Сам Мак-Ивер помогал Мастерсу: видимо, именно его коренастую фигуру я и увидел рядом с коммандером на носу лодки. Одежонка на нем была собственная, а маска и специальное снаряжение, предоставленное К-4, не мешали ему выглядеть, как всегда, вполне самобытно. У берега проходило очень сильное течение, и рулевому пришлось пережить весьма беспокойные минуты, когда мы проходили мимо зазубренных скал, закрывавших подход к берегу. Мастерс намеренно выбрал раннее утро и высокий уровень прилива для нападения. Прилив, впрочем, уже шел на убыль.

Таким образом, карательная экспедиция могла подобраться к самому входу в пещеру, а тусклый рассвет способствовал неожиданности нашего появления. Мастерс также учел и то, что в случае неблагоприятного развития событий мы смогли бы сравнительно быстро отступить вместе с отливом, а потом, по необходимости, расположились бы в боевом порядке на песке у кромки отступившей воды. Излучатели следовало установить на флангах в зоне высадки, чтобы контролировать вход в пещеру на случай, если чудовища набросятся на десант, еще не закрепившийся на берегу.

Мы с Рортом входили в первую группу, и перед нами стояла задача прикрывать установку излучателей. Пока мы подходили к берегу, море тяжко билось о борта большой рыбачьей лодки, и над нашей армадой носились клочья пены, поднятой резким, колючим ветром. К счастью, ветер дул с берега, что маскировало шум двигателей. У нас не было ни малейшего представления о том, каким органом слуха, в человеческом понимании слова, обладают эти моллюскообразные существа, но Мастерс, с присущей ему предусмотрительностью, решил исключить всякий ненужный риск.

На мое плечо легла рука Рорта, а секундой позже раздался возглас рулевого, когда лодка царапнула днищем по песку. В утренней дымке очертания берега и скал проступили более отчетливо. И мы с Рортом прыгнули за борт. Холодная вода вначале вызвала неприятные ощущения, но глубина здесь была не более трех футов, и мы вместе с двумя деревенскими жителями в ореоле брызг затопали к берегу. Наш небольшой отряд занял позицию на берегу, расчехлил огнеметы и навел их на входное отверстие пещеры. Вдоль берега со всех неуклюжих суденышек в зеленую пену прибоя спрыгивали люди и закреплялись на черном береговом песке.

Мы рассыпались полукругом, прикрывая по левому флангу излучатели, которые вытаскивали по сходням тягачи для установки на берегу. Казалось, что здесь собралось много народу, но на самом деле нас было слишком мало, чтобы противостоять опасности, с которой мы столкнулись. Я глянул вправо от пещеры и увидел, как там тоже спускают по сходням тяжелые излучатели. Пока все шло благополучно, и мы заняли удобную позицию для атаки. План сражения предусматривал, что, как только будут установлены излучатели на флангах, передовой отряд подберется к самой пещере, чтобы заблокировать выход для чудовищ, которые там скопились. Такой расклад сил обеспечил бы минимум опасности для пеших стрелков и максимум успеха в уничтожении опасных тварей.

Излучатели предполагалось использовать в том случае, если какая-то часть монстров прорвется сквозь кордон: тогда их следовало отогнать от пещеры и ликвидировать все, что в ней останется. Во всяком случае, таков был план операции. Я заметил Мастерса среди тех, кто высадился на берег, и тут он поднял руку, подавая сигнал. Я бегом кинулся к нему, а остальные командиры групп спрыгивали с лодок и тоже бежали к нам. Мастерс отвел нас в укрытие за изъеденной морем скалой и провел короткое совещание.

Он инструктировал нас, как всегда, лаконично и по существу. Каждый знал, что делать: все, что находится внутри пещеры, должно быть уничтожено, невзирая на наши чувства в связи с получеловеческим происхождением этих существ. Маски не снимать ни под каким видом. Отпустил нас повелительным жестом, и мы побежали занимать свои позиции. Излучатели были уже на месте, установлены на массивных платформах, и операторы склонились над приборными панелями. Взмахом руки они докладывали Мастерсу о готовности. Рорт с двумя другими десантниками поднялись на ноги при моем приближении. Я оглянулся. В холодном свете зари зев пещеры выглядел пустым и зловещим. Затем прогудел клаксон на одной из рыбачьих лодок, махнул рукой, посылая нас вперед, и двадцать четыре пары ног затопали по песку навстречу неведомому.

XIV

После сигнала несколько мгновений было тихо, а затем на берегу раздались встревоженные крики. Один из тяжелых излучателей изрыгнул розовое пламя, и за нашими спинами вскипело море. Раздалось пронзительное, леденящее душу мяуканье, которое нам уже доводилось слышать прежде. Рорт круто развернулся. Мы были уже у входа в пещеру, и на черном песке извивались чудовищные создания. Внизу на берегу гигантская тварь, выползшая из моря, взбивала воду вокруг себя в предсмертных конвульсиях. Предусмотреть это было невозможно. Чудовища возвращались в свое логово, проведя ночь на суше.

Я увидел, как излучатели разворачиваются в сторону моря, а Мастерс пытается перегруппировать силы, чтобы отвести угрозу с тыла. Снова вскипело море, и из воды показалось несколько чудовищных бугров, но нам некогда было наблюдать за ними. Возле пещеры нас было человек десять, и нам предстояло сражаться с чудовищами, пока не подоспеют основные силы.

Огнемет Рорта изрыгнул огонь, и гравий у входа в пещеру раскалился от жара. Мы были уже под арочным навесом. Я лишний раз порадовался тому, что на мне надета защитная маска, когда увидел ту мерзость, что ворочалась и извивалась внутри пещеры. Чудовищная тварь вздымалась в свете угасающего пламени, а позади нее виднелись другие. Рорт снова и снова поливал их огнем, и мы вошли в пещеру, а за нами последовали и двое наших товарищей; языки пламени превратили огромное пространство, куда мы вторгались, в подобие геенны огненной.

Вновь и вновь раздавались мяукающие вопли, и чернила защитной жидкости выплескивались на осклизлые камни. От общей массы отделилась серая складчатая тварь, огромная и бесформенная, словно всплывшая из неведомых подземных глубин, и зашевелилась прямо передо мной. Три длинных, похожих на бичи щупальца с белесыми присосками на концах взрыхлили песок; сквозь кожу просвечивал внутренний огонь, и она поблескивала на свету, словно окутанная слизью. Тварь утробно мяукала, словно похотливая кошка; округлый нарост наверху рассекала длинная щель, которая раздвигалась и сдвигалась, как будто втягивала воздух.

Кто-то опустился рядом со мной на колени и выстрелил из огнемета вглубь пещеры. Вспышка пламени озарила пространство, по размерам сравнимое с кафедральным собором и уводящее в Грядущее знает какие неведомые глубины. Огромная тварь передо мной, раскачиваясь и пульсируя, выплеснула на нас защитную жидкость. Я протер маску и увидел, как Рорт поливает огнем тех, что шевелились позади нее. Мне стало дурно, потому что тварь развернулась, и в глубине ее студенистого тела проглянули очертания человеческой фигуры. Я едва не лишился разума от омерзения и ужаса.

Очистительное пламя моего огнемета устремилось в самое нутро чудовищного урода, и мяуканье сменилось жутким воплем: на моих глазах монстр съежился в пламени и превратился в черный маслянистый дым. Я стрелял без передышки, пока тошнота и ужас не перешли в целительный огонь и от чудовищного порождения тьмы не осталось ничего, кроме крошечных комков слизи, тут же развеянных ветром.

Все новые и новые твари выползали из щелей пещеры; они передвигались с невероятной скоростью, а их отростки, до того пребывавшие в расслабленной неподвижности, теперь рассекали воздух подобно бичам, так что надо было соблюдать крайнюю осторожность. Человек справа от меня внезапно вскрикнул, и, повернувшись, я увидел, как два таких отростка обвились вокруг него: одно обхватило поперек туловища, а другое прижало руку. Его огнемет со стуком вывалился из рук на камни, и щупальца неумолимо затягивали несчастного в пульсирующую студенистую массу. Рорт выстрелом из огнемета уничтожил обоих в милосердном пламени.