Книги жанра «Афоризмы»

 Название
 Автор
 Серия
Цитаты гениального убийцы

25 цитат из великого романа «Театр мистера Фэйса». Уникальные зарисовки из уст циничного убийцы. Его жертвы – это демоны в человеческом обличье…


«В жизни есть три вещи: когда веришь в лучшее, когда не веришь в лучшее и когда лучшее уже не верит в тебя» (c).


 
Библия Денег. Философия и природа денег

Мудрость без поступков стоит недорого, но потенциальный доход от мудрости огромен. Книги «Разномыслия» продаются по 99 центов, потому что это лотерейный билет. Если ты сможешь воспользоваться тем, что тут написано, ты заработаешь миллионы, если нет, ты потеряешь 99 центов. Играем? Несколько тысяч полезных и практичных мыслей, закономерностей и наблюдений о деньгах и их природе. Вникнув в смысл этой книги, ты узнаешь 100 % того, что тебе нужно знать о деньгах.

Серия:
 
Королевский шут. Экономика и Государство

Нашему обществу не хватает одной очень важной государственной должности. Государственный Шут. Это такой человек, который будет иметь право говорить правителям, министрам и прочим власть имущим… не только то, что они хотят слышать, или то, что выкрикивает официальная оппозиция (поддерживаемая конкурирующими кланами, олигархами и соседними государствами). Но и нечто… доброе, светлое и правильное…

Серия:
 
55 афоризмов Андрея Ангелова

Автор сам по себе писатель/афорист и в книге лишь малая толика его высказываний.


«Своя тупость отличается от чужой тем, что ты её не замечаешь» (с).


 
Мысли на ветер. Афоризмы, цитаты, записные книжки

Книга представляет собой наиболее полное на сегодняшний день собрание афоризмов, фраз и метких выражений, извлечённых из прозы, стихов, пьес, публицистики, интервью и записных книжек известного российского писателя, драматурга и общественного деятеля Юрия Полякова.

Серия:
 
Благие мысли. По творениям преподобных Оптинских старцев.

Данная работа представляет собой сборник изречений на различные духовно-нравственные темы, взятые из творений преподобных Оптинских старцев и расположенные в алфавитном порядке.


Издание рассчитано на широкий круг православных читателей.

Серия:
 
1000 лучших афоризмов человечества

«Урожай самых мудрых и прекрасных наблюдений над человеческими нравами снят, и нам остается лишь подбирать колосья, оставленные древними философами и мудрецами», – эти слова Жана де Лабрюйера, знаменитого французского мыслителя и публициста, как нельзя лучше выражают смысл нашего издания. Сокровищница человеческой мудрости открыта для пытливых…

Автор:
Серия:
 
Англо-американские афоризмы

Редакция начинает печатать афоризмы в переводе с разных языков из собрания Натальи Перовой, переводчика, издателя московского издательства «Глас».

Афоризм Гилберта Кийта Честертона: «Чтобы на истину обратили внимание, надо перевернуть ее вверх ногами» — можно считать самым точным и глубоким определением афоризма.

Серия:
 
Афоризмы о любви. Мужчина и женщина

В этой книге собраны изречения о любви от древнейших времен и до наших дней. Они вышли из-под пера поэтов, писателей, философов, музыкантов, врачей, религиозных и политических деятелей.

Книга предназначается для широкого круга читателей.

Серия:
 
Афоризмы, цитаты

Саша Гитри (Александр Жорж Пьер Гитри) — французский писатель, актёр, режиссёр и продюсер. Плодовитый драматург, написал более сотни пьес и снял по некоторым из них фильмы.

Автор: Гитри Саша
Серия:
 
Дзэнские притчи

Дзэнские притчи, парадоксальные и остроумные, пользуются необыкновенной популярностью, их с удовольствием читают во всем мире.

Автор: Сборник
Серия:
 
Жить – не тужить. Изречения Амвросия Оптинского

Изречения любимого батюшки Амвросия сохранены его духовными чадами. Эти маленькие рассказы передаются из уст в уста, остаются в памяти людей и приносят несомненную пользу: дают мудрое наставление и теплое утешение – ведь они озарены его отеческой любовью и улыбкой.

Серия:
 
Избранные афоризмы

В этой книге известный философ и астролог Авессалом Подводный собрал свои наиболее яркие афоризмы, притчи и просто фразы, наполненные легкостью, изяществом и любовью, которой автор щедро делится с читателем. Истина высказываний проверена и отшлифована временем и событиями.


Для широкого круга читателей.

 
Изобретатель вечности: Повести, рассказы, очерки

Главная тема новой книги Феликса Кривина — человек и время. «В какое бы время мы ни жили, мы не должны думать, что история совершается без нас, — то, что происходит при нас, происходит при нашем участии», — утверждает автор в повести «Я угнал Машину Времени», построенной на материале второй мировой войны.

Предисловие редактора

В этом разделе автор берет на себя смелость выступить в роли редактора и, надеясь избежать читательского суда, представляет на суд читателей трех начинающих фантастов. Нет никакого сомнения, что Н. Ютон, Альф Ипсилон и Сель Ави заинтересуют любителей печатного слова, как они до сих пор интересовали любителей слова непечатного, поскольку их произведения впервые попадают в печать.

Что характерно для этих писателей?

Н. Ютон твердо верит, что наука способна на все, но это нисколько не пугает его, а, наоборот, наполняет его бодростью и энтузиазмом. Научно-технический прогресс не вызывает у него ни тревоги, как у Альфа Ипсилона, ни холодного скептицизма, как у Селя Ави. Н. Ютон смотрит на мир широко открытыми глазами младенца, твердо верящего в то, что его устами глаголет истина. Несмотря на молодость автора (ему нет еще и сорока лет), его перу принадлежат объемистые романы, которые, впрочем, печатаются здесь в сокращении. Так, роман «Время» в своем расширенном варианте является своеобразной хроникой нескольких поколений. Родоначальник семейства, некий Стевиц, был настолько беден, что не имел даже собственных часов и вынужден был спрашивать время у первого встречного. Потомки его разбогатели и уже никого ни о чем не спрашивали, никого вообще не замечали вокруг. И время жестоко отомстило им за себя, время вообще мстит за себя, когда о нем долго не спрашивают.

Альф Ипсилон тоже романист (печатается в сокращении), романы его посвящены вечным и безграничным проблемам времени и пространства, но его произведения пронизывает тревога за них, а также за живущего в них (в пространстве и времени) человека. В романе «Такси» автор с присущей ему остротой и вместе с тем широтой размышляет о прошлом и будущем, а также об отношении настоящего к тому и другому. Особенно памятна его фраза (выпавшая в процессе редактирования): «Настоящее из прошлого строит будущее и само превращается в прошлое, чтобы было из чего строить будущее в будущем настоящем». Стоит обратить внимание, как легко удалось начинающему автору вместить в одну фразу прошлое, настоящее и будущее. Публикуемый вариант романа является результатом кропотливой редакторской работы по устранению всего вторичного и необязательного, благодаря чему роман легко и быстро читается, в чем с удовлетворением убедится читатель.

Что можно сказать о третьем авторе?

Сель Ави, самый старший из начинающих фантастов (хотя, если верить ему, ему нет еще и пятидесяти) уже ничем не вдохновляется, как вдохновляется Н. Ютон, и ни о чем не тревожится, как тревожится Альф Ипсилон. Сель Ави холоден. Ироничен. Немногословен. Он пишет не романы, а короткие рассказы, почти не требующие сокращения. Сель Ави не верит, что прогресс науки — это в широком смысле прогресс, он не станет летать на ушах и питает полное равнодушие к сахару (как это можно заметить в рассказе «Цирк»). Его не соблазняет карьера Брюна (смотри одноименный рассказ), хотя, как истинный писатель, он знает цену молчанию. И все же иногда его равнодушие — и к сахару, и ко всему остальному — вдруг всколыхнется судорожной тревогой: Мария осталась на Земле (смотри рассказ «Мария»). И тогда он срывается с места и летит к этой Земле, где люди любят, борются и страдают, где они умирают — пусть бессмысленно, это неважно, что смерть лишена смысла, важно, чтоб его не была лишена жизнь.

В рассказе «Органавты», к сожалению, еще не завершенном редактированием, неорганическая материя взывает к материи органической: «Органавты! — так она называет ее. — Органавты! Наша планета— самая безжизненная из всех планет! Оставляйте жизнь только на нашей планете!» Эта ирония Селя Ави может быть понята как тоска по настоящей, органической жизни.

Что я еще могу сказать как редактор?

Все эпитеты — заменены.

Все метафоры — заменены.

Во всех возможных случаях изменены имена героев.

Прямая речь заменена авторской.

Авторская — прямой.

Остается надеяться, что публикуемым произведениям предстоит долгая жизнь, в которой будет доредактировано то, что недоредактировано в первом издании.

Рассказы о языке

Рассказ врача
(Рассказ жаворонка)

(Рассказ зяблика)

(Рассказ кролика)
Серия:
 
Изобретатель вечности: Повести, рассказы, очерки

Главная тема новой книги Феликса Кривина — человек и время. «В какое бы время мы ни жили, мы не должны думать, что история совершается без нас, — то, что происходит при нас, происходит при нашем участии», — утверждает автор в повести «Я угнал Машину Времени», построенной на материале второй мировой войны.

Предисловие редактора

В этом разделе автор берет на себя смелость выступить в роли редактора и, надеясь избежать читательского суда, представляет на суд читателей трех начинающих фантастов. Нет никакого сомнения, что Н. Ютон, Альф Ипсилон и Сель Ави заинтересуют любителей печатного слова, как они до сих пор интересовали любителей слова непечатного, поскольку их произведения впервые попадают в печать.

Что характерно для этих писателей?

Н. Ютон твердо верит, что наука способна на все, но это нисколько не пугает его, а, наоборот, наполняет его бодростью и энтузиазмом. Научно-технический прогресс не вызывает у него ни тревоги, как у Альфа Ипсилона, ни холодного скептицизма, как у Селя Ави. Н. Ютон смотрит на мир широко открытыми глазами младенца, твердо верящего в то, что его устами глаголет истина. Несмотря на молодость автора (ему нет еще и сорока лет), его перу принадлежат объемистые романы, которые, впрочем, печатаются здесь в сокращении. Так, роман «Время» в своем расширенном варианте является своеобразной хроникой нескольких поколений. Родоначальник семейства, некий Стевиц, был настолько беден, что не имел даже собственных часов и вынужден был спрашивать время у первого встречного. Потомки его разбогатели и уже никого ни о чем не спрашивали, никого вообще не замечали вокруг. И время жестоко отомстило им за себя, время вообще мстит за себя, когда о нем долго не спрашивают.

Альф Ипсилон тоже романист (печатается в сокращении), романы его посвящены вечным и безграничным проблемам времени и пространства, но его произведения пронизывает тревога за них, а также за живущего в них (в пространстве и времени) человека. В романе «Такси» автор с присущей ему остротой и вместе с тем широтой размышляет о прошлом и будущем, а также об отношении настоящего к тому и другому. Особенно памятна его фраза (выпавшая в процессе редактирования): «Настоящее из прошлого строит будущее и само превращается в прошлое, чтобы было из чего строить будущее в будущем настоящем». Стоит обратить внимание, как легко удалось начинающему автору вместить в одну фразу прошлое, настоящее и будущее. Публикуемый вариант романа является результатом кропотливой редакторской работы по устранению всего вторичного и необязательного, благодаря чему роман легко и быстро читается, в чем с удовлетворением убедится читатель.

Что можно сказать о третьем авторе?

Сель Ави, самый старший из начинающих фантастов (хотя, если верить ему, ему нет еще и пятидесяти) уже ничем не вдохновляется, как вдохновляется Н. Ютон, и ни о чем не тревожится, как тревожится Альф Ипсилон. Сель Ави холоден. Ироничен. Немногословен. Он пишет не романы, а короткие рассказы, почти не требующие сокращения. Сель Ави не верит, что прогресс науки — это в широком смысле прогресс, он не станет летать на ушах и питает полное равнодушие к сахару (как это можно заметить в рассказе «Цирк»). Его не соблазняет карьера Брюна (смотри одноименный рассказ), хотя, как истинный писатель, он знает цену молчанию. И все же иногда его равнодушие — и к сахару, и ко всему остальному — вдруг всколыхнется судорожной тревогой: Мария осталась на Земле (смотри рассказ «Мария»). И тогда он срывается с места и летит к этой Земле, где люди любят, борются и страдают, где они умирают — пусть бессмысленно, это неважно, что смерть лишена смысла, важно, чтоб его не была лишена жизнь.

В рассказе «Органавты», к сожалению, еще не завершенном редактированием, неорганическая материя взывает к материи органической: «Органавты! — так она называет ее. — Органавты! Наша планета— самая безжизненная из всех планет! Оставляйте жизнь только на нашей планете!» Эта ирония Селя Ави может быть понята как тоска по настоящей, органической жизни.

Что я еще могу сказать как редактор?

Все эпитеты — заменены.

Все метафоры — заменены.

Во всех возможных случаях изменены имена героев.

Прямая речь заменена авторской.

Авторская — прямой.

Остается надеяться, что публикуемым произведениям предстоит долгая жизнь, в которой будет доредактировано то, что недоредактировано в первом издании.

Рассказы о языке

Рассказ врача
(Рассказ жаворонка)

(Рассказ зяблика)

(Рассказ кролика)
Серия:
 
История нас оправдает. Так говорили команданте

Двое были главами государств, один – министром. Но они вошли в историю как команданте. Это высшее звание среди повстанцев, которые намеренно не присваивали друг другу более высокого воинского звания, чем майор. Команданте больше привыкли стрелять, чем рассуждать, и личности их очень неоднозначны. Но они зажгли пламя борьбы и повели свои народы за собой. Их слова стали девизами и лозунгами латиноамериканских революций.

Серия:
 
Караван жизни. Рубаи

Омар Хайям – астроном, математик, врач, философ, поэт. Был ли такой человек на самом деле? Жизнь Омара Хайяма окутана легендами, мифами и домыслами. Мы даже не знаем точно, сколько четверостиший принадлежит Хайяму, а сколько – перу его последователей. Точно известно только одно – перед нами величайший поэтический гений, чье творчество исполнено мудрости, дерзости, юмора и любви.

Автор: Хайям Омар
Серия:
 
Книга непокоя

Впервые опубликованная спустя пятьдесят лет после смерти Фернандо Пессоа (1888–1935), великого португальского поэта начала XX столетия, «Книга непокоя» является уникальным сборником афористичных высказываний, составляющих автобиографию Бернарду Соареша, помощника бухгалтера в городе Лиссабоне, одной из альтернативных личностей поэта. Эта «автобиография без фактов» — проза поэта или поэзия в прозе, глубоко лиричные размышления философа, вербальная живопись художника, видящего через прозрачную для него поверхность саму суть вещей.

«Книга непокоя» призвана, загипнотизировав читателя, ввести его в самое сердце того самого «непокоя», той самой жажды-тоски, которыми переполнены все произведения Пессоа.

В новом переводе Александра Дунаева. Настоящее издание также дополнено заметками и отрывками из писем Фернандо Пессоа.

Серия:
 
Ларец афоризмов

«Ларец афоризмов» это изречения разных авторов, выбранные составителем из сборников, книг, журналов и интерентовских ресурсов, в частности были использованы сборники: «Кладезь мудрости: Афоризмы» (сост. Ткачева О.В., АВС, 2000), «Бог не ангел: афоризмы» (сост. К. Душенко, ЭКСМО, 2000), «Мысли, афоризмы и шутки выдающихся женщин» (сост. К. Душенко и Г. Манчха, ЭКСМО, 2000), К. Душенко «Афористикон или самый толковый словарь» (ЭКСМО, 1999), «Всё по науке: Афоризмы» (ЭКСМО, 2000), «2000 лучших афоризмов» (ЭКСМО, 2000), Губерман И.М. «Избранное» (Русич, 2002), Поляков Ю.М. «Козленок в молоке» (Росмэн, 2003) Круглов А. «Словарь от А до Я» и др., а также сайты: http://www.wtr.ru/aphorism, http://www.foxdesign.ru/aphorism/, http://www.aphorism.ru http://www.kaschey.nm.ru, http://www.kaschey.by.ru, http://syy.narod.ru/wordsd.htm/, http://zadig.narod.ru, http://nvekshin.narod.ru.

Серия:
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Афоризмы»


Новинки месяца жанра «Афоризмы»

 Жанры книг


 Новые обзоры