Интернет-библиотека NemaloKnig.net: читай-качай!

Скрипаль Сергей Владимирович - книги автора

Творчество автора (Скрипаль Сергей Владимирович) представлено в следующих жанрах: Проза, О войне, Документальная литература, Биографии и Мемуары
Творчество автора (Скрипаль Сергей Владимирович) представлено в следующих сериях книг: Контингент

 Название
 Серия
 Жанр
Жизнь и приключения Федюни и Борисыча

Пройдена половина жизни, но дружбу с детства не только пронесли через школьные годы и юность, не только закалили в огне Афганистана, но и донесли до наших дней два весёлых человека, ровесника, односельчанина. Повесть многопланова и не только рассказывает о жизни двух друзей, но и проводит исследование исторического среза жизни людей, рождённых в прошлом веке в не существующем сегодня государстве, участвующих в сегодняшнем непростом становлении новой России.

Серия:
 
Мой друг – предатель

Сержант Дацко по прозвищу Пловец больше года топчет афганские горы, рискует жизнью и теряет друзей. Всякое бывало. Но такого с ним еще не случалось: сапер Сопилкин из его отделения сбежал с блокпоста и перешел на сторону душманов! В одном из боев его подстрелили. Сначала думали, что убили моджахеда, а когда подошли ближе, то увидели своего бывшего товарища. И тогда в голове Дацко вспыхнули вопросы: что же это за война такая? Кто здесь друг, а кто враг? Кому верить? А главное, ради чего все эти смерти и потери?

Серия:
 
Обреченный контингент

Солдаты и офицеры, обильно поливая раскаленную землю своей кровью, лезут через минные поля, чтобы захватить стратегически важное селение. Кишлак взят, но вскоре в клочья разорванный полк вынужден уйти с захваченной территории… Это книга о величайшем взлете человеческой души, о том, что пережили, выстрадали и вынесли из той войны обыкновенные парни. Книга поражает своей правдивостью, откровенностью, простотой и в то же время красочностью изложения.

Серия: Контингент
 
Серия:
 

Схожие по жанру новинки месяца

  •  Московские коллекционеры
     Семенова Наталия Юрьевна
     Наука, Образование, История, Документальная литература, Биографии и Мемуары

    То, что сагу о московских коллекционерах написала Наталия Семенова, неудивительно. Кому ж еще? Одна из первых красавиц московского искусствоведческого мира, она никогда не гнушалась не самой, увы, заметной и завидной в своей профессии работы: сидела в архивах, копала, выкапывала, искала свидетелей, собирала по крупицам, копила знание, которое долгие годы казалось не особо-то и нужным. Она не хотела петь надменно-капризным голосом о красоте мазка и изяществе линий, как это делали ее коллеги разных поколений, но предпочитала знать об искусстве нечто куда более вещественное: как оно живет в реальном мире, сколько стоило и стоит, кто его покупает, где оно оседает. Сначала интерес был чисто академическим, но постепенно Москва обросла коллекционерами новой формации, в которых профессиональный историк не мог не увидеть черты московского купечества, на рубеже ХIХ-ХХ веков подорвавшего монополию аристократии на собрания высочайшего качества. Попытка понять тех коллекционеров показалась Семеновой актуальной. Эта книга — о людях, семьях, покупках и продажах. Но еще она о страсти — потому что собрать настоящую, вошедшую в историю коллекцию может только человек, захваченный этой страстью как болезнью (Семенова называет это "дефектный ген"). Главные ее герои — Сергей Щукин, Иван Морозов, Илья Остроухов. Но суть этой книги составляют не столько истории большой тройки, сколько вообще особый мир московского купечества. Там все другу другу в той или иной степени родственники, живут рядом, у всех куча детей, которые вместе учатся, в своем кругу женятся, пересекаются в путешествиях и делах. Там каждый со своими тараканами, кто-то сибарит, а кто-то затворник, кто-то бежит от всего русского, как от заразы, а кто-то не может себе помыслить жизни иной, чем московская, кто-то говорит на пяти языках, а кто-то и на русском-то до конца жизни плохо пишет, а собирает безошибочно. Одни сорят деньгами, другие не дадут и лишней полтины. И из круговерти этих характеров и причуд рождаются удивительные собрания. Русские купцы скупают Гогенов и Сезаннов, влюбляются в полотна мало кому нужного и в Париже Матисса, везут Пикассо в не переварившую еще даже импрессионистов Москву, где публика на это искусство смотрит, "kak эскимосы на патефон". Читать об этом русском чуде чрезвычайно увлекательно. Книга просто написана, но ее автору безоговорочно веришь. Академического труда, в такой степени фактологически наполненного, еще нет. Про "искусство и деньги" у нас все еще говорят вполголоса — но не Семенова. Лиза Бергер        

  •  Свидетель века. Бен Ференц – защитник мира и последний живой участник Нюрнбергских процессов
     Гут Филипп
     Наука, Образование, Юриспруденция, Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    Это была сенсационная находка: в конце Второй мировой войны американский военный юрист Бенджамин Ференц обнаружил тщательно заархивированные подробные отчеты об убийствах, совершавшихся специальными командами – айнзацгруппами СС. Обнаруживший документы Бен Ференц стал главным обвинителем в судебном процессе в Нюрнберге, рассмотревшем самые массовые убийства в истории человечества. Представшим перед судом старшим офицерам СС были предъявлены обвинения в систематическом уничтожении более 1 млн человек, главным образом на оккупированной нацистами территории СССР. Позже Ференц был центральной фигурой в переговорах о выплате Германией компенсаций жертвам Холокоста, внес весомый вклад в выработку Определения агрессии ООН и в создание Международного уголовного суда. Книга основана на личных беседах автора, швейцарского исследователя Филиппа Гута, с Беном Ференцем, а также на широком круге исторических документов. Ответственным научным редактором российского издания выступил судья международных трибуналов ООН по Руанде и бывшей Югославии (в отставке), профессор Б.Р.Тузмухамедов, комментарии были подготовлены специалистом по немецкой истории, профессором О.Ю.Пленковым.


    В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

  •  Записки странствующего журналиста. От Донбасса до Амазонки
     Ротарь Игорь Владимирович
     Документальная литература, Публицистика, Проза, О войне

    Евгений Сатановский: «На страницах этой книги перед читателем развернется удивительная географическая мозаика — Россия и постсоветское пространство, Восточная Европа и Балканы, США и Латинская Америка, Африка и Афганистан, Ближний Восток и Карибы… А поскольку наблюдательность у Игоря Ротаря редкостная, в итоге складывается впечатление, что сам с ним во всех объезженных им уголках планеты побывал. Что несомненно лучше и много безопаснее для читателя, чем пытаться повторить его маршруты, большая часть которых в высшей степени нетуристическая…»

    Известный военный репортер Игорь Ротарь работал в Чечне, Грузии, Таджикистане, Донбассе, Афганистане, Руанде, Боснии и Герцеговине, Косово, Албании. Не раз был на волосок от смерти. В Чечне пил чай с террористом Шамилем Басаевым, а в Афганистане моджахеды приняли его за диверсанта. Однако горячие точки не единственная «страсть» Игоря Ротаря. Он постоянно путешествует по отдаленным «непокоренным» цивилизацией районам мира: Ротарь бродил по саванне с масаями в Африке и жил среди индейцев Амазонки и Анд. В его новой книге много «охотничьих рассказов». Ведь бандиты, джунгли, войны — неотъемлемая часть жизни самого автора. Кроме того, путешествия Игоря Ротаря совпали с глобальными переломами современной истории и он был очевидцем большинства судьбоносных событий. Так что, эту книгу без преувеличения можно назвать кратким содержанием эпохи…

  •  Согласие. Мне было 14, а ему – намного больше
     Спрингора Ванесса
     Документальная литература, Биографии и Мемуары,

    Ванессе было 13, когда она встретила его. Г. был обаятелен, талантлив, и не спускал с нее глаз. Вскоре он признался ей в своих чувствах, Ванесса впервые влюбилась, хоть и с самого начала понимала: что-то не так.

    Почему во Франции 80-х гг. был возможен роман между подростком и 50-летним писателем у всех на виду? Как вышло, что мужчина, пишущий книги о своих пристрастиях к малолетним, получил литературные премии и признание?

    Книга стала сенсацией в Европе, всколыхнув общественность и заставив вновь обсуждать законодательное установление «возраста осознанного согласия», которого во Франции сейчас нет.

    В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

  •  Личная корреспонденция из Санкт-Петербурга. 1857–1862
     Шлёцер Курд фон
     Документальная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика

    В настоящем издании представлен перевод с немецкого языка на русский личной корреспонденции прусского дипломата и историка Курда фон Шлёцера за период с 1857 по 1862 гг., когда он исполнял должность секретаря прусской королевской дипломатической миссии в Санкт-Петербурге. Этот интересный источник впервые был опубликован на немецком языке в Германии в 1921 г., но до настоящего времени остался практически неизученным как в немецкой, так и в российской историографии. По информативности его письма сопоставимы с петербургской корреспонденцией Отто фон Бисмарка, а в некоторых случаях даже более содержательны. Они передают интересные сведения о международном положении Российской империи, об отмене крепостного права и железнодорожном строительстве в России, перспективе внутриполитических преобразований в целом. Важную информацию прусский дипломат сообщает о российских государственных деятелях и российской элите, немецком мире российской столицы того времени. Перевод петербургской корреспонденции Шлёцера сопровождается сносками, примечаниями, указателем имен, указателем географических названий, топографическим указателем по Санкт-Петербургу.

  •  Ванга
     Балашова Виктория Викторовна
     Документальная литература, Биографии и Мемуары

    Жизнь знаменитой болгарской пророчицы Ванги — это рассказ о женщине, которая вынуждена была начать делать предсказания, просто чтобы заработать на пропитание, но впоследствии так и не смогла оставить данное занятие. Ванга пережила голод, нищету и болезни. Однако, когда в её дом пришёл достаток, слишком многие захотели воспользоваться этим. Незрячая женщина не познала ни счастья в личной жизни, ни удовлетворения от своей работы, ни человеческого тепла. Она умирала полностью разочарованной в людях, с горечью осознавая собственное одиночество. Активно давая советы окружающим, Ванге не удалось справиться со своими проблемами, предсказать себе более счастливую судьбу. Невыносимым бременем назвала пророчица свою жизнь, полную лишений и страданий.

 Жанры книг


 Новые обзоры