И он не совсем твердым шагом двинулся домой. Лег в постель и стал ждать звонка, потому что вариант с американцем был не основным, а должен пройти основной. Должен.

И звонок прозвенел.

- Привет, Лухарь. Это Посланник. Все кончено, я у власти.

- Поздравляю. Тебе, кстати, привет от Албанца. Он ждет не дождется своего миллиона. И ждать ему, кажется, уже порядком поднадоело.

Лухарь почувствовал, как помрачнел Посланник.

- Да, ничего не скажешь, у этого киллера слова с делом не расходятся: сказал - завалил. Передай ему, пусть не психует, деньги будут завтра же. Иван немного подумал. - Нет, бабки будут немедленно. Я их подвезу тебе сейчас же.

"Вот он, основной вариант! И вот они, "Алые паруса". Но бабки все же пополам. Фифти-фифти. Да, фифти-фифти..."

Хочу представить читателю свой новый роман - "Власть ножа". Он в некотором роде является продолжением "Ликвидатора", хотя это вполне самостоятельное произведение.

Внимание, издатели! - права на него пока принадлежат самому автору.

"Власть ножа" - чрезвычайно крутой (что само собой разумеется), но одновременно исключительно романтический боевик. Хотя его любовная интрига по нынешним временам не выглядит слишком оригинальной: Она - следователь прокуратуры, Он - недавний зек, рецидивист. Но то, что творится вокруг этой парочки...

Для электронной версии предлагается начало романа.

ВАЛЕРИЙ ЕФРЕМОВ

ВЛАСТЬ НОЖА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДОЗНАНИЕ МАЙОРА ФРОЛОВА

Арлык

12 июня, среда: вечер;

13 июня, четверг: ночь

Посланная в деревеньку Чернушки команда из четырех братков оказалась физически ликвидированной. Это привело Арлыка, главаря можайских, в совершенное ошеломление. Все четверо боевиков, далеко не из худших в его организации, были обнаружены с многочисленными пулевыми ранениями. Похоже, что они попали в хорощо подготовленную засаду, и их расстреляли в упор.

Все это никак не вязалось с тем плевым заданием, которое им следовало выполнить, - захватить и привезти на тайную хазу беззащитную бабу с грудным младенцем. Причем о данном этой четверке приказе, кроме самого Арлыка, никто не знал.

О гибели его бойцов сообщил по мобильнику арлыковский бригадир Титан, посланный все в те же Чернушки уже во главе семи боевиков, - разведать о судьбе запропастившихся пацанов и в случае нужды разобраться с кем надо. Арлык, конечно, хотя бы в силу своего статуса и рода занятий, всегда был готов к самому худшему. И все-таки... Такой облом в таком простом деле...

Титан звонил несколько раз - сначала с кратким сообщением, потом с различными подробностями, которые, впрочем, ничего толком не проясняли. Бригадир доложил также, что он с пацанами приступил к зачистке деревеньки, но там, кроме четырех старух в четырех избах-развалюхах, пока никого не нашли и никакого путного слова от этих древних бабенок не добились.

С той поры прошел уже час, а звонков от Титана больше не было!

Арлык, вопреки своей привычке, сам набрал номер сотовика бригадира, но тот не отвечал. Тогда главарь банды стал звонить последовательно Чугунку и остальным шестерым боевикам, участвовавшим в наезде на деревню, но не откликнулась ни одна душа.

Наконец, когда он в несчетный раз набрал номер Титана, то явственно услышал в трубке чье-то дыхание.

- Кто это? - осторожно спросил Арлык.

- А кого надо? - тоже очень осторожно отозвался незнакомый голос.

Арлык тут же разъединился. Теперь он ничуть не сомневался, что и посланный им карательный отряд постигла участь первых четырех пацанов. Причем это в лучшем случае! Есть вариант, что кто-то из них остался в живых, и сейчас из него вытряхивают показания. Следовало немедленно сматываться.

- Бирюк! - крикнул он первому попавшемуся на глаза бычку. - Сбегай за Свистуном, пусть идет сюда.

Свистун осуществлял скрытную наружную охрану их тайного офиса - якобы склада фирмы "Симплекс", но теперь эта предосторожность выглядела излишней: надо было срочно собирать барахло и делать отсюда ноги.

Тем не менее Арлык решил потратить время ещё на один звонок. Он не знал, каким образом погибли, точнее, сгинули его двенадцать совсем не сопливых бойцов, но было вполне очевидно, что к этому поганому делу приложил руку директор ресторана "Алые паруса" по имени Антон.

И действительно, тот ранее отказался платить можайским дань и самолично завалил арлыковского бригадира Рафа, а баба, которую главарь банды в отместку за это мочилово хотел захватить в Чернушках, - жена того Антона. Все вроде бы яснее ясного, но дополнительная проверка не помешает.

Номера телефона директора рэкетир не имел, но знал, как позвонить его секретарше.

Арлык взглянул на часы - обе стрелки приближались к числу двенадцать. Вроде бы поздновато, но он слышал, что "Алые паруса" закрываются часа через два после полуночи.

Уже нажимая на кнопки, он вдруг сообразил, что не ведает ни отчества, ни фамилии владельца ресторана, и поэтому, услышав нежное девическое "Алло!?", поначалу замялся.

- Будьте добры Антона, - сказал он, наконец, как можно увереннее.

- Антона? - удивленно повторила девица и на время примолкла, вроде как призадумалась. - А вы кого имеете в виду?

- Вашего директора. Он - мой старый друг, - бодро произнес главарь рэкетиров.

- А-а, - протянула секретарша. - Его сейчас нет.

- А когда он будет?

- Не знаю, - растерянно ответила девушка. - Он уехал ещё с обеда, ничего не сказав.

- Спасибо, милая, я ему позвоню домой.

Теперь стало окончательно ясно - бойню устроил этот Антон. Но как? Арлыку говорили, что директор - довольно опасный фраерок. Но ведь не более того! Он же не из блатных, всего лишь какой-то сраный торгаш! Хотя - судя по тому, как этот "торгаш" уложил пером Рафа...

Его размышления прервало появление Бирюка. Тот вернулся один, без Свистуна, и выглядел помятым и пришибленным. Братан вытаращил глаза на главаря, пытаясь что-то сказать, но, видимо, не в силах этого сделать.

- Что, блин, ещё стряслось? - гаркнул Арлык.

Окрик босса произвел на бычка надлежащее действие.

- Там сколковцы! Везде! - Бирюк описал рукой круг, что означало - офис можайских полностью блокирован. - Я вышел к Свистуну, и тут на нас навалились. Свистун было дернулся, и его тут же мочканули из глушака.

- А ты почему жив, сука?!

Арлык редко выходил из себя, но столько ударов за один день не вынес бы и самый продвинутый йог. Огромный кулак главаря впечатался в табло братилы.

- Меня повязали, - почти захныкал боевик, лежа на полу и вытирая рукавом камуфляжной курточки текущую из разбитого носа сопливую юшку.

- Ну, дальше говори, - почти взял себя в руки Арлык.

- У них за бугра Алдан, бригадир сколковский. Ему Посланник, ихний босс, приказал взять тебя, - все ещё не решаясь встать на ноги, вещал братан.

- Что, только меня? - уже вполне спокойно поинтересовался Арлык.

- Он сказал, чтоб все выходили без оружия. А иначе, говорит, нас здесь живьем сожгут или перешмаляют из "мух" и калашей. - Пацан наконец медленно поднялся на ноги.

Два полушария мозга главаря можайских заработали на полную мощность. Одно из них искало выход из практически безнадежной ситуации, другое эмоционально откликалось на события последних суток.

А "откликнуться" было на что. Арлык очень долго стремился к положению, которого сумел добиться совсем недавно - буквально неделю-другую назад. Рано потеряв родителей - отца, сосланного в Сибирь в сорок четвертом году чеченца, и мать, казахских кровей, - он из далекого Новокузнецка ещё сопливым пацаном, в начале девяностых, добрался до Москвы, прослышав, что только здесь процветает настоящая блатная жизнь.

Прибившись к стае таких же беспризорных подростков, наводнивших столицу со всех концов находившейся почти в полном разложении страны, он освоил множество воровских ремесел. Овладел техникой ножа и пистолета, научился переносить боль и причинять её другим, а главное, навязывать свою волю окружающим - если надо, с помощью физического воздействия, тем более что ни габаритами, ни силой природа Арлыка не обделила.

Многие из этих качеств в полной мере пригодились ему, окрепли и развились на зоне, куда он залетел после неудачного налета на инкассаторскую машину. По молодости лет парнишка получил минимальный по статье срок и после шести пасок опять возвратился в Москву, уже имея авторитет и связи в столичном криминальном мире.

Года три он подвизался бригадиром в химкинской группировке, но Арлык всегда мечтал стать самостоятельным авторитетом. И вот, наконец, он создал собственную организацию рэкетиров и за чрезвычайно короткое время сумел поставить под свой контроль едва ли не половину коммерческих объектов Западного округа столицы.