Книги жанра «»

 Название
 Автор
 Серия
Волчье время

Могущественный темный маг предложил предводителю мятежников свои услуги, получив в обмен на свою помощь право проводить магические опыты на пленных.

Пропадают посланные в рейд разведчики. Крестьяне в деревнях болтают о «кромешниках». Узнать, что происходит, отправляется бастард по кличке Меченый, поклявшийся покончить с темным магом раз и навсегда. Но охотник в любую секунду может превратиться в жертву, а друзья не всегда смогут оказаться рядом - и тогда придется полагаться на того, кто всегда был твоим врагом.

Автор: Линн Рэйда
 
Вечная Война 8 Эволюция

Цивилизация в целом никогда не стоит на месте. Если ее в какой-то момент не уничтожит внешний враг, и у нее достаточно маневров для развития, цивилизация продолжит жить и развиваться. Даже если все плохо, и кажется, что по всем фронтам идет деградация, найдутся индивидуумы, способные изменить ситуацию. Когда недостаточно личной силы и харизмы, в ход могут пойти новые прорывные технологии. И цивилизация тогда может кардинально улучшиться, эволюционировать. Вот только…

Что, если эволюционные ресурсы цивилизации вдруг окажутся в плохих руках? В руках тирана и угнетателя. Да, цивилизация стремительно разовьется, однако бенефициаром прогресса будут не все граждане в целом, а только узкая прослойка элиты.

Тот же, кто определенно не войдет в эту прослойку, и даже может стать ее врагом в будущем, ни в коем случае не должен допускать наличие передовых технологий у противника. Даже если это вызовет ненависть всех элит мира, Арес должен сделать свой ход…

 
Аватар короля

Нет, Вначале-то всё шло почти неплохо. Целых девять месяцев я спокойно плескался в животе у матери и ни о чём не подозревал.

Но тут вдруг началось.

Сначала какая-то Встряска. Дальше Вообще что-то невообразимое (а воображение у меня тогда, действительно, было плохо развито). И затем я почувствовал, что мир вокруг меня изменился. И изменился, надо заметить, не в лучшую сторону.

А потом я ощутил лёгкий удар пониже спины - первый удар судьбы в моей жизни. И было это так неожиданно и так унизительно, что я непременно заревел.

Так вот всё и началось. Как сейчас помню.

Но жизнь подложила мне ещё одну свинью. Мало того, что я родился, так меня ещё угораздило родиться мальчиком. Ну и что тут такого, спрашиваете? Вам непонятно! Вот смотрите.

Говорят, каждый человек - должник от рождения и всю свою жизнь этот долг возвращает. К примеру, мужчине полагается построить дом, посадить дерево и воспроизвести свой дубликат. Ну а женщина вроде как поддерживает тыловое обеспечение в этих его благородных начинаниях. Ну и не только тыловое.

Но это всё так, общественное мнение, сформированное в ходе тысячелетий исторического процесса. Фигня, в общем. Ведь в придачу7 к этому сам человек тоже начинает для себя выдумывать жизненные цели. Захватить мир, там, или создать произведение искусства. А может - просто, прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно... Короче, вы поняли.

И всё же эти перечни действий носят скорее рекомендательный характер. Во всяком случае, если я не посажу дерево, меня вряд ли расстреляют. Но помимо этого есть и ещё один невыплаченный долг, причём выплачивают его, как правило, только мужнины.

Считается, что нашему государству наплевать на простых граждан. Вообще, страшно далеки от народа все эти публичные деятели. Но вы заблуждаетесь, друзья! В жизни каждой особи мужского пола наступает момент, когда родина даёт понять: она о тебе не забыла! Ты нужен ей!

Так вот, родившись мальчиком, я автоматически взял на себя дополнительные долговые обязательства. Кредитором выступала Российская Федерация. Тогда, правда, её ещё не существовало. Но это не являлось проблемой. Был бы должник, а уж кому отдать долг - найдётся.

1-4/156 < >

День этот все ждали с нетерпением. Нет, никто особенно не горел желанием присягнуть на верность отчизне. Просто следом за присягой маячило обещанное городское увольнение на все выходные. И все ждали этого увольнения, а присяга воспринималась как предшествующая ему формальность.

Всю неделю перед присягой велась практически непрерывная строевая подготовка. Руководил процессом лично майор Гой. На плац вытащили колонки и микрофон, в который Гой подавал команды. В теньке встали два барабанщика. Сзади поставили две канистры с водой - утолить жажду в перерыве. И вот сразу после завтрака и до самого обеда мы каждый день дружно репетировали проход по плацу торжественным маршем.

Наконец наступил этот знаменательный день. Подъём и завтрак перенесли на два часа раньше. Сразу’ после завтрака мы всем скопом отправились получать автоматы. А затем, вооружившиеся, выстроились перед плацем. А часть уже наполнялась гражданскими лицами. Толпы родственников в разноцветной одежде, которую немного странно было видеть после армейской «флоры», брели к плацу.

Вскоре и подготовленные к принятию присяги войска тоже проследовали на плац. Всё было готово. Солдаты на месте. Родственники на месте. Приглашённые гости на месте. На месте майор Гой, начальник штаба и офицеры, руководящие принятием присяги. Не хватало одного. Комбрига.

И вот на дорожке к плацу показалась шарообразная фигура.

- Бригада, равняйсь! - рявкнул начальник штаба. - Смирно! Равнение налево!

Солдаты бросили левую руку на цевьё автомата и повернули головы. Оркестр заиграл приветственный марш. Начальник штаба взял под козырёк, повернулся на девяносто градусов и походкой робокопа направился на доклад к комбригу.

В это время с левой стороны на плац вкатился живот. По мере приближения живота к рядам войск солдаты заметили, что снизу’ из него торчат ножки, а сверху’ выросла голова. А вся эта конструкция вместе была командиром части. Однако никто не удивился таким внешним данным комбрига. Потому’ что ему следовало оправдать свою фамилию. Если бы командир бригады полковник Толстый был худым, это могло вызвать у солдат когнитивный диссонанс. Когнитивный диссонанс, в свою очередь, мог включить солдатское мышление. А думать солдату’ не положено. Поэтому’ полковник Толстый толстый.

Начальник штаба доложился. Полковник Толстый нас поприветствовал и поздравил. Знамённая группа притащила боевое знамя части. И мы торжественным маршем отправились принимать присягу. Ну, приняли, конечно. Вернулись на свои места. И начали слушать поздравления.

Приоритетное право было у комбрига. Поэтому’ первым делом мы выслушали чудовищный по своей бессвязности поток слов, из которых интуитивно можно было составить речь. Затем к делу’ подключился отец Дмитрий - внештатный священник части и штатный - близлежащей церкви. Отец Дмитрий умел говорить складно и красиво. А ещё он умел говорить не переставая. Поэтому,зная по беседам в клубе эту’ его способность, мы собрались с силами и приготовились стоять ещё как минимум полчаса. Однако священник пожалел солдат и ограничился лишь общими поздравлениями, не вдаваясь в подробности. Далее свой вклад внесли представители местной администрации. Следом мы услышали произнесённый бесцветным голосом набор шаблонных фраз. Это в принудительном порядке выступил представитель отслуживших полгода срочников. Потом на сцену’ поднялась одна из солдатских матерей. И если офицерский состав желал нам отслужить честно и достойно, то она оказалась более искренней и пожелала отслужить нам поскорее. Затем слово, наконец, вновь взял Толстый. Он также бессвязно обрисовал родителям процедуру ухода их детей в городское увольнение, иные технические моменты и детали, после чего мы, наконец, услышали

долгожданное:

- Разойдись!

И плац немедленно наполнился людьми. Родители кинулись со своих мест искать сыновей. Солдаты в поисках знакомых лиц отправились им навстречу. В сложившейся неразберихе я только через несколько минут сумел найти

своих.

Толпы срочников и их родителей принялись бродить по территории части. Но недолго, поскольку' вскоре началась выдача увольняшек. И не прошло и получаса, как мы уже, сдав автоматы, выходили за ворота КПП и садились на автобус - чтобы не возвращаться сюда до воскресенья.

а остальные - по пятьдесят тысяч, чем если все вместе будут зарабатывать по двадцать на брата. Это, конечно, справедливо, но двадцать меньше, чем пятьдесят.

- Рафаилов, опять ты здесь! А ну пошли за мной! - старший прапорщик Передрий вырос за моей спиной и посмотрел на дежурного суровым взглядом. Срочник принялся с серьёзным видом набивать ключом морзянку, а я отправился за своим начальником, поймав себя на мысли о том, что хочу поскорее Выбраться из мира, где Есе получают на завтрак перловку в мир, где кто-то ужинает в ресторанах, а кто-то варит пельмени. Пельмени, знаете ли, хоть и не бифштекс, но повкуснее перловки будут.

Самым лютым нашим дедом был, безусловно, Жека Медведев, или просто Медведь. По слухам - хотя мы в них слабо верили - когда-то Медведев был отличным парнем, весёлым и приятным в общении. А потом на нём погладили белугу.

Белугой на армейском сленге именуется зимнее нательное бельё. Что-то вроде пижамы. И вот как-то раз, когда я ещё даже не получал повестку в военкомат, Медведева загнали в бытовку его предшественники, нагрели утюг и стали им ездить ему по спине. Ожоги на спине через какое-то Бремя зажили. А мозг, похоже, так и остался частично обожжён.

С тех пор у Медведя начались приступы невменяемости. Глаза его в такие минуты становились стеклянными, и в них не читалось ни одной мысли. Единственное, что в них плавало, - холодная злоба и ярость.

А действия напоминали игру трёхлетнего ребёнка. Как-то раз он подошёл к урне и начал беспорядочно выкидывать из неё всё содержимое, заявив, что там должна быть бутылка. Из ведра вылетали и двухлитровые от колы, и литровые от «Фанты», и поллитровые от «Спрайта», но они его не устраивали. В конце концов, он всё раскидал, заставил нас собирать и удалился.

Ночные развлечения Медведева тоже носили элемент безумия. Однажды он где-то раздобыл игрушечный пистолет-воздушку. Выглядел он, впрочем, как настоящий ПМ. И вот он принялся бродить по взлётке, решая, кого Выбрать своей жертвой.

Моя кровать располагалась как раз возле центрального прохода, да ещё и первой по ходу движения. Так что долго искать не пришлось.

Я почувствовал, как кто-то со всей дури двинул мне по почкам. Перевернулся. Мне в морду упёрся пистолет, а на заднем плане блеснули бешеные глазки Медведя.

- Ты терпила! - заявил он. - Теперь это будет твоё имя.

Я попробовал возразить. Последовала серия ударов по корпусу.

- Сука, я те ща башку прострелю! С сегодняшнего дня тя зовут терпила. Понял?

Я молчал.

Последовала новая серия ударов.

- Понял?

- Понял.

- Как тебя зовут?

- Саня.

Очередная серия.

- Как тебя зовут?

Молчание.

Сила ударов возросла. Частота увеличилась. Область мозга, отвечающая за боль, вступила в дискуссию с участком, содержащим чувство собственного достоинства. Её аргументы с каждым разом становились всё сильнее, поэтому’ вскоре чувство собственного достоинства признало своё поражение в споре.

- Как тебя зовут? - повторил Медведь.

- Терпила, - еле слышно отозвался я.

- Не слышу!

Я повторил.

- Громче!

Я прибавил уровень звука.

- Ещё громче, сука! - потребовал Медведев и для верности ещё пару раз мне двинул.

Добившись, чтобы мой ответ услышала вся казарма, он наставил на меня воздушку и приказал:

- Вставай.

Встав напротив меня с пистолетом на вытянутых руках. Медведь начал меня допрашивать.

- Сколько раз ты подтянулся сегодня на зарядке?

- Десять, - соврал я.

- Какой вес ты выжал?

- Шесть тысяч триста пятьдесят Ньютонов, - вспомнил я физику’.

- Отныне у тебя будет новое погоняло. Теперь тебя будут звать Ньютон.

Я охотно согласился. Лучше зваться именем учёного, чем...

- Как тебя теперь зовут?

- Ньютон! - отрекомендовался я.

- А как твоё старое погоняло?

Блин.

- Терпила, - вновь заткнул я собственную гордость.

- Твоё новое погоняло?

- Ньютон.

- А теперь соедини старое и новое вместе! - пришла Медведеву гениальная мысль.

На его лице впервые вместо тупого бешенства появилась эмоция. А именно - улыбка.

- Терпила Ньютон! - произнёс я и, несмотря ни на что, тоже не сдержал улыбки. А потом и смеха. Ну, если уж я в такой ситуации готов посмеяться над собой, значит всё не так плохо.

А Медведь зарядил пистолет и сменил тему’ допроса.

- Сколько денег ты мне должен? - грозно спросил он, вновь наставив на меня оружие.

- Шесть тысяч триста пятьдесят долларов!

Диалог принимал юмористический оборот.

- Когда ты мне их отдашь?

- Когда ограблю банк.

- У тебя есть родственники?

- Да. У меня есть брат.

- Где он?

- Сидит в тюрьме.

- За что его посадили?

- За ограбление банка.

- Какой банк он ограбил?

- Северный.

- Это была его миссия?

-Да-

- Какая твоя миссия?

- Грабить банки.

- У вас общая миссия?

- Да. Мы делаем одно дело.

- Какой банк ты должен ограбить?

- Южный.

- Почему не Северный?

-Там нет денег. Его уже ограбили.

- Где деньги?

- В надёжном месте.

- На кого ты работаешь?

- На узел связи.

- Это название вашей банды?

- Нет. Это её образ жизни.

- Кто главарь вашей банды?

- Эта фамилия слишком известна, чтобы её называть.

- Ты его боишься?

- Да. Он может меня убить.

- Я тоже могу тебя убить. Причём гораздо раньше.

-Мм... Да?

- Не сомневайся.

- Блин.

-Ага.

- Ну хорошо. Его зовут Евген. Это всё, что я о нём знаю. Он страшный человек.

- Кто ещё в вашей банде?

- Наёмный убийца.

- Как его зовут?

- Крыл.

- Что он делает?

- Убивает.

- Кого?

- Всех.

- Всех людей?

- И не только людей. Он мучает животных. Давит насекомых. Уничтожает растения. Он разрушает дома. Ломает технику* Портит мебель. Сжигает книги. Съедает пищу* Выпивает коньяк. Закуривает сигару. И ложится спать.

- Это всё, чем он занимается?

- Да. Так проходит его обычный день.

- Кто ещё входит в вашу банду.

- Мешок.

- Кто он?

- Я не знаю. Я видел его всего четыре раза. Но думаю, что он серый кардинал.

- За что он получил такое погоняло?

- Он потрошит людей как мешки. Сам видел.

- Понятно. Кто ваш бухгалтер?

- Вася.

- Вася?

- Конечно Вася. Но это не настоящее его имя. На самом деле его зовут Ледышка.

- Почему его так назвали?

- За его хладнокровие.

- У него холодная кровь?

- Очень. Когда я с ним здороваюсь, надеваю перчатку:

- Я знаю, что в вашей банде есть шестёрка. Кто это?

- Это Абро.

- Что он делает?

- Всё, что скажет ему Евген.

- То есть если Евген скажет ему- с девятого этажа прыгать, он будет прыгать?

- Да. Он делает это по воскресеньям.

- Чем он занимается в другие дни?

- Прыгает с третьего этажа.

- Зачем?

- Тренируется.

- Кто ещё есть в вашей банде?

- Прокажённый.

- Где он?

- В реанимации. Я никогда его не видел. Его хотела прикончить конкурирующая банда. И им это почти удалось.

- Что помешало?

- Совесть.

- Совесть? Что это такое?

- Я не знаю.

- Очевидно, это новый вид оружия?

- Возможно.

- Где оно хранится? В оружейке?

- Нет. Его нет на территории части. Российская Армия вообще его не имеет. Им владеет только один человек.

-Кто?

- Наш крёстный отец.

- Кто он?

- Майор Александров. Прозвище - Иваныч.

- Он страшный человек?

- Нет, нестрашный.

- Но вы его боитесь?

-Нет.

- Почему же вы ему подчиняетесь?

- Мы его уважаем.

- Что это значит?

- Я не могу тебе этого объяснить. Ты не поймёшь.

- Я узнал от тебя всё, что хотел. Теперь ты мне больше не нужен. Прощай!

С этими словами Медведев делал мне в голову холостой выстрел, я картинно падал и в душе радовался, потому7 что наконец-то мог лечь спать. Не вечным сном, но хотя бы до подъёма.

100-101 / 156 < >

Вопрос «А вдруг завтра Война?» в Вооружённых силах совсем не абстрактный, а самый что ни на есть реальный. Для этого создана целая мобилизационная группа под руководством заместителя начальника штаба, подробно прорабатывающая порядок действий при введении военного положения. А для того, чтобы к объявлению войны был готов и личный состав, каждый год проводится тренировка по мобилизации и оповещению.

Всё начинается с передачи сигнала боевого управления. Это комбинация цифр и кодовое слово. Кто придумывает эти слова, я не знаю, но человек этот явно не лишён гениальности. Слова эти великолепны в своей абсурдности. Их, как правило, не существует, но звучат они как обычные слова. Как объяснял начальник узла связи, это результат синтеза двух слов. Скажем, взяли «март», взяли «апрель» - получили мартель. Так были получены стендовик, вислятка, олевск, ленивый и даже виброштык. А между тем, один такой вот алеурометр может поднять в воздух целую эскадрилью и отправить бомбить другую страну.

А сигнал о начале и окончании учений звучал, кажется, как «неважный эпилог» или как «осторожный победитель». При получении такого сигнала дежурный по бригаде оповещал все подразделения об объявлении общей тревоги и степени готовности. Степень готовности определяла необходимость получения оружия и выдвижения из пункта постоянной дислокации с открытием запасного командного пункта.

Все роли были заранее расписаны. Дневальные охраняют подразделение, дежурный выдаёт оружие, связисты бегут на посты, местные призывники едут на оповещение командного состава согласно маршрутам, водители выводят сбои аппаратные из боксов, а остальной контингент дружно опустошает оружейку, тащит всё на себе в парк и грузит в машины. Ящики с автоматами и патронами с трудом утаскивали на себе шесть крепких парней, поэтому все с нетерпением ждали, когда же учения закончатся.

Я же, наоборот, был очень доволен - меня записали основным посыльным по одному из маршрутов оповещения. Поэтому я, поднявшись по тревоге, не получая автомата, в каске и с вещмешком выдвинулся к штабу. Мимо меня из учебной роты пробежало зелёное резиновое чудовище. Это был солдат, отвечающий за радиационную защиту и облачённый в общевойсковой защитный комплект и противогаз. Он, распугивая окружающих и вселяя ужас в сердца тех, кому’ попадался на глаза, двигался в том же направлении, что и я - докладываться дежурному’ по бригаде. Я мысленно пожалел дежурного: увидеть такое исчадие ада в пять часов утра - удовольствие сомнительное.

Впрочем дежурным в тот день был майор Гой, И УДИВИТЬ его чем-то было сложно. Когда я ему доложился, он заявил:

- Боец, я когда жене в любви признаюсь, я громче говорю!

Я повторит сбой рапорт громче, чем признание жене майора Гоя, после чего загрузился в автобус и, как в студенческие годы - заснув головой на стекле, -отправился в родные края.

Когда утренняя публика, спешащая на работу, увидела выскочивших из зелёного автобуса парней в касках и бушлатах, послышались Возгласы «Война началась’», а мы тем Бременем побежали к одной из многоэтажек, в квартирах которой базировались офицеры нашей части. Перебудив всех их родственников, а заодно и ещё полподъезда, мы обнаружили, что все и без нас давно уехали в часть, получив сигнал по автоматическому телефонному’ оповещению, записанный голосом старшего прапорщика Передрия, и двинулись обратно в часть помогать таскать вытащенные в парк ящики с боеприпасами.

Серия учебных тревог спустя неделю закончилась, а у меня в памяти до самого дембеля оставались приятные воспоминания об открывшей мне дверь дочке комбата в домашнем платьице...

141-144 / 156 < >

Автор:
Побег

Нет, Вначале-то всё шло почти неплохо. Целых девять месяцев я спокойно плескался в животе у матери и ни о чём не подозревал.

Но тут вдруг началось.

Сначала какая-то Встряска. Дальше Вообще что-то невообразимое (а воображение у меня тогда, действительно, было плохо развито). И затем я почувствовал, что мир вокруг меня изменился. И изменился, надо заметить, не в лучшую сторону.

А потом я ощутил лёгкий удар пониже спины - первый удар судьбы в моей жизни. И было это так неожиданно и так унизительно, что я непременно заревел.

Так вот всё и началось. Как сейчас помню.

Но жизнь подложила мне ещё одну свинью. Мало того, что я родился, так меня ещё угораздило родиться мальчиком. Ну и что тут такого, спрашиваете? Вам непонятно! Вот смотрите.

Говорят, каждый человек - должник от рождения и всю свою жизнь этот долг возвращает. К примеру, мужчине полагается построить дом, посадить дерево и воспроизвести свой дубликат. Ну а женщина вроде как поддерживает тыловое обеспечение в этих его благородных начинаниях. Ну и не только тыловое.

Но это всё так, общественное мнение, сформированное в ходе тысячелетий исторического процесса. Фигня, в общем. Ведь в придачу7 к этому сам человек тоже начинает для себя выдумывать жизненные цели. Захватить мир, там, или создать произведение искусства. А может - просто, прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно... Короче, вы поняли.

И всё же эти перечни действий носят скорее рекомендательный характер. Во всяком случае, если я не посажу дерево, меня вряд ли расстреляют. Но помимо этого есть и ещё один невыплаченный долг, причём выплачивают его, как правило, только мужнины.

Считается, что нашему государству наплевать на простых граждан. Вообще, страшно далеки от народа все эти публичные деятели. Но вы заблуждаетесь, друзья! В жизни каждой особи мужского пола наступает момент, когда родина даёт понять: она о тебе не забыла! Ты нужен ей!

Так вот, родившись мальчиком, я автоматически взял на себя дополнительные долговые обязательства. Кредитором выступала Российская Федерация. Тогда, правда, её ещё не существовало. Но это не являлось проблемой. Был бы должник, а уж кому отдать долг - найдётся.

1-4/156 < >

День этот все ждали с нетерпением. Нет, никто особенно не горел желанием присягнуть на верность отчизне. Просто следом за присягой маячило обещанное городское увольнение на все выходные. И все ждали этого увольнения, а присяга воспринималась как предшествующая ему формальность.

Всю неделю перед присягой велась практически непрерывная строевая подготовка. Руководил процессом лично майор Гой. На плац вытащили колонки и микрофон, в который Гой подавал команды. В теньке встали два барабанщика. Сзади поставили две канистры с водой - утолить жажду в перерыве. И вот сразу после завтрака и до самого обеда мы каждый день дружно репетировали проход по плацу торжественным маршем.

Наконец наступил этот знаменательный день. Подъём и завтрак перенесли на два часа раньше. Сразу’ после завтрака мы всем скопом отправились получать автоматы. А затем, вооружившиеся, выстроились перед плацем. А часть уже наполнялась гражданскими лицами. Толпы родственников в разноцветной одежде, которую немного странно было видеть после армейской «флоры», брели к плацу.

Вскоре и подготовленные к принятию присяги войска тоже проследовали на плац. Всё было готово. Солдаты на месте. Родственники на месте. Приглашённые гости на месте. На месте майор Гой, начальник штаба и офицеры, руководящие принятием присяги. Не хватало одного. Комбрига.

И вот на дорожке к плацу показалась шарообразная фигура.

- Бригада, равняйсь! - рявкнул начальник штаба. - Смирно! Равнение налево!

Солдаты бросили левую руку на цевьё автомата и повернули головы. Оркестр заиграл приветственный марш. Начальник штаба взял под козырёк, повернулся на девяносто градусов и походкой робокопа направился на доклад к комбригу.

В это время с левой стороны на плац вкатился живот. По мере приближения живота к рядам войск солдаты заметили, что снизу’ из него торчат ножки, а сверху’ выросла голова. А вся эта конструкция вместе была командиром части. Однако никто не удивился таким внешним данным комбрига. Потому’ что ему следовало оправдать свою фамилию. Если бы командир бригады полковник Толстый был худым, это могло вызвать у солдат когнитивный диссонанс. Когнитивный диссонанс, в свою очередь, мог включить солдатское мышление. А думать солдату’ не положено. Поэтому’ полковник Толстый толстый.

Начальник штаба доложился. Полковник Толстый нас поприветствовал и поздравил. Знамённая группа притащила боевое знамя части. И мы торжественным маршем отправились принимать присягу. Ну, приняли, конечно. Вернулись на свои места. И начали слушать поздравления.

Приоритетное право было у комбрига. Поэтому’ первым делом мы выслушали чудовищный по своей бессвязности поток слов, из которых интуитивно можно было составить речь. Затем к делу’ подключился отец Дмитрий - внештатный священник части и штатный - близлежащей церкви. Отец Дмитрий умел говорить складно и красиво. А ещё он умел говорить не переставая. Поэтому,зная по беседам в клубе эту’ его способность, мы собрались с силами и приготовились стоять ещё как минимум полчаса. Однако священник пожалел солдат и ограничился лишь общими поздравлениями, не вдаваясь в подробности. Далее свой вклад внесли представители местной администрации. Следом мы услышали произнесённый бесцветным голосом набор шаблонных фраз. Это в принудительном порядке выступил представитель отслуживших полгода срочников. Потом на сцену’ поднялась одна из солдатских матерей. И если офицерский состав желал нам отслужить честно и достойно, то она оказалась более искренней и пожелала отслужить нам поскорее. Затем слово, наконец, вновь взял Толстый. Он также бессвязно обрисовал родителям процедуру ухода их детей в городское увольнение, иные технические моменты и детали, после чего мы, наконец, услышали

долгожданное:

- Разойдись!

И плац немедленно наполнился людьми. Родители кинулись со своих мест искать сыновей. Солдаты в поисках знакомых лиц отправились им навстречу. В сложившейся неразберихе я только через несколько минут сумел найти

своих.

Толпы срочников и их родителей принялись бродить по территории части. Но недолго, поскольку' вскоре началась выдача увольняшек. И не прошло и получаса, как мы уже, сдав автоматы, выходили за ворота КПП и садились на автобус - чтобы не возвращаться сюда до воскресенья.

а остальные - по пятьдесят тысяч, чем если все вместе будут зарабатывать по двадцать на брата. Это, конечно, справедливо, но двадцать меньше, чем пятьдесят.

- Рафаилов, опять ты здесь! А ну пошли за мной! - старший прапорщик Передрий вырос за моей спиной и посмотрел на дежурного суровым взглядом. Срочник принялся с серьёзным видом набивать ключом морзянку, а я отправился за своим начальником, поймав себя на мысли о том, что хочу поскорее Выбраться из мира, где Есе получают на завтрак перловку в мир, где кто-то ужинает в ресторанах, а кто-то варит пельмени. Пельмени, знаете ли, хоть и не бифштекс, но повкуснее перловки будут.

Самым лютым нашим дедом был, безусловно, Жека Медведев, или просто Медведь. По слухам - хотя мы в них слабо верили - когда-то Медведев был отличным парнем, весёлым и приятным в общении. А потом на нём погладили белугу.

Белугой на армейском сленге именуется зимнее нательное бельё. Что-то вроде пижамы. И вот как-то раз, когда я ещё даже не получал повестку в военкомат, Медведева загнали в бытовку его предшественники, нагрели утюг и стали им ездить ему по спине. Ожоги на спине через какое-то Бремя зажили. А мозг, похоже, так и остался частично обожжён.

С тех пор у Медведя начались приступы невменяемости. Глаза его в такие минуты становились стеклянными, и в них не читалось ни одной мысли. Единственное, что в них плавало, - холодная злоба и ярость.

А действия напоминали игру трёхлетнего ребёнка. Как-то раз он подошёл к урне и начал беспорядочно выкидывать из неё всё содержимое, заявив, что там должна быть бутылка. Из ведра вылетали и двухлитровые от колы, и литровые от «Фанты», и поллитровые от «Спрайта», но они его не устраивали. В конце концов, он всё раскидал, заставил нас собирать и удалился.

Ночные развлечения Медведева тоже носили элемент безумия. Однажды он где-то раздобыл игрушечный пистолет-воздушку. Выглядел он, впрочем, как настоящий ПМ. И вот он принялся бродить по взлётке, решая, кого Выбрать своей жертвой.

Моя кровать располагалась как раз возле центрального прохода, да ещё и первой по ходу движения. Так что долго искать не пришлось.

Я почувствовал, как кто-то со всей дури двинул мне по почкам. Перевернулся. Мне в морду упёрся пистолет, а на заднем плане блеснули бешеные глазки Медведя.

- Ты терпила! - заявил он. - Теперь это будет твоё имя.

Я попробовал возразить. Последовала серия ударов по корпусу.

- Сука, я те ща башку прострелю! С сегодняшнего дня тя зовут терпила. Понял?

Я молчал.

Последовала новая серия ударов.

- Понял?

- Понял.

- Как тебя зовут?

- Саня.

Очередная серия.

- Как тебя зовут?

Молчание.

Сила ударов возросла. Частота увеличилась. Область мозга, отвечающая за боль, вступила в дискуссию с участком, содержащим чувство собственного достоинства. Её аргументы с каждым разом становились всё сильнее, поэтому’ вскоре чувство собственного достоинства признало своё поражение в споре.

- Как тебя зовут? - повторил Медведь.

- Терпила, - еле слышно отозвался я.

- Не слышу!

Я повторил.

- Громче!

Я прибавил уровень звука.

- Ещё громче, сука! - потребовал Медведев и для верности ещё пару раз мне двинул.

Добившись, чтобы мой ответ услышала вся казарма, он наставил на меня воздушку и приказал:

- Вставай.

Встав напротив меня с пистолетом на вытянутых руках. Медведь начал меня допрашивать.

- Сколько раз ты подтянулся сегодня на зарядке?

- Десять, - соврал я.

- Какой вес ты выжал?

- Шесть тысяч триста пятьдесят Ньютонов, - вспомнил я физику’.

- Отныне у тебя будет новое погоняло. Теперь тебя будут звать Ньютон.

Я охотно согласился. Лучше зваться именем учёного, чем...

- Как тебя теперь зовут?

- Ньютон! - отрекомендовался я.

- А как твоё старое погоняло?

Блин.

- Терпила, - вновь заткнул я собственную гордость.

- Твоё новое погоняло?

- Ньютон.

- А теперь соедини старое и новое вместе! - пришла Медведеву гениальная мысль.

На его лице впервые вместо тупого бешенства появилась эмоция. А именно - улыбка.

- Терпила Ньютон! - произнёс я и, несмотря ни на что, тоже не сдержал улыбки. А потом и смеха. Ну, если уж я в такой ситуации готов посмеяться над собой, значит всё не так плохо.

А Медведь зарядил пистолет и сменил тему’ допроса.

- Сколько денег ты мне должен? - грозно спросил он, вновь наставив на меня оружие.

- Шесть тысяч триста пятьдесят долларов!

Диалог принимал юмористический оборот.

- Когда ты мне их отдашь?

- Когда ограблю банк.

- У тебя есть родственники?

- Да. У меня есть брат.

- Где он?

- Сидит в тюрьме.

- За что его посадили?

- За ограбление банка.

- Какой банк он ограбил?

- Северный.

- Это была его миссия?

-Да-

- Какая твоя миссия?

- Грабить банки.

- У вас общая миссия?

- Да. Мы делаем одно дело.

- Какой банк ты должен ограбить?

- Южный.

- Почему не Северный?

-Там нет денег. Его уже ограбили.

- Где деньги?

- В надёжном месте.

- На кого ты работаешь?

- На узел связи.

- Это название вашей банды?

- Нет. Это её образ жизни.

- Кто главарь вашей банды?

- Эта фамилия слишком известна, чтобы её называть.

- Ты его боишься?

- Да. Он может меня убить.

- Я тоже могу тебя убить. Причём гораздо раньше.

-Мм... Да?

- Не сомневайся.

- Блин.

-Ага.

- Ну хорошо. Его зовут Евген. Это всё, что я о нём знаю. Он страшный человек.

- Кто ещё в вашей банде?

- Наёмный убийца.

- Как его зовут?

- Крыл.

- Что он делает?

- Убивает.

- Кого?

- Всех.

- Всех людей?

- И не только людей. Он мучает животных. Давит насекомых. Уничтожает растения. Он разрушает дома. Ломает технику* Портит мебель. Сжигает книги. Съедает пищу* Выпивает коньяк. Закуривает сигару. И ложится спать.

- Это всё, чем он занимается?

- Да. Так проходит его обычный день.

- Кто ещё входит в вашу банду.

- Мешок.

- Кто он?

- Я не знаю. Я видел его всего четыре раза. Но думаю, что он серый кардинал.

- За что он получил такое погоняло?

- Он потрошит людей как мешки. Сам видел.

- Понятно. Кто ваш бухгалтер?

- Вася.

- Вася?

- Конечно Вася. Но это не настоящее его имя. На самом деле его зовут Ледышка.

- Почему его так назвали?

- За его хладнокровие.

- У него холодная кровь?

- Очень. Когда я с ним здороваюсь, надеваю перчатку:

- Я знаю, что в вашей банде есть шестёрка. Кто это?

- Это Абро.

- Что он делает?

- Всё, что скажет ему Евген.

- То есть если Евген скажет ему- с девятого этажа прыгать, он будет прыгать?

- Да. Он делает это по воскресеньям.

- Чем он занимается в другие дни?

- Прыгает с третьего этажа.

- Зачем?

- Тренируется.

- Кто ещё есть в вашей банде?

- Прокажённый.

- Где он?

- В реанимации. Я никогда его не видел. Его хотела прикончить конкурирующая банда. И им это почти удалось.

- Что помешало?

- Совесть.

- Совесть? Что это такое?

- Я не знаю.

- Очевидно, это новый вид оружия?

- Возможно.

- Где оно хранится? В оружейке?

- Нет. Его нет на территории части. Российская Армия вообще его не имеет. Им владеет только один человек.

-Кто?

- Наш крёстный отец.

- Кто он?

- Майор Александров. Прозвище - Иваныч.

- Он страшный человек?

- Нет, нестрашный.

- Но вы его боитесь?

-Нет.

- Почему же вы ему подчиняетесь?

- Мы его уважаем.

- Что это значит?

- Я не могу тебе этого объяснить. Ты не поймёшь.

- Я узнал от тебя всё, что хотел. Теперь ты мне больше не нужен. Прощай!

С этими словами Медведев делал мне в голову холостой выстрел, я картинно падал и в душе радовался, потому7 что наконец-то мог лечь спать. Не вечным сном, но хотя бы до подъёма.

100-101 / 156 < >

Вопрос «А вдруг завтра Война?» в Вооружённых силах совсем не абстрактный, а самый что ни на есть реальный. Для этого создана целая мобилизационная группа под руководством заместителя начальника штаба, подробно прорабатывающая порядок действий при введении военного положения. А для того, чтобы к объявлению войны был готов и личный состав, каждый год проводится тренировка по мобилизации и оповещению.

Всё начинается с передачи сигнала боевого управления. Это комбинация цифр и кодовое слово. Кто придумывает эти слова, я не знаю, но человек этот явно не лишён гениальности. Слова эти великолепны в своей абсурдности. Их, как правило, не существует, но звучат они как обычные слова. Как объяснял начальник узла связи, это результат синтеза двух слов. Скажем, взяли «март», взяли «апрель» - получили мартель. Так были получены стендовик, вислятка, олевск, ленивый и даже виброштык. А между тем, один такой вот алеурометр может поднять в воздух целую эскадрилью и отправить бомбить другую страну.

А сигнал о начале и окончании учений звучал, кажется, как «неважный эпилог» или как «осторожный победитель». При получении такого сигнала дежурный по бригаде оповещал все подразделения об объявлении общей тревоги и степени готовности. Степень готовности определяла необходимость получения оружия и выдвижения из пункта постоянной дислокации с открытием запасного командного пункта.

Все роли были заранее расписаны. Дневальные охраняют подразделение, дежурный выдаёт оружие, связисты бегут на посты, местные призывники едут на оповещение командного состава согласно маршрутам, водители выводят сбои аппаратные из боксов, а остальной контингент дружно опустошает оружейку, тащит всё на себе в парк и грузит в машины. Ящики с автоматами и патронами с трудом утаскивали на себе шесть крепких парней, поэтому все с нетерпением ждали, когда же учения закончатся.

Я же, наоборот, был очень доволен - меня записали основным посыльным по одному из маршрутов оповещения. Поэтому я, поднявшись по тревоге, не получая автомата, в каске и с вещмешком выдвинулся к штабу. Мимо меня из учебной роты пробежало зелёное резиновое чудовище. Это был солдат, отвечающий за радиационную защиту и облачённый в общевойсковой защитный комплект и противогаз. Он, распугивая окружающих и вселяя ужас в сердца тех, кому’ попадался на глаза, двигался в том же направлении, что и я - докладываться дежурному’ по бригаде. Я мысленно пожалел дежурного: увидеть такое исчадие ада в пять часов утра - удовольствие сомнительное.

Впрочем дежурным в тот день был майор Гой, И УДИВИТЬ его чем-то было сложно. Когда я ему доложился, он заявил:

- Боец, я когда жене в любви признаюсь, я громче говорю!

Я повторит сбой рапорт громче, чем признание жене майора Гоя, после чего загрузился в автобус и, как в студенческие годы - заснув головой на стекле, -отправился в родные края.

Когда утренняя публика, спешащая на работу, увидела выскочивших из зелёного автобуса парней в касках и бушлатах, послышались Возгласы «Война началась’», а мы тем Бременем побежали к одной из многоэтажек, в квартирах которой базировались офицеры нашей части. Перебудив всех их родственников, а заодно и ещё полподъезда, мы обнаружили, что все и без нас давно уехали в часть, получив сигнал по автоматическому телефонному’ оповещению, записанный голосом старшего прапорщика Передрия, и двинулись обратно в часть помогать таскать вытащенные в парк ящики с боеприпасами.

Серия учебных тревог спустя неделю закончилась, а у меня в памяти до самого дембеля оставались приятные воспоминания об открывшей мне дверь дочке комбата в домашнем платьице...

141-144 / 156 < >

Автор:
Янмэйская охота

Новенькую поставили в пару с Плаксой. Очень разумно: никто другой не захотел бы стать плаксиной напарницей. Всякая откупилась бы, отдав старшим сестрам половину свечи или ломоть сыра. А новенькая прибыла лишь третьего дня, никого не знала, да и свечного огарка у нее не имелось, что уж говорить о куске сыра…

Серия: Полари
 
Вечная Война 7 `Академия`

С одной стороны у тролля по имени "Смерть эльфам" все хорошо. Все попытки испортить ему жизнь в игре "волшебные Королевства" проваливаются одна за одной. Но враги не успокоились, наоборот! Они стали еще более изощереннее и теперь уже используют все возможности чтобы убрать со своего пути дорсадное препятствие в виде наглого нуба-выскочки. А если еще и один данженмастер по имени Мелкалакс замахнулся на... Впрочем читайте.

***

По: "Глава 24 « Прошлое и будущее. Обо всем понемногу»"

 
Первый Этап

Восточная и Западная империи на грани войны с Воулдом. Государство воинов закрылось на своих островах, и лишь малые отряды таросцев рыскают по материку в поисках двух дезертиров. Мроу изгнаны из своих лесов на северные границы.

Слуги Некроса все чаще показываются в городах, и ведут свои черные проповеди. Стены на краю мира непрерывно плачут кровавыми слезами. Слияние миров началось.

Как выжить в этом аду одаренному, лишь недавно вставшему на путь силы…

 
Магия ответа

Мой имплант сгорел, поквитаться бы,

Я с орбиты ждал не такой звезды…

Пусть теперь пустой, но в душе я воин!

На хвосте враги, что-то все хотят,

Бегать не привык, надо нападать…

Только Стражи Душ знают, что Иной я!

И-и-и в тот опасный миг

В разуме чужом…

Развернется кокон прочный!

И-и-и знаю, жженый пес,

Васек не подведет,

Разорвем врагов мы в клочья!

* * *

От автора: Монстры, врата, магическая энергия из всех щелей, интриги кланов и родов, и приятные (хотя скорее бесючие????) девушки. Герой непроходимо умный и хладнокровно тупой, бессовестно хватает с неба звезды (ловит сразу в первой же главе). Роялей море, с натянутой на козу логикой. Гарантирована пафосная серьезность, граничащая с юмором, но сдобренная кровью и зубами, летящими из челюстей (и у героя тоже????).

Правда, сначала герою придется туговато…

 
Я убил Бессмертного

18-летний парень, полжизни пролежавший в коме, открыл глаза. Его ноги не держат, руки еле поднимаются, а тело шатается от малейшего ветерка.

Старший сын и наследник великого клана Распутиных…

«Да он же сознанием как девятилетний ребёнок!» — сказали киллеры, узнав о новом заказе.

«Да он же сознанием как девятилетний ребёнок!» — повторили родственники, узнав, кто их новый глава клана.

«Да он же сознанием ИДИОТ!» — воскликнула его невеста, родители которой забыли в своё время разорвать помолвку.

И только я — тот, кто находился в его теле — понимал: Я НЕ БУДУ СКРЫВАТЬ СВОЮ СИЛУ.

 
Беседы палача и сильги

Их встреча не больше чем случайность.

Но что случится, когда они продолжат путь вместе?

Он жизней лишает. Она пытается чужие жизни сохранить…

Что и кто встретится им на дороге? И куда приведет их общий путь?

Внимание! Роман БОЛЬШОЙ! Цикла не предвидится. Предполагаемый объем: 100.000 слов. А может больше…

Внимание! Много путешествий, много разговоров, много "воды", много всего того, что НЕ ЭКШН!

Прежде чем приобретать — прочтите первые главы, пожалуйста.

Серия:
 
Волчье время

Могущественный темный маг предложил предводителю мятежников свои услуги, получив в обмен на свою помощь право проводить магические опыты на пленных.

Пропадают посланные в рейд разведчики. Крестьяне в деревнях болтают о «кромешниках». Узнать, что происходит, отправляется бастард по кличке Меченый, поклявшийся покончить с темным магом раз и навсегда. Но охотник в любую секунду может превратиться в жертву, а друзья не всегда смогут оказаться рядом - и тогда придется полагаться на того, кто всегда был твоим врагом.

Автор: Линн Рэйда
 
Летос

Катаклизм расколол некогда Единое королевство на множество герцогств. Магия уничтожила привычный мир, великие волшебники пали, герои поставлены на колени, и нищие сели на троны. Спустя тысячу лет после этих событий время смешало правду и ложь, подарив потомкам выживших нового бога – невежество.

Летос – мрачная земля на окраине искалеченного мира, где ночь приносит беду, а мертвые охотятся на живых. Именно в этом герцогстве сходятся пути героев, которые должны оживить мифы и легенды. Чтобы вспомнить прошлое. Или забыть его навсегда.

 
Автослесарь против культиваторов

Автослесарь провалился в открытый люк и оказался в мире культиваторов.

Простой русский мужик, против тысячелетних мастеров и богов! Смекалка, алкоголизм и распиздяйство поставят на колени весь мир и заставят его содрогнуться!


 
Кровь Бога. Книга шестая

Са́реф — молодой успешный человек, который погибает в родном мире. Необъяснимым способом перерождается в теле более молодого человека в совершенно другом мире, где существуют магия и различные создания из сказок прежнего мира. Насильственно Са́рефа подвергают инициации, и теперь он является природным врагом людей и других рас. Герой становится вампиром и должен выжить в новом мире, где в этом поможет пытливый ум и странная Система.

Но помимо вопроса выживания перед ним вскоре встанут моральные дилеммы и приближающаяся катастрофа.


 
Хроники Титоса. Том I. Тень над королевством.

Коротка память людей. Союз Четырех распался, теперь каждое королевство ведет собственную игру. Гонимая неутолимой жаждой славы, империя Идр вновь обратила свой взор на очередной континент, чтобы поглотить его и хоть ненадолго насытить свое бездонное брюхо. На юге фанатики нового культа разносят весть о скором рождении кровавого Бога, магией и мечом неся его слово. Древние расы, казавшиеся всего лишь нелепой фантазией художников на гравюрах, встрепенулись от долгого сна и выбрались из своих убежищ.

Титос — самое большое королевство на Тамборе, измученное шпионскими играми, ослабленное болезнью заговоров и раздираемое междоусобицами. Сможет ли оно выстоять в грядущей войне Богов, которая, подобно землетрясению, сотрясет весь Мир до его основания?

Продолжение истории Титоса.

Том II.


 
Убить топа 5

«Баттонскилл». Академия магов, скрывающаяся от всего мира за мишурой игрового сленга.

В один день Георгий получает приглашение в эту академию и узнаёт, что в его прошлом слишком много тёмных пятен. И не просто тёмных… Его отец — один из величайших злодеев прошлого, да и у матери не было нимба над головой.

Радость от новой жизни быстро проходит, потому что кто-то очень не хочет, чтобы он стал игроком. Система взломана, его класс — балласт, а его боевая группа изначально в числе самых слабых.

И путь назад, в обычные люди, лежит через особую процедуру…

 
Чистилище. Том 1-2

«Игра на опережение» – фантастический роман Алексея Губарева, вторая книга цикла «По кромке удачи», боевая фантастика, космическая фантастика, попаданцы.

Триумфальное возвращение победителя с Арены, планеты-амфитеатра, на которой решаются судьбы миров, заканчивается совершенно неожиданно. Вместо родного дома Фёдор попадает в камеру и получает обвинение в двойном убийстве. Но, играющие в свои игры политики не знают, кого они решили сломать. Едва наш герой справляется с этой проблемой, как узнаёт, что большей части населения грозит скорая гибель, а нашей планете уготована страшная участь. И вот уже в космическом пространстве несётся крейсер исчезнувшей расы, в поисках законсервированных баз и тайных схронов, готовясь дать достойный отпор рабовладельцам, решившим превратить Землю в поле для выращивания запрещенных в Альянсе наркотиков.

 
Волчье время

Могущественный темный маг предложил предводителю мятежников свои услуги, получив в обмен на свою помощь право проводить магические опыты на пленных.

Пропадают посланные в рейд разведчики. Крестьяне в деревнях болтают о «кромешниках». Узнать, что происходит, отправляется бастард по кличке Меченый, поклявшийся покончить с темным магом раз и навсегда. Но охотник в любую секунду может превратиться в жертву, а друзья не всегда смогут оказаться рядом - и тогда придется полагаться на того, кто всегда был твоим врагом.

Автор: Линн Рэйда
 
Первый хранитель Бездны 3: ведьма апокалипсиса

Слухи о возрождении древней ведьмы, повелительницы Диких Земель, сотрясли Великую Западную империю. Новый могущественный игрок появился на карте континента и с его интересами придется считаться. Более того, древнее пророчество из глубины веков, вновь стало актуально среди мудрецов, назвавших повелительницу Диких Земель — Ведьмой Завершения, что принесет конец этому миру.

Автор:
 
Дворянство, т.I

Медленно и неотвратимо Ойкумена погружается в бездну грандиозной катастрофы, какой не случалось уже много веков. Ведь в стране два Императора, а это все равно, что ни одного. Скоро пламя разрушительной междоусобицы поглотит землю, уничтожая все на своем пути. Так будет... возможно. Ибо ничто не предопределено, а судьба - не приговор. Мечи покоятся в ножнах, а боевые штандарты не развернуты, и надежда уберечь хрупкий мир еще жива.

Серия: Ойкумена
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «»


Новинки месяца жанра «»

 Жанры книг


 Новые обзоры