В принципе можно было поразить цель немедленно, тем более что зеленая строительная сеть скрывала его силуэт в окне даже сейчас, в достаточно светлое время. Но все-таки несколько мешали лучи заходящего солнца, а Антон не захватил светозащитных очков. Да и не хотелось сбивать с толку напарника неожиданным изменением плана.

Зяблик между тем решал для себя серьезную морально-психологическую задачу. У него ещё оставалась возможность сыграть свою роль профессионального стукача. Вот он, мобильник, под рукой! Один звонок подполковнику Делягину - и Албанцу кранты. Но все же страх перед всемогущим киллером оказался сильнее. Да и деньги опять-таки уж очень нужны.

И вот из ресторана появился Бимбер, окруженный тремя гигантами.

Антон щелкнул предохранителем, дослал патрон в патронник и навел оптический прицел на ту самую уязвимую для банкира точку, которую отметил ещё ранее. Он чувствовал себя, как в Боснии при охоте на снайпера. Нет! Это не какой-то безымянный снайпер. Это Бимбер. И ему нужен именно Бимбер!..

Кашин уже сосчитал, что до своей гибели господину финансисту осталось пройти одиннадцать шагов.

Итак, один... два... три... четыре... пять... шесть... семь... восемь... девять... десять... одиннадцать. И теперь медленно нажать на спуск...

Но тут за спиной Кашина раздался невообразимый бабий визг, заставивший его мгновенно обернуться.

Перед ним стояла парочка бомжей. Мужик в зеленых галифе и оранжевой жилетке тупо улыбался и почему-то отдавал честь. Баба же, одетая вообще во что-то непередаваемое, беспрерывно и крайне громко голосила.

Расстояние до них Антон преодолел в два длинных шага и ткнул визжащую женщину дулом винтовки в горло. Та упала, замолкла и лишь часто-часто захлопала ресницами.

Из профилактических соображений Антон ударом приклада в грудь сбил на пол и мужика - мало ли что можно ждать от этого малахольного.

Он бросился к окну, но, конечно, все уже было кончено - кортеж Бимбера отчаливал от тротуара. Антон бросил свою снайперскую винтовку и помчался по лестнице к тому месту, где его ожидал Зяблик. Тот уже завел мотор, но совершенно ничего не понимал, кроме, пожалуй, главного: операция сорвалась.

- Куда они рванули? - рявкнул Антон.

- Свернули за "Элиту". Видно, поехали к Садовому кольцу.

- За ними!

- Нет! - вскричал Зяблик, и на лице его отразился такой ужас, что Антон скинул напарника с мотоцикла и сам сел за руль.

Оставив на земле вопящего что-то Зяблика, Кашин на полном ходу ринулся за кортежем Бимбера. Достал он его действительно на Садовом кольце и сразу пошел на обгон по осевой линии.

Антона мучил вопрос: опущены ли стекла "мерса"?

Оставив позади джип сопровождения и не обращая на него никакого внимания, Кашин приблизился к машине финансиста. Бимбер сидел слева на заднем сиденье и вдруг увидел мотоциклиста в шлеме на синей "хонде", который пристально его разглядывал.

"Чего тебе надо, малый?" - хотелось спросить Борису Бабурину, и вдруг как-то неожиданно и сразу он понял, чего тому действительно надо. Бронированное стекло "мерса" было опущено всего на пару сантиметров, и Бимбер попытался его закрыть. Засуетились и секьюрити, ныряя за своими пушками.

Но они опоздали. Две "маслины" из армейского пээма проскочили сквозь ничтожную щель в оконном стекле и вдрызг разнесли голову великого жулика.

Мотоциклист же резко свернул на встречную сторону Садового кольца и, умело маневрируя в плотной массе машин, скрылся из виду.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Питерский десант

Варгуз

11 августа, пятница: утро

Варгуз, смотрящий по Питеру, нажал на кнопку селектора в своем кабинете в здании на Лиговке, но его секретарь-охранник безмолвствовал.

- Камал! - в голос позвал Варгуз.

Никакого ответа.

Варгуз грузно, немало лет все-таки, встал с кресла и двинулся в приемную. Камал оказался на месте. Он слушал радио, по которому в тот момент передавали прогноз погоды - говорили что-то про возможные осадки, но лицо секретаря искажала гримаса неподдельного изумления.

- Ты что, Камал, никак сам в осадок выпал? - беззлобно пошутил босс.

Секретарь сделал некое движение ртом, словно хотел что-то сказать, но слова, похоже, застряли у него в горле.

- Да говори наконец, что случилось? - уже грозно рявкнул Варгуз.

И Камал выдал:

- Бориса завалили.

- Какого на хер Бориса? - ещё более разъярился вор-законник.

- Бимбера, - с трудом выдавил Камал.

Варгуз почувствовал необходимость на что-нибудь присесть, сгодился диван для посетителей.

- Откуда известно? - хрипло спросил он.

Камал молча указал пальцем на радиоприемник.

- Вызови ко мне Рифтера, - мрачно произнес Варгуз и проследовал в свой кабинет.

Рифтер, юридический советник Варгуза, явился незамедлительно.

- Ты слышал? - спросил его босс.

Излишняя вроде бы лаконичность, неполнота вопроса не мешала понять, о чем идет речь.

Советник коротко кивнул.

- Что думаешь?

Взор Рифтера затуманился. Он должен был знать о всех делах, творившихся в окружении Варгуза, но с Бимбером у босса были столь особые отношения, что советник предпочитал в них не вмешиваться. Поэтому он и сам не знал толком, что произошло. Рифтер решил ограничиться лишь той информацией, о которой ему было доподлинно известно.

- Бимбер купил банк в Москве и продал все свои активы в Питере. После чего переехал в столицу, и его практически тут же загасили.

Сведения были, конечно, не бог весть какие богатые, но Варгуз, примерно с месяц не общавшийся с Борисом, не знал и этого.

- На кой ему сдался тот московский банк?

Операция, которую проводил Бимбер, была столь секретной, что Рифтер на такой вопрос ответить, конечно, не мог. Он просто пожал плечами.

- И это все, что ты знаешь? - с нескрываемым раздражением спросил Варгуз.

Советник счел возможным обидеться:

- Вы же сами приказали мне - никоим образом не касаться дел Бимбера. Мол, он ваш старый друг и все такое.

- Иди на хер отсюда, - уже без особых эмоций произнес авторитет.

Рифтер, пожалуй, поспешнее, чем позволяли приличия, покинул кабинет.

Итак, Варгуз потерял своего лучшего друга. Когда-то в Ныроблаге, где они вместе тянули срок, Варгузу приглянулся шустрый парнишка, сидевший за подделку денежных знаков. Варгуз, уже тогда вор в законе, был в зоне большим криминальным бугром и взял Бимбера под свою личную опеку.

Вышли они вместе, по амнистии. И здесь, на воле, ситуация круто изменилась. Борис Бабурин стал быстро делать деньги и горным козлом устремился к вершинам бизнеса.

Варгузу же пришлось всерьез бороться за место под солнцем. Новые, не обремененные святыми воровскими понятиями бандиты уже поделили между собой весь Питер и со снисходительным пренебрежением посматривали на вышедших на волю старых зеков. И в конце концов "новые русские" взяли верх. Варгуз, правда, получил высокий пост смотрящего по Питеру, но он был чисто формальным. Новые лидеры на свои разборы старого вора в законе не приглашали и в общак, как положено, смотрящему ничего не отстегивали.

Здесь-то и выручил Боря Бимбер. С помощью молниеносных финансовых комбинаций он сделал старому дружку пару лимонов гринами, которые Варгуз для сохранения своего реноме воровского авторитета именовал питерским общаком. Лаве эти Бимбер держал в собственном банке, что в какой-то степени гарантировало финансовому заведению безопасность от наездов.

Варгуз полностью доверял Борису и не проявлял никакого беспокойства по поводу судьбы своих накоплений. Даже такой простой вопрос: а где мне искать мои бабки, если с тобой что-то случится, Борис? - как-то не шел на язык.

И вот оно, свершилось. Бориса не стало, и где теперь лаве Варгуза? Каково это старому вору на склоне лет остаться без копейки?

У его организации имелись, правда, кое-какие бабки. Но это так, слезы...

И тут он вспомнил о Ксении. Бывшая жена Бимбера, вернее, теперешняя его вдова, единственная настоящая любовь Варгуза во всей этой проклятой жизни. Несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте, Ксения явственно, даже как-то яростно тянулась к нему. И однажды он провел с ней поистине чудесную ночь. Но, когда эта женщина напрямую предложила ему брак, Варгуз, не раздумывая, отказался. Ксения - жена его друга, а настоящий блатарь никогда не станет отбивать бабу у своего старого кореша. И с тех пор их отношения стали прохладнее...

Но теперь-то она свободна! Сейчас бы эти два лимона, и пожалуйста законный брак, Лазурный берег Средиземноморья!

Надо, кстати, позвонить ей, выразить соболезнование, все такое прочее... А кроме того?.. Вдруг ей что-то известно о его двух миллионах?

Варгуз раз за разом стал набирать знакомый московский номер, но все время было занято. Что ж, понятно - от сочувствующих нет отбоя. Он набрал сотовый, но тот не отвечал. Потом он позвонил своему финансовому консультанту и получил от него исчерпывающую информацию о московском приобретении Бимбера - "Стройинвестбанке".