Вспомнить хотя бы о том случае в отделе «Домашние животные» — этот отдел перестроили лет пять назад. А тогда сбежал боа-констриктор. Джордж обыскал весь универмаг сверху донизу — все семь этажей — и один без всякой помощи загнал его в угол в «Дамском белье».

А пожар в ремонтном цехе четыре года назад? Джордж врубил сигнал тревоги, схватил огнетушитель и сдерживал пламя до приезда пожарных. Тогда ему вручил памятную грамоту и вознаграждение за отличную работу сам Александр Форчэн своими собственными руками.

Джордж любил повторять, что он приключений на свою голову не ищет, но если запахло жареным — ищи виновника: дыма без огня не бывает. Он не может вспоминать без смеха, как пару лет назад в буквальном смысле взял «на дым» наглого сопляка лет шестнадцати, спрятавшегося в табачном отделе. Юный преступник имел глупость попыхивать дешевой сигарой, затаившись под прилавком.

Но последние года два все было тишь да гладь. Джордж даже стал верить в свою звезду и полагал, что никаких из ряда вон выходящих событий с ним больше не приключится. Словом, малый расслабился.

В этот вечер пятницы Джордж, однако, весь извелся, как никогда. И все из-за этой чертовой вечеринки после закрытия магазина. Тут можно было голову потерять: какие бы там меры предосторожности ни принял Адам Форчэн, а магазин превратили в проходной двор: одни входят, другие выходят — сплошное мельтешение, сбрендить можно.

Ровно в десять семнадцать Джордж добрался до отдела «Высокая мода» на седьмом этаже. Это был последний пункт обхода, и он малость успокоился. Публика, как и обещал Адам Форчэн, не выходила за границы отдела «Мебель» на третьем.

Джордж завершал свой обход, посвечивая фонариком от одной перегородки к другой. Луч света выхватывал имя модельера и образчики его модной продукции. Только он миновал экспозицию Ива Сен-Лорана и уже приближался к коллекции Лауры Эшли, вдохновленной добрым викторианским духом, как до его слуха донесся какой-то подозрительный шум.

Он посветил фонарем и увидел вращающиеся двери, ведущие в примерочную. Одна из дверей покачивалась взад-вперед...

* * *

Они протанцевали два круга, и Деб с заговорщицким видом взглянула в глаза своему партнеру.

— Я хочу тебя кое о чем спросить, Адам. Как ты думаешь, кто из твоих братьев готов отказаться от наследства ради любви?

— Ставить на Форчэнов в брачных забегах — последнее дело, — не преминул откликнуться Адам.

Деб лукаво усмехнулась.

— Только не клянись, милый Адам, что тебе и в голову не приходило подставить ножку своим братьям на этой дорожке.

— Ножку? — засмеялся Адам. — Боюсь, подножкой тут ничего не сделаешь. Для этого как минимум пушка нужна. Помяни мое слово.

На сей раз Джордж Келси, кажется, влип. Он ломал себе голову, но никак не мог решить: сделать попытку разобраться, на свой страх и риск, или доложить о случившемся Адаму Форчэну? Конечно, будь сейчас на месте Питер Форчэн, нечего было бы и думать: Джордж сразу передал бы дело в надежные руки президента компании. Питер Форчэн принял бы мгновенное решение, и все было бы шито-крыто. Но Адам Форчэн...

Джорджу не приходилось иметь с ним дело, однако его репутация говорила сама за себя: от старшего Форчэна можно ожидать чего угодно. Вдруг тому придет в голову устроить из этого развлечение, придать случившемуся нежелательную огласку, а то и просто превратить в скандал. Вместе с тем, Джордж не хотел взвалить на свои плечи груз ответственности, боясь сделать неверный шаг.

— Прошу прощения, мистер Форчэн...

Адам отвернулся от привлекательной брюнетки, с которой флиртовал, и с любезной улыбкой взглянул на ночного сторожа.

— Я Джордж Келси, сэр.

— Добрый вечер, Джордж. Не хотите ли чего-нибудь выпить?

— Я на работе, сэр.

— Здесь есть минеральная вода. И не забудьте закуски. Слоеные пирожки с креветками особенно хороши.

— Благодарствую, мистер Форчэн. Вы очень любезны. — Джордж откашлялся. — Можно вас на пару слов?

Адам кивнул головой с великодушной улыбкой.

— Говорите сколько влезет, Джордж.

— Я... я бы хотел с глазу на глаз, если вы не возражаете.

Адам извинился перед брюнеткой, та разочарованно вздохнула, и Адам двинулся с Джорджем за раскладные диваны.

— Что-нибудь случилось, Джордж? — спросил Адам.

— Да, наверное, правильно будет сказать, что случилось кое-что. Это проблема. Она женщина, мистер Форчэн.

— Ну еще бы, — подмигнул Джорджу Адам, — женщина вечно проблема.

— Да, но я имею в виду особую женщину. — И он поднял глаза к потолку.

Адам взглянул туда, куда посмотрел Джордж, и, ничего не увидев на потолке, с недоумением обратил свой взор на ночного сторожа.

— Что это за особая женщина?

— Э... та, что в отделе «Высокая мода». На седьмом. — Джордж стянул с головы зеленую форменную фуражку и вытер пот со лба. — Я не решился что-нибудь предпринять. Сдается мне, что полиция... Но я не уверен, что это было бы правильно. Кроме того... Не знаю... Она на вид такая беспомощная и жалкая.

— Она?

— Ну да, молодая особа в отделе «Высокая мода», мистер Форчэн. — Джордж снова натянул на голову фуражку. — Лаура Эшли, сэр.

— Лаура Эшли? — Имя о чем-то говорило Адаму, но он никак не мог припомнить, о чем именно. Лаура Эшли, — пропел он.

— Модельерша, мистер Форчэн.

Адам одарил Джорджа ослепительной улыбкой.

— Ах, Лаура Эшли, модельерша, там наверху, в отделе «Высокая мода»? — Он пожал плечами. Ему что-то не припоминалось, чтобы он приглашал ее на вечеринку. Впрочем, кто-нибудь из приглашенных мог ее привести с собой. Адам одобрительно похлопал сторожа по плечу. — Не беспокойтесь, Джордж. Может, она просто поднялась наверх взглянуть, удачно ли мы выставили ее модели. — Довольный тем, как легко и успешно нашел выход из положения, Адам хотел было удалиться, чтобы успеть перехватить роскошную блондинку.

— Да нет же, сэр. Вы не поняли, мистер Форчэн, — чуть ли не с мольбой остановил его Джордж.

Адам со вздохом повернулся опять к ночному сторожу:

— Что я не понял, Джордж?

— Это не Лаура Эшли, сэр.

Адам почувствовал, что начинает терять терпение.

— Так это не Лаура Эшли? — протяжно произнес он. — Ну тогда кто же, Бога ради?

— Не могу знать.

— Не можете знать?

— Боюсь, сэр, она сама не знает, — прибавил Джордж.

— Она?

— Лаура Эшли.

Адам хрустнул пальцами. Кажется, это у него проблема: он уже с трудом скрывал растущее раздражение.

— Джордж...

— Она просто взяла ее имя. С бирки. На перегородке у примерочной. Лаура Эшли. Она сказала, что ее модели ей больше всего нравятся. — Джордж весь зарделся. — По мне, так лучше бы она уж надела какое-нибудь из платьев Эшли, а не...

Любопытство Адама дало себя знать, хотя он до сих пор ничего не понял из саги ночного сторожа.

— А не что, Джордж?

Физиономия Джорджа стала уже багровой.

— Насколько я знаю, это называют... как его... комбинашкой.

У Адама глаза полезли на лоб.

— Это такие с кружавчиками, что женщины носят под платьем?

— Они самые, сэр. Должен признать, сэр, описание... э-э... соответствует действительности. Белая — я об этой комбинашке, сэр.

— Белая?

— Да. Я, сэр, свалился на нее... э-э... как снег на голову... такой, понимаете, сюрприз...

— Как знать, может, и в самом деле сюрприз, Джордж.

— Именно, сэр. Для нас обоих, мистер Форчэн.

— Джордж. — Голубые глаза Адама заблестели. Обняв ночного сторожа за плечи, он был теперь само внимание. — Я думаю, вам лучше рассказать все снова от начала до конца.

— Вам не кажется, что следует вызвать полицию, мистер Форчэн? — неуверенно спросил Джордж. — Или врача?

Дверцы лифта раскрылись на седьмом этаже.

— Позвольте мне сначала переговорить с ней, Джордж.

— Она говорит, у нее амнезия, мистер Форчэн. Врач может...

Адам сделал шаг из лифта.

— Займитесь вашими обычными делами, Джордж. Я сам позабочусь о... Лауре Эшли.

Между бровями у Джорджа появилась складка.

— Но она может быть воровкой. Или... или бродяжкой, — пробормотал он, пока не закрылись дверцы лифта.

* * *

Лаура Эшли скромно восседала в шезлонге в большом, пышно декорированном помещении примерочной. На ней было довольно неопрятное сероватое платьишко. Глаза ее с нескрываемым беспокойством уставились на приближающегося Адама.

— Вы вызвали полицию? — произнесла она почти шепотом, отбрасывая со лба упавшую прядь золотистых волос.

— Если вы думали, что я вызову полицию, почему вы не сбежали? — поинтересовался Адам.

Она бросила на него обезоруживающе простодушный взгляд.

— Я просто не знаю, куда надо идти.

— Вы что, и вправду ничего не помните? Свое имя? Где живете? Родственников? Друзей?

— Полный провал.

— Ну а какие-нибудь документы?..