Гость не возражал.

Лайма предложила по второй, но генерал проявил железную стойкость: работа есть работа.

Началось прокручивание записей. Андрей ловил себя на том, что практически в упор, до неприличия, смотрит на Лайму. Он просто не мог оторвать от неё взгляд, настолько изящны были её движения, настолько совершенна фигура. И то и дело голову посещала шальная мысль: а не бросить ли к черту свое генеральство и не поселиться ли где-нибудь в тихом уголке Европы, наслаждаясь тишиной, свободой и Лаймой. Бабок-то он нахватал достаточно.

Но надо было прослушивать записи.

Никакого детектора лжи генералу не требовалось: он легко чувствовал по интонации, правду говорит "испытуемая" или нет.

- Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет.

Всё - голос дрогнул: это тот человек, который ей звонил! Но генерал продолжал эксперимент.

И далее вновь последовало:

- Нет. Нет. Нет. Нет.

Итак, все записи прослушаны.

- Ну что ж, нет так нет, - пожал плечами генерал. - Давайте лучше выпьем.

- Выпьем и потанцуем, - весело сказала Лайма.

Заиграла медленная музыка, требующая тесного контакта тел танцующих.

Они не отводили друг от друга глаза, и вдруг она спросила:

- Вы ведь догадались? Да?

Он молча опустил глаза.

- Вы ведь не выдадите Антона?

- Нет.

То были последние слова перед тем, как их тела сомкнулись настолько тесно, насколько это вообще возможно...

Детектив Двинский

20 августа, воскресенье: утро

Келарь, узнав от Посланника о неожиданной добровольной отставке Крюкова и поспешном отъезде генерала с проституткой Лаймой куда-то за границу, практически не выказал удивления.

- Мне самому давно следовало так поступить, - сказал он себе, выпив с полстакана виски. - Только ехать надо не с какой-то шлюхой Лаймой.

...Генерал Несмачный, глава частного агентства "Аргус", вновь вызвал детектива Двинского и передал ему досье на все того же Антона. Коротко приказал:

- Разыскать.

Двинский помрачнел.

- Сейчас уже так просто не выйдет: парень теперь не то что залег на дно, а просто зарылся в ил.

Генерал чуть привстал и похлопал детектива по плечу:

- Ладно, ладно. Я знаю, ты можешь.

- Так-то оно так. Но теперь мне обязательно нужно поговорить с Карловым. Необходима дополнительная информация.

- Сделаем. - И генерал тут же набрал номер сколковского босса. Можешь отправляться туда, - сказал он через минуту-другую. - Причем немедленно.

- Есть, товарищ генерал.

Полковник завел свою "девятку" и вскоре подъезжал к воротам сколковской резиденции. Минут через пять он уже беседовал с Келарем.

- Чем занимался ваш Антон, я не спрашиваю - ясно и без того.

- У каждой организации бывают неприятные делишки, которые приходится кому-то решать. У нас этим Антон и занимался.

- А он числился в вашей организации?

- Нет, работал по контракту.

- А кто с ним контактировал непосредственно?

Келарь понял, что надо раскрывать практически все карты, кроме уж очень больших козырей.

- Лухарь. Петр Федорович Лушенко. Он - единственный контактер Антона.

- Мне нужны все его данные.

- Пожалуйста. - Келарь достал из ящика стола папку. - Вот адрес, вот телефоны, возраст, если нужно. Вот фотография.

- Что ж, пока достаточно, Евгений Борисович.

И Двинский поехал к дому Лухаря. Но он действительно обладал прекрасным нюхом прирожденного сыщика и не пошел сразу на квартиру к Петру. Детектив считал, что на руках у него не слишком много козырей - диспетчер вряд ли расколется.

"Где же он мог встречаться с киллером? - рассуждал полковник. - Ну будь я диспетчером, неужели гонял бы машину в темный лес? Зачем? К чему эти шпионские дела? Встретился бы я с исполнителем в какой-нибудь забегаловке поближе к своему дому. И никаких проблем".

Он принялся осматривать ближайшие кварталы вокруг дома диспетчера и через полчаса наткнулся на некое заведение без названия.

"Почему не попробовать"? - подумал детектив.

Сначала он сунулся к барменше, но у той был какой-то совершенно потусторонний вид, будто не от мира сего, и полковник решил поискать объект попроще и пообщительнее.

Наконец ему на глаза попалась разговорчивая толстуха, вроде бы администратор, и он решил - это то, что надо.

Двинский взял женщину под локоток и сразу сунул ей под нос удостоверение полковника МУРа.

На толстуху эта ксива произвела впечатление - сверх всякого ожидания.

- Ой! Вы знаете, мой муж тоже в милиции работает. Капитан. Да. А вы преступников ловите небось, и правильно делаете - спасу от них никакого не стало!

- Гм. Я несколько по другому делу. Алиментщиков развелось - страсть божия. Сироты с голоду мрут.

Толстуха в горести всплеснула руками:

- Я всегда знала, что от всех этих мужиков добра не жди!

Двинский полез в карман.

- Посмотрите. Вот этих двоих вы не знаете?

- Ну как же! Петр и Антон. И они, значит, собственных детей голодом морят!

- Так они посещают ваше кафе?

- Петр вообще отсюда не вылезает - на Асю нашу заглядывается. Да и Антон тут все больше ошивается.

- А вместе они встречаются?

- Да не меньше чем раз в неделю. Заходите к нам почаще, непременно их застукаете.

- Спасибо вам, дорогая. Как вас зовут?

- Зина.

- Вы здорово помогли детям-сиротам, Зиночка.

Только он ушел, администраторша бросилась к буфетчице Асе.

- Ты знаешь новость! Наши Антон и Петр Федорыч - алиментщики. Их разыскивает майор из МУРа.

...Уже на подходе к дому Лушенко детектива оглушили сзади бутылкой по голове, после чего из другой бутылки ему влили в горло пол-литра водки, а заодно оттащили подальше от дома Лухаря и набрали телефон "скорой".

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Огонь на поражение

Зямба

20 августа, воскресенье: вечер

В группировке возникла такая ситуация, что приходилось пахать и по воскресеньям. Как и сегодня.

Но на душе у кавказца, ехавшего на дачу, было благостно: раскомандовавшийся было Келарь объявил о своем уходе, и он, Зямба, заведет в группировке совсем другие порядки.

В последнее время, с тех пор как они с подачи какого-то сраного американца занялись этой проклятой больницей, группировка потеряла большие территории в Москве: пару банков, вещевой рынок, и совсем захирел автомобильный бизнес. Когда он, Зямба, придет к единоличной власти в организации, то не просто все это вернет, но и приумножит. Только нужно побольше массовых разборок, ликвидаций - короче говоря, крови. Как было в старые добрые времена, когда он практически в одиночку создавал сколковскую банду. Перед ней трепыхалась вся Москва! А теперь что? Тьфу!

"Мерседес" Зямбы двигался в сопровождении джипа "ленд крузер" с пятью до зубов вооруженными охранниками, а впереди ехали два мотоциклиста, расчищая ему дорогу. За рулем "мерса" был сам кавказец - он любил лично водить машину и, как обычно, находился в салоне один.

А дачка у Зямбы - высший класс. Зэкс! По периметру пропущена колючая проволока с довольно сильным, хотя и несмертельным током. Но долбанет как надо. Виллу круглосуточно охраняют полдюжины человек. Да имеет ли кто в столице такую охрану?

А какая погодка выдалась, мать её ети! Эти, как их, синоптики, говорят, ещё неделю такая погодка продержится.

Но вот кортеж уже почти подъехал к даче, от Минского шоссе до неё сто метров не очень широкой, идеально заасфальтированной дороги.

"Мерс" свернул на дорожку к даче, а охрана, салютуя клаксонами, развернулась к Москве. Здесь уже кавказца охранять нечего - вон она, дачная охрана, встречает своего хозяина. У них даже два пулемета у входа.

И вдруг метров за пятьдесят до ворот в кабине "мерса" раздался зуммер мобильного телефона. Зямба никогда не разговаривал на ходу и во время езды сотовик выключал. Но Келарь, ввиду крайне неприятной ситуации, в которую попала организация, настоял на том, чтобы телефоны были включены всегда.

Зямба остановил "мерс", приложил к уху мобильник:

- Слушаю.

В это время из-за кустов вылетел мотоциклист на "хонде" и одним выстрелом вышиб кавказцу мозги через раскрытое по случаю прекрасной погодки бронированное стекло передней двери.

Потом мотоциклист с ходу рванул к Минскому шоссе.

Ошеломленная дачная охрана с опозданием открыла огонь, к тому же беспорядочный и неприцельный.

Соня, Инга, питерцы

21 августа, понедельник: день

На следующий день после гибели Зямбы Келарь приехал в свой офис, сел за стол, обхватил голову руками и просидел в такой позе буквально полдня. Евгения Борисовича охватило состояние ступора, из которого его вывел только звонок сотового телефона.

- Милый! - услышал он голос Инги. - Я все-таки думаю, что для поездки в Лондон у меня маловато наличных денег.

- У тебя же есть кредитные карточки, - вяло ответил Келарь.

- Да, но нужно хотя бы тыщонку баксов на всякие мелкие дорожные расходы.