- Что ж, тогда подъезжай в офис. Вообще-то хорошо, что ты и Диана в такое тяжелое для всех нас время будете за границей.

- Спасибо, милый. Я уже лечу к тебе.

...Картуз и Мыловар в этот день сваливали с хазы, из Москвы и вообще из России. При них было все, что требовалось, - куча баксов и загранпаспорта на чужие имена. Имелось также окно на границе в виде купленных таможенников и пограничников.

- Заглянуть бы напоследок к Азоновой бабе, - размечтался Мыловар. Вспомни только, какая у неё арматура - хоть спереди, хоть сзади.

- Не дури, братан, - строго сказал Картуз, - развлекаться будем теперь только за бугром.

- Да будут ли там такие бабы! Нет, ты только представь! Захожу я к ней сзади, ставлю её в позицию, беру груди в руки и начинаю охаживать бабенку по полной программе. А ты в то же самое время можешь поработать спереди. А потом мы меняемся. И при этом не один раз. Красота!

- Впечатляет, конечно, но мне вот в интересе узнать, чем закончилось дело с этим "кондишен-мастером". Удалось ли гробануть хоть кого-нибудь из сколковских боссов? А то мы отсиживались на хазе, и теперь не знаем ни хрена.

- Ну давай ещё раз подъедем к их офису, пока рядом находимся, - не очень охотно предложил Мыловар. - Может, перехватим кого-нибудь да допрос учиним.

- Идет!

Они двинулись на джипе Гуся к сколковской резиденции и расположились на своем излюбленном месте в пятистах метрах от нее.

Вскоре мимо них проехал серебристый "мерседес", за рулем которого сидела девушка, и завернул в сколковский офис.

- Во, бля! - зло выругался Картуз. - Знали бы, что баба - сколковская, перехватили бы.

Досадливо помотал башкой и Мыловар.

- Ну, ничего. Может, она скоро назад поедет.

И действительно, через четверть часа тот же серебристый "мерс" выехал из сколковских ворот и направился в их сторону.

- Как её брать будем? - заволновался Мыловар.

Картуз вытащил пистолет и накрутил на него глушитель.

- Пропустим и пробьем колесо.

Как только "мерс" проехал мимо них, Картуз так и поступил. Иномарка сразу свернула к обочине. Девица вышла из машины и с раздражением пнула туфелькой спущенное колесо.

- А баба-то, мать твою! - восхитился Мыловар. - Сразу видно, что трахаться умеет, а колесо менять - нет.

Картуз подогнал джип к "мерсу". Оба бандита вышли из машины.

- Проблемы, девушка? - весело спросил Мыловар. - Поможем в момент.

Инга оглядела подошедших мужчин и, оценив их внешний вид, внутренне содрогнулась, но, с другой стороны, колесо она действительно менять не умела, а сколковский офис совсем рядом, да и место здесь не слишком пустынное. И она мило улыбнулась:

- Да уж помогите, пожалуйста.

Братаны быстро сменили колесо.

- Спасибо, мальчики. - Инга опять ослепила их улыбкой. - Чао.

Как только она села за руль, в кабину тут же влез Картуз и приставил к её виску пистолет.

- Сиди тихо, сучка.

Та замерла, в испуге вытаращив глаза.

На заднее сиденье залез Мыловар, взял Ингу под мышки и перетащил её к себе. Картуз перенес в "мерседес" их с подельником чемоданы, устроился на месте водителя и запустил двигатель.

Они ехали молча до заранее облюбованного лесочка. Заехав в него, Картуз выключил мотор.

- Кто такая будешь? - спросил он.

- Я - жена Келаря. - В голосе Инги прозвучала надежда, что такой высокий её статус охолонит зарвавшихся налетчиков.

Вышло как раз наоборот - те заметно обрадовались.

- Вот оно что! Ну и как он, жив, здоров? - поинтересовался Мыловар.

- Да, Евгений в полном порядке, - сухо произнесла Инга.

- А его дружок Зямба? - в свою очередь спросил Картуз.

- Он погиб. Вчера, - уже сообразив, что дело её плохо, еле слышно ответила подруга Келаря.

- Вчера погиб? - удивился Картуз.

- Да. Вчера. Его кто-то застрелил.

- Смотри-ка, Картуз, - развеселился Мыловар, - за нас кто-то нашу работу делает.

- Давай-ка выйдем из машины, пораскинем умишком.

А подумать действительно было над чем. В их руках оказалась не просто баба, а козырная дама в игре против Келаря. Только как этим козырем воспользоваться? Да и стоит ли продолжать охоту за сколковским боссом перед самым отъездом за бугор?

- А может, оттрахаем девку сначала, потом уж думать будем, - предложил Мыловар. - Ты её как следует рассмотрел?

На самом деле Ингу и не надо было особенно рассматривать, это была не женщина, а какой-то генератор сексуальности. И даже сейчас, будучи морально подавленной, в крайне угнетенном состоянии, Инга выглядела очень соблазнительно. И Картуз уже решил последовать совету Мыловара, когда того вдруг посетила другая идея:

- А давай мы её заставим позвонить Азоновой бабе. Мол, она хочет сообщить нечто никому не известное о смерти Азона и все такое. А потом их вместе на квартире и отхарим.

- Годится, - подумав, согласился Картуз. - Но после звонка будем держать два часа подъезд Азонихи под наблюдением. Вдруг та что заподозрит да ментов вызовет.

...В квартире было холодно. Соня Юзефович закрыла все форточки, включила газовую плиту и поставила варить куриный бульон.

И теперь она молилась.

Она не понимала, почему бог так жестоко с ней обошелся. Ведь Соня ела лишь кошерную пищу, чтила субботу и вообще жила только по Торе.

И что в результате? Сначала выяснилось, что она не сможет родить. Не сможет родить никогда.

Тогда Соня всю свою любовь к не появившимся на свет детям перенесла на мужа. Раньше она его просто любила. Теперь стала обожать. Ведь Соня и его сделала несчастным, он из-за неё не сможет иметь детей. Что может быть ужаснее для еврея?

Ничего, утешал её Леня, скоро они поднакопят побольше денег и уедут в Израиль. Там Соню вылечат, и она сможет родить. Но сначала, говорил Леня, надо сделать большие деньги в России. Как можно больше денег. В Израиле столько не заработаешь.

А вот теперь нет и Лени... А значит, и сама её жизнь - ни к чему. Все чаще думала она о пистолете Лени, который хранила в своем личном ящичке. Она знает, как им воспользоваться...

С её уст чуть не слетели богохульственные слова, но тут раздался телефонный звонок. Соня взяла трубку.

- Это Соня? Здравствуйте. Вы меня, наверно, не знаете. Меня зовут Инга. Я - знакомая Евгения Борисовича Карлова. Милая Соня, я видела Леонида, вашего мужа, незадолго до его смерти. Он мне кое-что передал, и теперь я должна отдать это вам. Не могла бы я к вам подъехать?

Соня мгновенно поняла: здесь что-то не то. Голос у девушки был такой, будто она говорила через силу, под давлением. Может быть, с ней придет ещё кто-то? Ну что ж, окна квартиры выходят на подъезд. Она увидит все и всех.

- Хорошо. Я вас жду.

- Я буду через два часа.

Несмотря на последнюю фразу, Соня сразу села у окна и, куря сигарету за сигаретой, не отрывала глаз от подъезда.

Между тем бульон уже закипел, перелился через край кастрюльки и загасил огонь. Газ стал распространяться по квартире...

И вот действительно к подъезду подъехал серебристый "мерседес". Из него вышла девушка в шикарном брючном костюме, причем под руку её держал не кто иной, как "Митя"... или "Коля".

Она сразу узнала этих двух бандитов, пировавших как-то в их квартире. Потом после смерти мужа приходила милиция, Соне показывали их фотографии. Она подтвердила, что видела обоих, а милиционеры сказали, что эти типы и есть убийцы Леонида и сейчас находятся в розыске.

Но она не будет звонить в милицию. Молитва её дошла до неба, и бог сжалился над ней.

Соня достала из ящика пистолет мужа, передернула затвор, сняла оружие с предохранителя.

В дверь позвонили. Соня сразу же открыла и сделала четыре шага назад, спрятав руку с пистолетом за спину.

В дверь вошла сначала смертельно бледная девушка, а за ней два ухмыляющихся бандита. У каждого в руке было по кейсу и дорожному чемодану.

- Что-то газом у вас сильно попахивает, уважаемая, - сказал один из них, а другой, поставив чемодан на пол, тщательно закрыл дверь на все замки и запоры.

И тогда Соня выстрелила. Сначала в одного, потом в другого. Неясно, с каким результатом, поскольку в тот же миг скопившийся в квартире газ взорвался. Оглушило всех четверых. Мгновенно возникший пожар окончательно решил судьбы и людей, и питерского общака.

Огонь быстро распространился по всему подъезду, а потом и дому. Пожар тушили долго, а когда пожарные сумели наконец добраться до Сониной квартиры, то нашли там четыре обгоревших до неузнаваемости трупа.

Милиция сумела установить их личности лишь через несколько дней.

Келарь

22 августа, вторник: вечер

Все знали, где жил (пока жил) Зямба, но никто не ведал, где обитал Келарь. Он брал с собой профессиональных бодигардов, но не из своей группировки. Один из них сидел за рулем. Он славился умением уходить от "хвоста", которого, впрочем, никогда и не наблюдалось.