Алена глянула вниз, в метре под окном небольшой продольный уступ, кладка каменная, зацепиться есть за что, а там, подальше, столбики вниз, плющем увитые, теоретически ––спуститься, раз плюнуть, а вот практически…

Девушка ухмыльнулась –– тоже мне задачка, для вчерашнего ребенка, выросшего в российской глубинке! Они с Олесей в детстве и не по таким высотам лазили. Зимой вон только и делали, что по гаражам за домом прыгали, сколько раз влетало по первое число! Но не зря, не зря. Высоты Алена не боится, и удержаться сможет, и спуститься. Надо же, то, что, казалось, не пригодится в жизни –– пригодилось, а чему учили –– бестолковым грузом лежит, невостребованное.

Девушка полезла в окно.


Рэй без стука вошел в кабинет отца и, не обращая внимания на недовольный взгляд Гвидэра и растерянный брата, сел в кресло и вытянул ноги на пуфик, сложив руки на животе.

–– Я занят, –– сдвинул брови мужчина.

Рэй кивнул: вижу. Иллан хмыкнул и улыбнулся:

––Приятно видеть тебя. Рад, что путешествие пошло на пользу.

Рэй опять кивнул, разглядывая отца.

–– Ладно. Вижу вам нужно поговорить. Пойду, пожалуй. Мне новых тэн привезли, хочу взглянуть. Позже увидимся, отец, –– парень встал и, подмигнув брату, вышел из кабинета.

–– Что тебе надо? Совет через четыре дня. Все вопросы, по-моему, уже разрешены, –– хмуро заметил Гвидэр.

–– Я тоже так думал.

–– И в чем дело?

–– В тебе.

–– Объяснись, –– мужчина прищурился: не сносен. Как Иллан сможет найти с ним общий язык? Это не правление будет, а пытка.

–– Ты объяснись, отец. А я послушаю.

–– Та-ак. И что ты хочешь услышать? Тема?

–– Моя жена.

–– Это решенный вопрос. Совет однозначно дал понять - она неприемлема.

––И ты решил ее убрать? Ты меня не слышал?

––Твое мнение, сын, в данном вопросе не имеет значения. Твоя цель высока, значит и плата должна быть соответствующей. Смирись.

–– Я не тэн, чтоб смиряться.

–– Придется. Если хочешь добиться звания сегюр. Совет пошел тебе навстречу, но выдвинул одно, незначительное, условие. Согласись, глупо игнорировать подобную лояльность из-за скандальной привязанности к канно. Ты выказываешь свою слабость и уязвимость. Подобный правитель не приемлем, тебя отвергнут.

–– Я выказываю дальновидность, а ты слепоту и глухоту. Мне все равно, как расценивает совет присутствие в клане Лоан канно. Это их дело, а не мое, и тем более –– не твое. Насколько я знаю, мы с Илланом тоже от канно, да еще и тэн.

–– Да, но не законной супруги.

–– Поэтому ты и не смог ее уберечь.

–– Не сметь! –– Гвидэр взвился с кресла. –– Ты не вправе судить о том, о чём не знаешь и не можешь знать!

–– Позволь возразить - ты делаешь сейчас тоже самое. Берешь на себя ответственность в решении не касающегося тебя вопроса.

––Все, что касается будущего сегюрет, касается прежде всего - меня!

–– Вот и занимайся сегюрет. А в мою семью не лезь!

–– Это исключено. Канно здесь не останется!

–– Она мешает твоему любимцу? Ему придется смириться. Ему, тебе, но не мне.

Гвидэр помолчал, отошел к окну и, заложив руки за спину, с минуту обдумывал высказывание сына:

–– Что ж. Ты выбираешь ее. Значит, я вынужден буду пойти против тебя. Я настрою совет и проголосую против твоего назначения. Иллан меня поддержит. Ты останешься сейти, –– мужчина повернулся к Рэю. –– Жаль, но ты сам выбрал путь. Я приказываю тебе, сегодня же покинуть территорию туглоса. Естественно, с женой. Твой гуэдо будет значительно урезан. В случае неповиновения….мне придется прибегнуть к силе. Надеюсь, ты понимаешь, к чему приведет упрямство.

–– Конечно, –– поднялся Лоан. –– Упрямство и поспешность в принятии решений, никогда не приводили, ни к чему хорошему.

–– Ты можешь решить все сейчас.

–– Сказать ‘да’? Согласиться на убийство своей жены?

–– Канно. Досадную помеху к трону. Не более.

–– Я не меняю своих решений, отец, ты не знал об этом?

–– Это твое право. Я также не меняю своих решений! Оставайся с ней и убирайся из дома! –– сверкнул глазами мужчина.

–– С удовольствием, –– Рэйсли насмешливо поклонился и шагнул к дверям, но повернулся и, как бы невзначай, заметил, с презрением оглядывая комнату. –– Я и сам пришел к выводу, что здешняя атмосфера неприемлема для ребенка. Она слишком угнетающая. Нет, ты прав, ему здесь не место.

Парень шагнул к дверям и уже приложил ладонь к сенсорам, что б выйти, как Гвидэр окликнул его:

–– Постой…О чем ты?

Рэй, развернувшись, прищурился:

–– Я же говорю –– ты слишком стар. Плохо слышишь, плохо видишь, принимаешь опрометчивые решения, торопишься…

Мужчина внимательно смотрел на сына –– блефует? Или правда? Нет. Это невозможно! Но …эта девчонка вытащила его с того света, а это было столь же невозможно.

–– Что ты сказал? –– голос Гвидэра значительно подсел.

–– У меня будет ребенок. Ребенок! –– Рэй в ярости пнул кресло, на котором сидел пару минут назад, и вплотную подошел к отцу, нависнув над ним, как ангел мести. Он бы с удовольствием раздавил этого старика, к которому ничего больше не чувствовал, кроме брезгливости. –– Ребенок, которого ты чуть не убил! Фэсто! Скажи, что это не возможно и меньше, чем через 4 месяца, я докажу тебе обратное!! –– Рэй в ярости, еле сдерживаясь, чтоб не встряхнуть старика, махнул рукой в сторону входа.

Гвидэр потрясенно смотрел на сына, не в силах вымолвить и слово.

–– Мою жену благословил Модраш. Она зачала ребенка в первый же день. Обычного ребенка, фэсто. От меня. Я не дам вам лишить его матери, как лишили матери меня. Я знаю, на что ты способен, знаю, на что способен Иллан. У вас ничего не получится. С сегодняшнего дня Алену будут охранять эстибы и агнолики[47], надеюсь, ты понимаешь, что тебе не удастся достать ее? И если еще одна мония проберется в сад или вдруг появится лауг, а в пище моей жены обнаружится неудобоваримое вещество, спрашивать с тебя я буду не как сын, а как сегюр. И совет будет на моей стороне, потому что я –– будущее сегюрета. Я! Мой ребенок!

–– Я …не знал. Ты должен был….

–– Я никому ничего не должен! И тебе меньше всего!

–– Ты должен был предупредить!

–– Предупредить? Я и сейчас не уверен, что поступил правильно.

–– Ты не прав. Твоя женщина отныне в безопасности. Я обещаю.

–– Ты умеешь лгать. А я умею не доверять. Игра на равных, отец. Я знаю, на что ты способен, но теперь и у тебя есть возможность убедиться в том, что я твой достойный отпрыск.

Рэй окинул растерянного старика презрительным взглядом и не спеша пошел к выходу:

–– Да, надеюсь, ты понимаешь, что в данной ситуации решение придется менять тебе. Мы остаемся. А если не нравится, то ты волен покинуть свою резиденцию, хоть сию минуту.

Кинул он напоследок и вышел.

ГЛАВА 23

Замок гудел, как разбуженный улей. Весть о том, что младший сейти через четыре месяца обзаведется наследником, занимала всех, от тэн до почтенных фагосто, ожидающих аудиенции Гвидэра.

Тот не принимал. Заперся в своих апартаментах и мерил шагами комнаты. Внутри все дрожало от ярости и бессилия. Сын бросил ему вызов, как когда-то бросил вызов смерти. И все же этот гордец смог подняться так высоко и в такой короткий срок, что подобное самыми последними скептиками будет расценено, как чудо. Нет, Гвидэр не мог не признать силу сына. Гордость за свое чадо затопила недавнее недовольство, а прошлое, в котором сейти не имел места, было забыто, вычеркнуто из памяти бывшего сегюр, как канувшее в лету. Теперь у него будет внук или внучка, что вообщем-то не имело большого значения, главное, это был здоровый, естественно зачатый ребенок. Его продолжение. Будущее династии Лоан. Не важно, что от канно и тэн, теперь эта женщина, в глазах Гвидэра, была достойной его сына, достойна звания сегюр – мэно, правящей императрицы…


–– Невозможно, –– прошептал потрясенный Иллан, сверля взглядом Монтррой. Рабы, которых, он секунду назад с интересом осматривал, кивая смотрителям, кого куда определить, потеряли свою значимость.

–– Я разговаривал с Кхэ. Он подтвердил, но…вы, как всегда, правы, в этой истории много не ясности, а ваш брат, уж простите меня за откровенность, способен на любые ухищрения ради звания сегюр. Ни для кого не секрет, культ Модраш терял своих почитателей, а происшедшее пополнит ряды в значительном количестве, возвеличит и Рэйсли, и Поттана. Они могли придумать все это, чтоб убедить совет, и занять трон, поднять престиж уходящего со сцены бога …а потом они посягнут и на вас. Я слышал, ваш брат уже угрожал отцу.

–– Невозможно, –– окаменел Иллан. –– Он бы не посмел!

Черноволосый мужчина склонился, но тонкие губы были поджаты, а фиолетовые глаза смотрели на старшего Лоан по отечески ласково, но укоризненно.